Ирина КОЗЛОВА, преподаватель математики Тимашевского образовательного центра:

- Может быть, «малый» ЕГЭ как форма итоговой аттестации выпускников девятых классов и нужен, но есть много вопросов, на которые необходимо получить ответы. Они связаны с содержанием контрольно-измерительных материалов и организацией проведения экзамена. Кроме вопросов, есть еще некоторые нюансы, психологические, например. Я спрашиваю своих ребятишек: что вас пугает? Они говорят: почему нашей любимой учительницы не будет вместе с нами? Психологию ребятишек никто не учитывает. А с точки зрения структуры самого теста меня не устраивает, что на первую часть отводится 60 минут. Для слабо подготовленных учеников (а ведь могут быть различные причины, и от природы не все математику могут знать так хорошо) 60 минут очень мало.

Галина МИНЕНКОВА, заместитель директора по учебно-воспитательной работе Тимашевского образовательного центра:

- Уже шестой год наши одиннадцатиклассники сдают ЕГЭ, мы, можно сказать, привыкли к нему, воспринимаем этот экзамен как обычное дело. А вот в

9-м классе не все так гладко. О том, что будто бы будет «малый» ЕГЭ, мы слышали. Учителя отнеслись к этой информации по-разному. Кто-то сразу перестроился. Кто-то готовился и к традиционной форме, и к новой. А кто-то надеялся, что поговорят и бросят. Точку поставил документ, который пришел довольно поздно, только в феврале. Он прояснил: «малый» ЕГЭ будет, определил примерные формы технологий этого экзамена, и тогда наши учителя начали серьезно к нему готовиться. Мы в своей школе провели опрос всех участников образовательного процесса - и педагогов, и учащихся, выпускников 9-го класса, и родителей. Оказалось, что педагоги больше всего боятся этой аттестации. А меньше всего - дети. Может быть, потому, что им не с чем пока сравнивать, поскольку это их первая аттестация. Хотя дети тоже разные. Больше других боятся экзамена успешные, очень исполнительные, дисциплинированные ученики. Оставшейся части, по-моему, все равно, где будет проходить экзамен и с каким экспертом-учителем. Им даже понравилась эта форма - поставил крестики и получил заслуженное «три». Мы уже говорили о том, что 60 минут на первую часть по математике - мало. Мы получили документ, в котором сказано, что по решению Министерства образования и науки Самарской области время может быть продлено до 90 минут. Нас смущает эта фраза. Так продлят или не продлят?

Ольга ЗАВАРЫКИНА, преподаватель русского языка и литературы школы №9 города Отрадного:

- Традиционно мы писали изложение в течение 4 часов. Сейчас на ЕГЭ дается столько же времени, но задания состоят из трех блоков: блок А - изложение, блок B - тесты, блок С - сочинение-рассуждение. Однако мы не знаем, какое количество тестов будет в блоке В. Первый нормативный документ, который мы получили, содержал всего четыре варианта тестов, второй - уже десять. С блоком С также есть проблемы. Сначала в нормативных документах говорилось, что требуется не менее 70 слов, сейчас - не менее 150 слов. И на все про все - только четыре часа.

Надежда ИГОНИНА, директор школы №8 города Отрадного, учитель истории и обществознания:

- Сколько детей реально сможет справиться с итоговыми испытаниями в 9-м классе? Мне кажется, что большинство ребят физически не выполнят предложенные задания в установленное время. В этом году я выпускаю одиннадцатиклассников. Обществознание как предмет по выбору стоит на одном из первых мест, потому что во многих вузах он востребован. Но что получается? Я должна, с одной стороны, развивать компетентности, учить детей критически мыслить. Но если я буду проводить проблемные семинарские занятия и уроки-дискуссии, где ребята будут учиться рассуждать критически, я боюсь, тогда они уровень А не выполнят. На серьезную подготовку просто не хватит времени.

Халида КАНДРАШЕВА, учитель математики школы №9 города Отрадного:

- Просмотрев варианты ЕГЭ по математике, хочу сказать, что первая часть не покажет качество знаний ученика. Почему? Очень большой объем тестовой работы, где ученик может наобум обвести кружочком. Кроме того, в первой части даются варианты ответов. Как ученик решал, что он делал, мы не узнаем. И есть вторая часть. Она действительно отражает знания ученика. Во второй части он обоснует каждый свой ответ. Но дело в том, что вторую часть не все смогут выполнить, особенно если взять задания четвертое и пятое. Там параметры, там модули. А в школьных учебниках заданий по этой теме почти нет. В школах, где есть факультативы, этот материал можно отработать. Там, где нет факультатива, его проходят вскользь. Сейчас, когда мы столкнулись с проблемой подготовки к ЕГЭ, нам приходится заниматься в дополнительное время, на уроке мне нужно отработать первую часть, чтобы ученик сдал на оценку «три». А вот вторую часть на более высокую оценку осваиваем после уроков. У меня возникает вопрос: те, кто создавал эти контрольно-измерительные материалы, посмотрели учебники? Ведь часов не хватает. По программе - пять часов математики. В нашей школе есть еще один час математики из резерва школьного компонента. Но пять часов мало. Два часа на геометрию, три - на алгебру, а объем очень большой. Просмотрев недавно новый учебник по математике, где добавлена статистика, теория чисел, я поняла, что при такой нагрузке, как сейчас, за четыре часа алгебры мы эту программу не осилим.

