Что же мы сегодня на фронте веры имеем? Президент время от времени посещает церковь. Крестится. Часто встречается с патриархом. На ежегодных соборах организаторы зачитывают его приветствия. Верует он в Бога, не верует он в Бога - один Бог об этом знает. В компетенцию церкви не вмешивается, но свою вертикаль полномочий укрепляет. Очень надеюсь, что до цезарепапизма не дойдет. Пока без особых шансов на успех.

Кто присутствовал на Соборе, кроме иерархов? Члены правительства. И «патриотически» настроенные общественные деятели, писатели, депутаты - Евгений Примаков, Сергей Глазьев, Льбовь Слиска, Дмитрий Львов (экономист) и т.д. Членов правительства пригласили как бы для «воспитания», для «проработки». Тон всему задавал митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. В «Московских новостях» помещены некоторые снимки. Взгляд друга церкви Геннадия Зюганова, сидящего рядом со священнослужителем высокого ранга, устремлен на сцену: кто-то там произносит «патриотическую» речь. Очередной оратор учит правительство, составленное из «недорослей», как надо вести экономику, политику, как надо воспитывать народ. Критика и рекомендации. Рекомендации, куда потратить Стабилизационный фонд, как сформировать цены на энергоресурсы, как относиться к Европе. Митрополит Кирилл выступил с концепцией модернизации России. Не революции, не эволюции, не реформации, не трансформации, а модернизации. Богат русский язык! Запад - это опасно. Петр Первый, Ленин, Ельцин навредили России вестернизацией. А нам надо учитывать национальный код, любить свои традиции, свою духовность, свою православную церковь. Не наступить бы нам еще раз на «исторические грабли», предупреждает нас владыка.

О «граблях» сказано справедливо. Но ведь у нас есть президент, правительство, Федеральное Собрание, Общественная палата! Есть у нас и очень образованные экономисты, настоящие патриоты своей страны, которые, правда, не рекламируют своего патриотизма. Все они только о том и думают, о том и говорят, как не допустить опасного расслоения! Этого мало? Надо сюда подключить и церковь? Я понимаю Жириновского: ему всегда надо быть там, где можно поднять свой рейтинг, свой «имидж», чтобы набрать семь процентов. А зачем все это иерархам? В ближайшей перспективе демагогия принесет успех, а в перспективе дальней? Думаю, что не к лицу церкви зарабатывать популярность на политических «болячках». Тем более что в народе немало говорят об «иерархах-олигархах». О душе надо больше думать, господа! Президент присылает приветствие. Он приветствует демагогию, игру в благодетелей и злодеев? «Чем бы дитя ни тешилось...» - похоже, думает президент.

Умение «отнять и разделить» - тоже искусство. Политика большевиков провалилась. О чем это свидетельствует? О том, что и с этой стороны лежат «грабли». Чтобы накормить бедных, надо дать им не рыбу, а удочку. Пусть они осваивают ремесло «рыболова» и учат ему своих детей. О непригодности дотационного подхода к ликвидации бедности справедливо говорил на Соборе Андрей Шаронов, заместитель министра экономического развития и торговли РФ. Работать или не работать - вот в чем вопрос! А не в том, чтобы у одних отнять, а другим отдать. Задача власти - дать людям свободу, которая является главным экономическим стимулом. И создать благоприятствующие условия. И, разумеется, обеспечить тех, кто еще не может трудиться или уже не может трудиться. Экономическая издержка протекает интенсивно. Зачем церковь бросает в общественную жизнь искру, зачем будоражит народ? Мы только что пережили Смуту. Митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу понадобилась срочная модернизация нашей жизни?

