Строим школу будущего

Девиз москвичей, работающих над проектом «Школы будущего»: «Создаем в Москве для всей России». И это правильно. Во-первых, Москве, ставшей победительницей конкурса региональных систем образования (вернее, оказавшейся по высоте и значимости достигнутых результатов работы столичной системы образования вообще вне конкурса), отныне придется распространять свой опыт в других регионах. Но просто рассказывать о том, что наработано, столичным педагогам явно мало. Они хотят идти новым путем и вести за собой коллег из различных субъектов РФ. Во-вторых, как ни крути, а московские власти хорошо финансируют прорывные образовательные проекты, у регионов же таких возможностей чаще всего нет, и грех не воспользоваться наработками москвичей, тем более что никто ни от кого ничего не скрывает. На выставке в ВВЦ побывали представители почти 50 регионов страны, и все с особым вниманием выделяли для себя именно проект «Школы будущего».

Конечно, определенный скептицизм остается и у столичных, и не у московских педагогов и управленцев. Отчасти потому, что очень трудно отойти от сегодняшней школы, от всяческих ее финансовых, материальных, организационных и прочих проблем. Но зорко вглядываться в будущее нужно, иначе не увидишь тех ориентиров развития, которые должны быть у каждой уважающей себя образовательной системы. В Москве вглядываются, но и тут есть некоторые проблемы.

Дело в том, что школа не монолит, который можно приумножать, увеличивая продвижением сразу по всем направлениям. Школа - сложный организм, у него свои закономерности развития, свои сильные и не очень сильные стороны. Поэтому и на конкурсе «Строим школу будущего!», где были отобраны в жесткой конкурентной борьбе 15 школ-победительниц, получивших по миллиону рублей за разработку оригинальных авторских моделей, оценивали проблемы не просто в куче, а по разным направлениям: подготовка педагогов, информатизация, воспитательная работа, инфраструктура и так далее. После конкурса возник сам собой «Клуб директоров школ будущего», и в нем каждый продолжил работу по созданию модели такой школы, сверяясь с коллегами. Тут ведь какое дело: в мечтах можно улетать так далеко, что потом очень трудно возвращаться к реальности, которая еще долго станет отрезвлять нас на пути к будущему.

Признаться, я шла на нынешнюю конференцию «Школа будущего» с неким скептицизмом. Уже было несколько таких конференций, на этот раз заявлены на выступление все те же люди: Громыко, Тубельский, Ездов, Зайцева и многие другие. О чем они будут говорить? Снова о моделях и прогнозах? Лично я от этого уже подустала, хотя и понимаю, что готовых решений пока никто не предложит. Но очень скоро я убедилась, что мой скептицизм отчасти был излишним.

На конференции я увидела несколько абсолютно реальных вещей, которые можно рассматривать как шаги к школе будущего, сделанные нынешними учебными заведениями. И если Тубельский говорил о новых формах экспертизы, проводимой ребятами его «Школы самоопределения», опираясь на уже наработанное, то Ездов пошел дальше, чем обычно, в демонстрации возможностей центра образования «Технологии обучения». Если раньше речь шла в основном об обучении детей с ограниченными возможностями здоровья, то нынче - о том, как можно всерьез использовать эти дистанционные технологии (опробованные в течение нескольких лет) при обучении ребят, живущих в глубинке, одаренных и нуждающихся в особых программах. Наконец, как можно выстраивать индивидуальную траекторию обучения, которая сегодня все громче заявляет о себе, но пока робко входит под школьные своды.

Все плотнее подступает к современной школе «Школа информатизации», которая становится важнейшим составным элементом «Школы будущего». Эту модель разрабатывает Московский институт открытого образования во главе с его ректором Алексеем Семеновым. Это, кстати, знаменательно, что ее предлагает именно МИОО, долгие годы занимающийся (и в былом статусе МИПКРО, и в нынешнем, вузовском) повышением квалификации и переподготовкой педагогических кадров.

Совершенно неожиданным было выступление Елены Зайцевой, опровергающей устоявшееся мнение, что мечты о будущем под силу только гимназиям, лицеям, школам с углубленным изучением предметов. Директор обычной школы №597 говорит всегда об одной проблеме - о создании эпистемотеки. Когда Елена Вениаминовна в первый раз на совещании директоров завела речь об этом хранилище знаний, даже Любовь Петровна Кезина поморщилась и предложила: «Давайте говорить на языке, понятном всем!» Теперь к этому мудреному и емкому слову привыкли все, а Зайцева создает эпистемотеку в реальной жизни. Педагоги и дети увидели ее сначала как систему образовательных сайтов, настраивающих учеников на работу со знанием. Парадоксально, но многие учащиеся не знают, что такое знание само по себе, а когда они это понимают, то работа со знанием становится не такой уже трудной и даже привычной. А это тоже важно, ведь уже хорошо известно: в ХХI веке, который станет веком новых профессий, появятся и инженеры-эпистемотехники, и эпистемоменеджеры, и специалисты в области эпистемической разведки, и другие профессионалы, которые, кстати, уже сегодня востребованы в финансовой сфере, в военном деле и в других важных отраслях.

Сегодня ученики 597-й школы создают уже «Энциклопедию «Живое знание». Причем пишут они ее сами. Дальше они приступят к работе над исследовательскими проектами, где экспертами станут представители науки, бизнес-сообщества, промышленности, и не только из России, но из любой страны мира, которые захотят вступить в контакт с учениками.

Думаю, значительным событием на научно-практической конференции стало выступление Нины Громыко, заведующей отделом в НИИ инновационных стратегий развития общего образования. Нина Вячеславовна рассказала о той большой работе, которая идет в Северо-Западном округе Москвы. Дело в том, что на конкурсе «Строим школу будущего!» речь довольно часто заходила о детско-взрослых производствах, но что такое эти производства, было ясно далеко не всем. Одно было понятно, это будут не материальные, а интеллектуальные производства, но ясности такое уточнение все равно не прибавляло. Так вот в Северо-Западном округе, где полно интеллектуалов и на высоком уровне развивается наука, решили приобщить к реальным разработкам учеников средних школ. Так возникли «Школа генеральных конструкторов» и несколько проектов. Во-первых, социальные проекты, во-вторых, проект регионального самолета, в-третьих, проект в области микроэлектроники, в-четвертых, проект реального мусороперерабатывающего (а не мусоросжигающего!) производства, наконец, в-пятых, проект ядерно-водородного производства (говорят, в недалеком будущем именно водород станет главным топливом и источником энергии). Я присутствовала на одной из ученических конференций в Северо-Западном округе и была потрясена не столько серьезностью докладов, которые делали ребята, сколько той серьезностью, с которой ученые и промышленники воспринимали слова своих юных коллег. Не игра все эти проекты, а реальные взрослые дела, к которым приобщены ученики. Это приобщение делает совсем иной их учебу в школе, они уже начинают понимать, зачем им, скажем, нужны математика, физика, информационные технологии, химия и другие предметы. Могу утверждать, что это уже реальное продвижение к «Школе будущего».

Москва строит школу будущего для себя, для России, а может быть, и для всего мира. Мне кажется, что имело бы смысл в рамках России создать банк идей для «Школы будущего», который поможет школам, готовым включиться в эксперимент. Каждая такая школа получит от Правительства Москвы грант в 10 миллионов и многое сможет реализовать. А поскольку работа эта пойдет для всей России, может быть, всей России, всем ее образовательным системам стоит в нее включаться, не дожидаясь, что кто-то и что-то за них сделает?