Первый звоночек был минувшим летом: МГППУ лидировал по конкурсу среди всех психологических вузов и факультетов, даже МГУ обошел. Многие своим глазам не верили, а некоторые не вполне осведомленные люди даже предполагали, что в статистике произошел сбой. Да что это за университет такой, что, структурно не выходя на федеральный уровень, будучи всего лишь городским, едва-едва перешагнув десять лет в своей истории, вдруг претендует на лидерство? Он и в самом деле претендует на лидерство, но не амбициями, а упорной, умной и последовательной работой. А еще - тесным содружеством с наукой, с одной стороны (уже давно создан научный округ вместе с Психологическим институтом РАО), а с другой стороны, с образовательными учреждениями (функционирует университетский округ). Есть еще и третья сторона - постоянное сотрудничество с зарубежными коллегами, что держит в тонусе и позволяет не только находиться, как говорится, на переднем крае науки, но и (что признано за рубежом) вносить в мировую психологическую науку свои интересные разработки, возвращать России статус великой мировой психологической державы.

Что заставляет МГППУ работать столь напряженно? Ректор университета академик РАО Виталий Рубцов объясняет это просто: «Стране и отечественной системе образования нужны грамотные, высококвалифицированные психологи».

«За последнее время в обществе, - говорит он, - наметилась устойчивая тенденция, состоящая в том, что психолог, которого еще совсем недавно представляли исключительно как исследователя и преподавателя, становится одним из наиболее востребованных специалистов, осуществляющих свою профессиональную деятельность в различных сферах социальной практики. В России значительно выросло число факультетов, ведущих подготовку специалистов для такой деятельности: вместо 5 - 6 факультетов в классических университетах в восьмидесятые годы - до нескольких сотен, действующих сегодня в различных вузах страны (только в Москве их сейчас около 80). Факультетов много, но система не складывается, ибо каждый готовит специалистов в силу своего собственного представления о том, как это нужно делать. В результате вроде бы психологов вузы страны выпускают значительное количество, но вопрос в том, почему при таком немалом объеме подготовки потребность в этих специалистах все же остается неудовлетворенной».

По мнению экспертов, сложившаяся сегодня в России система психологического образования в значительной степени не готова к тем новым требованиям, которые ныне предъявляет к будущим специалистам рынок труда. Рубцов так обозначает основные проблемные точки существующей системы подготовки психологов. Это прежде всего традиционный, преимущественно академический характер обучения на большинстве психологических факультетов, отсутствие практико-ориентированного принципа, основанного на междисциплинарном подходе в решении задач социальной практики, и специализаций, направленных на те новые области профессиональной деятельности психолога, в которых такой запрос сложился, а адекватной системы подготовки кадров для нее все еще не создано. Не случайно сегодня столь велик спрос на специалистов в юридической психологии, клинической психологии раннего возраста, перинатальной психологии и других направлениях, который МГППУ старается удовлетворять, открыв, в частности, факультет юридической психологии.

Известно, что идет существенное снижение уровня фундаментальной общепсихологической подготовки ( Рубцов называет это «фельдшеризмом»), связанное с отсутствием на протяжении продолжительного времени тех необходимых вложений, которые бы делали учредители вузов в создание современной и эффективной научной и аппаратной базы для дисциплин общей психологии, психофизиологии... Все это приводит к «вымыванию» естественно-научных компонентов из системы психологического образования. В этом смысле Москва помогает своему городскому вузу: во всяком случае с финансированием у МГППУ проблем нет. Руководитель столичного Департамента образования академик РАО Любовь Кезина понимает, сколь значима роль психологов, ее понимание разделяет и правительство Москвы.

Нынче, к сожалению, по признанию Рубцова, снижается роль математических методов в психологии, что приводит к увеличению разрыва между уровнем реализации и обработки данных в зарубежных исследованиях и в России, и как следствие этого - невозможность построения доказательной психологии. Не случайно в МГППУ есть постоянно действующий математический семинар, на который с удовольствием ходят не только преподаватели и научные сотрудники, но и студенты, аспиранты.

Академик Рубцов прекрасно отдает себе отчет в том, как низка насыщенность образовательного процесса результатами современных, в том числе зарубежных, исследований в силу недостаточного уровня языковой подготовки психологов и отсутствия доступа к современным международным базам данных по психологии (высокая стоимость баз данных, отсутствие зарубежных источников в учебных программах). Не случайно практикой вуза стало проведение международных конференций, помогающих студентам, аспирантам, преподавателям и ученым университета быть в курсе самых современным разработок, которые ведут их коллеги за рубежом.