«Патриоты» постоянно носятся с какими-то особыми русскими традициями, которые надо защищать от Запада. Что это такое? Язык и культура? Язык и культура у нас русские, но годятся для всякого народа, и в этом их величие. Это традиция, но почему мы должны стремиться ее сохранить? Да, мы мало способны к самореализации, к самостоятельному труду, все ждем, что скажет начальник, вождь. Это традиция, но очень плохая: изживать ее нужно. Мы небрежно относимся к нашему здоровью. Традиция дурная. Отношение к иконе (икона - символ веры) русского человека в свое время подметил В.Белинский: годится - молиться, не годится - горшки накрывать. К Богу у нас отношение дремучее - чем тут дорожить? Как-то Г.Зюганов, примкнувший к церкви, но еще не принявший духовного сана, назвал наши главные ценности - сильное государство, справедливость, коллективизм, духовность. Их коммунистический вариант мы испытали. А что от них хочет оставить митрополит Смоленский и Калининградский? Тут все зашифровано, тут действительно надо разгадывать код. Сильное государство от Черчилля ему наверняка не подойдет. А от товарища Сталина? Это теплее. Однако на сильном государстве обожглись Наполеон, Гитлер, Сталин, Полпот, Пиночет и прочие. Силу можно дать в руки только умным людям, мудрым правителям. И только при том условии, если в обществе созданы надежные средства сдерживания, обуздания, контроля. Справедливость. Главная тема Собора. Но как далеко церковь готова пойти - не ясно. Хочет ли она дойти до позиции «великого экономиста» Шарикова - это вопрос. Коллективизм. Вот где легко смешать веру с политикой! Кого мы поставим над коллективом - пастыря, секретаря, работника службы безопасности? И снова загадка.

Нормальные граждане России коллективизмом, исходящим от власти деспота, насытились. Духовность. К духовности ведет дорога ухабистая. Через страдания, экономические, политические, культурные. И глубокие размышления о смысле жизни. Духовность в человека не вставишь, как стержень в авторучку. К Богу прийти непросто. Бог дискредитирован коммунистами надолго, коммунист Зюганов, примкнувший к церкви, эту дискредитацию своим присутствием продолжает и ныне. Собственно и сама церковь своими соборами излишне «нагружает» веру политикой, экономикой и прочими чисто земными проблемами. Нравственные ценности, освященные советской культурой, обыденная мораль тоже утратили свой вес в известной степени. Школе и семье предстоит огромная работа. Задача церкви - им деликатно (не подменяя светского образования и воспитания) помочь. Помочь осмыслить Великий Переход, который совершила и совершает еще Россия. Не разжигая страстей, основанных на жадности, на зависти, на неспособности многих граждан к инициативе, самостоятельному труду.

А зачем пугать народ Западом? В духовной сфере коммунисты оставили после себя тяжелое наследство: в религии - сергианство, в философии - марксизм, в искусстве - соцреализм. Запад - это море плодотворных идей - философских, экономических, политических. Советские вожди отгородили нас от них. На все они ставили клеймо «буржуазности», «реакционности». Пытались сделать нас недоразвитыми и, по сути, сделали таковыми. И сегодня их духовные дети хотели бы продолжить политику мракобесия, но уже в союзе с церковью. Они спрятали от нас даже великих русских мыслителей - Бердяева, Соловьева, Ильина и др. На Западе - передовая наука. «Наши», сидевшие в «бункере», развивали только ту ее отрасль, которая позволила им произвести бомбу (говорят, что чертежи атомной бомбы они украли у американцев), ракеты, чтобы защищать самих себя. На Западе - передовая технология, капитал. Или церковь все это оспаривает? Производство там функционирует эффективнее нашего. Уровень жизни там выше нашего. Культуру быта с нашими безобразиями и сравнивать нельзя. Россия богата землей, недрами, лесами, чистым воздухом. Но мы ведь не умеем ценить все это! Давайте поучимся у немцев, голландцев, французов, японцев (японцы ныне - европейцы), как нужно беречь природу! Не собираются ли православные иерархи законсервировать нашу отсталость по главным (и не только по главным) линиям развития?

