Дом ее всегда открыт гостям, на ее чудесные пироги и китайскую пастилу собирались и коллеги по авиационному техникуму, и мамины одноклассницы, и мои редакторы. Приехав ко мне в Москву в съемную квартиру, бабушка ахнула: там фактически не было мебели. Я ушла на работу, а вечером не узнала жилья, превращенного затейницей в уютное гнездышко. Она нашла во дворе доски и коробки, обшила их какими-то лоскутками, и из этого мусора получились роскошные скамеечки и стол, снискавшие популярность у моих друзей, которые повадились на бабушкины кулинарные шедевры. Их она тоже умудрялась стряпать из самых незатейливых ингредиентов.

Самым популярным пирогом в нашем доме можно считать флодинг. Он прост в исполнении и неприхотлив в начинке. Стакан сахара, 2 яйца, половинку ложки гашеной соды и двести грамм маргарина замесить в тесто, которое впоследствии раскатывать руками. Нижний слой может быть любой формы и выкладывается на противень, чуть смазанный растительным маслом. Варенье не должно быть жидким, иначе проест основу и начнет подгорать. Из клубничного лучше выбрать только ягодки, а можно и вовсе начинить флодинг свежими, но уже потерявшими сочность, плодами. Закрывая пирог остатками теста, пустите свою фантазию в полет. Скатанные между ладошками колбаски диаметром сантиметр-два закроют верх: можно ими написать на темном фоне варенья чье-то имя или памятную дату, можно выложить затейливый орнамент. Обладая удивительными свойствами песочного теста, флодинг на следующий день еще вкуснее, он долго не черствеет.

Возможно, жить со вкусом, невзирая на весьма скудный бюджет, - сила привычки. Это поколение пережило такие лишения, о которых мы себе даже представления не имеем.

Прадед моей Дины Баронской, студент 1-го курса Сорбонны, участвовал в польском восстании 1863 года. За что был сослан в Сибирь, четыре года отсидел в Александровском централе. В Иркутске познакомился с дочерью курляндского ссыльного.

Владимир Баронский - бухгалтер на строительстве приисков - с женой Брониславой кочевал из Верхнеудинска в Читу, из Иркутска во Владивосток. Дочка Дина родилась в 1916-м в Улан-Удэ.

Вечные переезды и готовность сорваться в путь в любой момент не истребили жажду домашнего уюта, а, напротив, усилили ее многократно. В каждом новом городе они обрастали добрыми приятелями, желавшими поделиться секретами своей исконной, замешанной на национальных традициях и прошедшей испытание веками житейской мудрости. Эта нескончаемая дорога обогащала их опыт и убеждала: чувство дома - это то, что рождается из близости, доверия и желания приносить счастье друг другу. Когда есть любовь, самое простое кушанье выйдет божественным, самая мимолетная улыбка окрасит светом лицо.

Самыми яркими я считаю рассказы бабушки о том, как она из Владивостока, куда на метеостанцию попала после окончания университета, везла грудного ребенка, мою маму, в Иркутск, к своим родителям. Шел второй год войны. Жених, капитан Тихоокеанского флота, погиб, так и не узнав о ее беременности. Нищета, ужас, голод. Молока у нее не было, малышка кусала в исступлении руки своей матери. Добрались. Их, исхудавших и больных от истощения, выходили.

Вот откуда у моей Дины Вольфовны умение из пустяка сделать конфетку. Преподавая математику в Иркутском авиационном техникуме, читая лекции в институте, она еще бесплатно занималась с желающими. Но успевала и приготовить, и убрать, и согреть всех своим теплом. Вышла замуж за своего коллегу, родила мальчика. Ее муж Петр Гаврилович впоследствии стал мне самым лучшим дедушкой, самым любимым и дорогим человеком. А бабушка до сих пор воспитывает своего уже пятидесятилетнего сына.

И все же в чем секрет ее силы, красоты и обаяния? Вряд ли для этого у нее есть какие-то специальные рецепты. Она говорит, нужно дарить добро, и это приумножит твою красоту.

Дорогие читатели, а какими запомнились вам ваши бабушки? Какими их советами вы пользуетесь до сих пор? Пишите нам, не забывая ставить на конверте пометку «Зеркало», и фирменные рецепты ваших самых лучших в мире бабушек будут непременно опубликованы.