Лариса КОРМИЛЕВА, учитель математики Тимашевского образовательного центра:

- Сегодня у нас действует пятибалльная система оценивания знаний учеников. Из этих пяти баллов, как правило, мы ставим четыре. При проведении промежуточных контрольных работ, самостоятельных, домашних и так далее. Самый первый балл мы практически не используем. А за экзаменационные работы, как правило, ставим только три оценки. Почему бы учителю не разрешить ставить двойку? Почему нас должна оценивать независимая экспертиза? Почему я сама не могу двойку своему двоечнику поставить? Я сама знаю, кто у меня двоечники, почему мне должна об этом сказать независимая экспертиза? И еще одно: почему бы не разрешить в 11-м классе на ЕГЭ по математике пользоваться справочным материалом? Наша задача - научить ребят пользоваться справочной литературой. В справочниках по математике - тысячи страниц. Мы должны научить их использовать формулы в задачах. А мы тренируем память.

Нина ПРОНЬКИНА, заместитель директора по учебно-воспитательной работе школы №6 города Отрадного:

- Если в 11-м классе ЕГЭ дает шанс поступить в высшее учебное заведение, то что он дает в

9-м классе? Качество знаний проверим? Не проверим. Потому что часть первая - это тесты. Мы знаем, что ребенок, обведя наугад, может действительно правильно ответить. Кому как повезет. Часть вторая? Там пять заданий. Да, проверяется качество знаний. Но опять же я соглашаюсь с учителями, которые говорили, что четвертое и пятое задания очень сложные. Их, может быть, и сможет выполнить ребенок, наделенный математическим складом ума. А другие как? Тогда для чего нужно это испытание? Для поступления в профильную школу? Но в нее принимают без экзаменов.

Татьяна НИКОЛАЕВА, заместитель директора школы №2 города Отрадного:

- В инструкции записано, что если ребенок не решил 8 заданий из первой части, то вторая часть не учитывается при выставлении оценки. Ребенок может растеряться. Он первый раз сдает экзамен в такой форме. Мне кажется, это неправильно.

Татьяна ЕВТЮТОВА, директор школы №2 города Отрадного:

- Итоговая аттестация в девятом классе нам обязательно нужна, чтобы подвести итог работы каждого учителя. Формы могут быть разные. Почему мы должны это делать? Потому что каждые пять лет мы проходим аттестацию. И в ходе аттестации учеников первой, второй и третьей ступеней тестируют. Это наши основные показатели. У нас аттестация делится на части - нормативно-правовая база, администрирование и знания наших учащихся. Мы в любом случае отслеживаем их качество начиная с первого класса, по-разному контролируя работу учителей и знания, умения, компетентности учеников. В нынешнем учебном году, когда мы планировали работу школы, возник даже такой вопрос: а не провести ли нам промежуточную аттестацию на выпуске в четвертом классе, чтобы проверить, насколько дети готовы к переходу на вторую ступень обучения.

Наталья ОБУХОВА, учитель русского языка и литературы кинель-черкасской средней школы №2:

-Тридцать четвертый год работаю, заслуженный учитель. У меня в этом году два девятых класса. Один посильней, в другом очень слабые ученики. Почему я страшусь этой аттестации? Да потому что столько лет работала, никогда не выпускала учеников с двойками, а в этот раз? Я опозорюсь. Мне будут говорить: почему не научила их хотя бы на тройку. И никто не обращает внимания на то, что есть дети, которых невозможно научить на тройку. Почему бы государству не взять на себя смелость и не разрешить нам использовать все пять баллов пятибалльной системы? Ставить ребенку начиная со второго класса и единицу, и двойку. И с этой единицей, двойкой переводить его в следующие классы. Пусть он в 11-м классе получит двойку по русскому, но если он силен в математике, физике, пусть идет в сельскохозяйственный институт или техникум и там получает профессию. Говорят, государство хочет узнать объективные результаты обучения. Но я ведь сейчас необъективно оцениваю своих учеников. Я постоянно лгу. Кому надо ставить «два», ставлю «три». Были ученики, которые меня спрашивали: «Наталья Владимировна, я знаю на «три», и вы мне поставили «три». Но ведь он знает на «кол», а вы ему тоже «три» поставили». А я не могу никому «два» или «единицу» поставить. Иначе ребенка не выпустишь из школы. Вот почему у нас трехбалльная система, а не пятибалльная. А чего бояться?

Людмила ПЕДАН, заместитель директора Кинель-Черкасского центра психолого-медико-социального сопровождения:

- Исследования нашего центра показывают: в этом году тревога детей, которую мы наблюдали в 11-м классе в отношении ЕГЭ, перекочевала в девятый. Девятиклассники боятся не сдать ЕГЭ. А наиболее не защищены в этом отношении отличники и хорошисты, то есть те, кто ориентируется на максимальную оценку. Они боятся не подтвердить ее при итоговой аттестации.

«Круглый стол» в Отрадненском образовательном округе Самарской области организовали и провели

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ и Игорь ШИШЛОВ