Очень уж они боятся вестернизации. Что их так пугает? Права и свободы человека - вот что им не дает спокойно спать. И партия этого боялась. Церковь у нас сегодня живет свободно, наука и искусство развиваются свободно. Как на Западе. Политическая жизнь, экономическая, средства информации у нас относительно свободны. Почти как на Западе. Все это плохо? Вы, господа, соскучились по советской удавке? Да, правового и нравственного самоконтроля нам недостает. Многие разбогатели незаконно. Это был нелегкий момент в истории России, когда старые законы были отменены, а новые еще не приняты. Президент об этом знает, правительство принимает меры к тому, чтобы ввести процесс обогащения в цивилизованные рамки. Тысячелетняя тирания виновата в том, она отбила у народа, у каждого отдельного гражданина желание жить по закону и по совести. В сфере права мы жили по принципу: закон - что дышло, куда повернул - так и вышло. Нужны многие десятилетия, а если хотите, столетия, чтобы уважение к новым правилам жизни вошло в кровь народа. В сфере нравственности нас ничто не сдерживало. Если Бога нет, то все позволено, а вождь, лежащий под стеклом, ничего не видит, ничего не слышит. Ответственности нам недостает. Что делать? Вернуться к тирании? Но как научить гражданина ответственности, когда он ни за что не отвечает? Как научить человека плавать, не позволяя ему залезать в воду? Вспомним, как было. Председатель развалил колхоз «Красный пахарь» - его перевели в другой, в «Красную зарю». Кто ответил за развал? Никто. Номенклатурного работника не посадишь - его надо беречь. Завод завалил склады бракованной продукцией. На чей счет списали убытки? На счет государства. Если всех бракоделов сажать, то в условиях господства общественной собственности пришлось бы посадить полстраны. Сталин расстреливал. На это его наследники пойти не решились. Я думаю, нам надо идти вперед, невзирая на издержки, на трудности. Я вижу свет в конце туннеля. А видит ли его наша церковь? Церковь беспокоят дух потребительства, ослабление семейных уз, проституция, гомосексуализм. Законное беспокойство. Но причем здесь Запад? Эти пороки вышли из нашей природы (здесь «работает» дьявол) и из неких тенденций общественного развития, которые способствуют их рождению. Дух стяжательства и потребительства зарождается не там, где граждане сыты, а там, где они недокормлены. Не будем пенять на кривое зеркало. Главные извращения человеческих отношений - ложь и жестокость правителей, и мы пережили их сполна. Психология «среднего» человека такова: мне лгут - и я не буду честен, завтра меня могут посадить или убить - сегодня я «возьму от жизни все». Или: если можно убивать - почему нельзя «блудить»? Всяким извращенностям зеки научились в советских лагерях, детям это досталось по наследству. И еще: в больших городах (теснота) порок легко зарождается и легко скрывается. Не только квартирный вопрос людей испортил. Темные стороны жизни Советы искусно прятали, все взятые ими «высоты», включая нравственные, оказались «зияющими». Любовные похождения Берии разоблачил Хрущев, когда любитель «клубнички» был уже мертв. Но ведь в каждом районе страны сидели свои Берии! Разумеется, и Запад в XX веке пережил чудовищные катаклизмы, и на Западе живут не ангелы, а простые смертные.

В пустыне Христос пережил три великих искушения, которые потом повторило западное христианство, но в обратном порядке (В.Соловьев, «Чтение о Богочеловечестве»). Политические претензии пап, вылившиеся в иезуитство и инквизицию, светская власть добивается покровительства церкви, «народы покоряются не Христу, а церковной власти» - первое искушение западного христианства. Протестантизм Мартина Лютера, Просвещение, Французская революция, немецкая философия (разум правит миром, гордыня разума) - второе. Увлечение материализмом, эмпиризмом, экономическим социализмом, попытка положить в основание жизни одно материальное начало - третье. Легко заметить, что мы имеем дело с классификацией условной: эпохи переплетаются, взаимопроникают друг в друга. Что происходит у нас после периода жестокого подавления церкви коммунизмом? Происходит бурное ее возрождение. С корабля на бал попала церковь, из огня да в полымя, из темницы, в которой пытали, сразу на свежий воздух и в яркий свет. Перед ней вдруг встали великие задачи: товарища Ленина как идеолога заменить, патриотизм и войну в Чечне освятить и за бедных вступиться. У иерархов закружилась голова, и они впали в грех властолюбия. Думаю, им надо остановиться.

Смоленская область