Если мы хотим, чтобы школа выполняла перед государством все функции, которые она должна выполнять, - учить, воспитывать, заниматься детьми, она должна стать самостоятельной. Сегодня сделано все, чтобы школа была несамостоятельной.

Она сегодня ни политически, ни организационно, ни юридически, ни финансово не свободна. Господами чиновниками местного уровня нарушаются все имеющиеся законы. И эта политика проводится несколько лет, ведь очень удобно, когда школа - простой исполнитель.

Мэры городов хитро используют школу как свой инструмент. Вот мэр идет на выборы. Всем директорам школ в каждом районе города дают конкретные списки: сколько людей должны отдать голоса за этого мэра. Причем всегда напоминается: «А вы помните, где работаете? А кто после выборов останется работать, понимаете?» Далее во всех школах (якобы предприятия отказываются от этого) создаются избирательные участки и соответственно избирательные комиссии, руководителем которых должен быть директор школы. Вот прямая зависимость школы от мэров всех городов, причем политическая, организационная, финансовая, потому что мэры сегодня во всех городах - начальники над школами.

У нас два закона - федеральный «О федеральной власти» и муниципальный «О муниципальной власти», и получается, что по одному закону мы - государственные люди, а по другому - муниципальные получатели. Поэтому до тех пор пока мы не выведем из школы избирательные участки, пока не выведем зарплату директора и учителей из муниципального финансирования в федеральное, ни о какой политической воле директора школы говорить невозможно. Ни один директор школы не будет «дергаться», дабы не перейти политическую дорогу мэру. Я знаю многочисленные случаи на недавно прошедших выборах мэра Нижнего Новгорода, когда после первого тура директора школ пили валерьянку, потому что на их избирательном участке действующий мэр проигрывал.

Вообще это катастрофа. Школа должна быть отделена и от церкви, и от власти. Мы должны быть подчинены только Закону «Об образовании», и чтобы школа выполняла свои непосредственные функции, она должна прекратить заниматься политикой фактически. Ведь юридически везде прописано, что школа вне политики, однако наступает очередной момент, и директора «накачивают», как надо вести себя на выборах.

Теперь о юридической самостоятельности. Вообще и господин Путин, и господин Филиппов полностью уверены, что де-юре и де-факто все школы - юридические лица. Это же смешно! Это лишь на бумаге. За последний год мы четыре раза переписывали устав школы: одному мэру захотелось так, другому так - им наплевать на Закон «Об образовании». Он пишет под себя устав, учредительный договор и положение о том, как он будет со мной работать. Хотя я работаю по Закону «Об образовании» и ни на шаг не отступаю. Фактически ни одна школа сегодня, за исключением 10-15 в городе, не юридическое лицо. У нас нет до сих пор ни расчетных счетов, ни баланса. О какой самостоятельности, о каком нормативном финансировании мы говорим?

Школа сегодня в большинстве своем не занимается своими проблемами. Мы занимаемся на потребу господ чиновников районного, городского, областного уровня, которые не учитывают, что у нас есть свои мероприятия, свои дела. Вот это организационная зависимость. Проводится праздник в городе и, как в старые партийные времена, дается квота: сто человек от школы, обеспечьте явку! Ладно если бы это был один праздник в год, но они проводятся каждый месяц. Кроме того, город выдумывает разные конкурсы - им ведь надо показывать свою значимость, что они работают. И почему мы говорим, что ДЕТЬМИ не занимаются, а занимаются конкурсами. Школа должна поставить участников то на конкурс «Мисс...», то на «Алло, мы ищем таланты!». Таких конкурсов больше ста в году...

О какой самостоятельности школ можно говорить, если нас сегодня засыпали всякими отчетными справками? В последние пять-семь лет с бумагами просто беспредел - такого не было ни в комсомоле, ни в партии, ни в райисполкоме (я тридцать лет работаю в школе). Мы за год представили во все инстанции около пятисот справок - объемом от одного листочка до трех-пяти. Получается, что в день мы предоставили одну-две информации. Опять-таки вместо того, чтобы заниматься с детьми: учить, воспитывать, ходить в походы, мы все - от директора до педагогов - пишем справки. Они тоннами ложатся в роно, гороно, облоно. Зачем? Я говорю: «Да вы приезжайте в лагерь, посмотрите сами». Им некогда ездить на мероприятия.

Каждая школа сама лучше знает, как воспитать ребенка. Мы страдаем по каждому ребенку... Какое счастье мы ощущаем, когда из ребенка, за которого мы боялись в 8-9-м классе, что он потеряется, вырастает одиннадцатиклассник с добром в глазах, который приходит и говорит: «Спасибо, что я стал человеком».

Игорь БОГДАНОВ, директор школы №91, депутат городской Думы, Нижний Новгород