Легко ли воспитать современного психолога? Рубцов считает, что во всяком случае дело это непростое. Ведь есть общеакадемические трудности, которые сводятся к традиционному способу обучения, низкому уровню самостоятельной работы студентов, перегруженности учебного плана высокой аудиторной нагрузкой, отсутствию деятельностного подхода, современного инструментария и средств организации учебной деятельности студентов, несоответствию образовательного процесса параметрам Болонского соглашения. Кроме того, нет гибкой системы допуска к профессиональной деятельности на основе профессионального экзамена, интернатуры, постдипломного образования.

Что предлагает МГППУ? В заявке на конкурс инновационных вузов в рамках нацпроекта «Образование» как стратегическую цель инновационной образовательной программы он обозначил следующую: преодоление разрыва между требованиями, предъявляемыми к профессиональной деятельности психолога в различных сферах социальной практики, и сложившейся в России системой психологического образования. А это формирование системы образовательных программ в области психологии, обеспечивающих подготовку психологов различных направлений и специальностей на уровне современных международных стандартов, обучение специалистов, способных к профессиональной деятельности в различных сферах социальной практики, в первую очередь в образовании, развитие междисциплинарных образовательных программ и научно-исследовательской кооперации университета с учреждениями РАН, РАО, РАМН, ведущими вузами России на общей информационной и технико-технологической основе. Создание межотраслевого ресурсного центра фундаментальных и прикладных исследований в сфере психологических проблем современной социальной и экономической практики, разработка программ межведомственного взаимодействия (на примере столичного региона) для координации усилий психологов различных ведомств с целью решения проблем психологической помощи населению (экстренная помощь, работа в чрезвычайных и экстремальных ситуациях, проблемы миграции, помощь детям, оказавшимся в трудных жизненных ситуациях - детям-сиротам и детям-инвалидам), создание ресурсного центра психологической службы образования столичного региона как модельного ресурсного центра практической психологии для трансляции опыта и современных технологий в регионы России. Кроме того, необходимо информационное обеспечение системы психологического образования на основе новых информационных технологий и электронных средств для оптимизации профессиональной подготовки практических психологов и повышения психологической культуры населения.

Основные задачи, которые, по мнению Рубцова, нужно решить при этом, сводятся:

- к созданию новых специализаций в рамках специальности «психология» для эффективной подготовки кадров в тех сферах деятельности, где такая подготовка остро востребована или может быть востребована в самое ближайшее время; эффективных моделей подготовки психологов в тех областях, где подготовка кадров осуществляется на основе традиционных подходов, но при этом имеет по-преимуществу малоэффективный и недостаточно адекватный характер; эффективной системы фундаментальной общепсихологической, естественно-научной и математической подготовки студентов и современной технико-технологической базы для организации научных исследований по фундаментальным проблемам психологии; междисциплинарных и межведомственных образовательных программ и модулей обучения;

- к использованию новых технологий психологического образования (дистанционное психологическое образование);

- к реализации информационно-образовательных программ психологического просвещения участников образовательного процесса (детей, педагогов, родителей).

Стратегическими участниками и партнерами МГППУ в реализации инновационной образовательной программы станут Департамент образования, федеральные структуры и ведомства, вузы и научные организации (Российская академия образования, Институт психологии Российской академии наук, Институт социологии Российской академии наук, Институт Востоковедения Российской академии наук, Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии, Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, Московский Государственный институт электронной техники (МИЭТ), зарубежные неправительственные организации и университеты: Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры - Бюро ЮНЕСКО в Москве, Академия педагогических наук Украины, Римский университет «Сапиэнца Университет Рим» (Италия), Университет Люнебурга (Германия), Техасский институт метрологии и статистики университета города Хьюстона (США), медицинский реабилитационный центр им. Левенштайна Тель-Авивского университета (Израиль), Университет Ренн-2 (Верхняя Бретань, Франция), Университет Нью Шатель (Швейцария).

По окончании программы будут разработаны и реализованы новые программы специализации, обновлено содержание программ подготовки специалистов, разработаны новые программы подготовки магистров, аспирантские программы, расширится спектр программ дополнительного образования, возрастет число курсов повышения квалификации, созданы базовые образовательные площадки в системе университетского округа МГППУ, центры коллективного пользования уникальным оборудованием.

В 2007 - 2008 годах в рамках инновационной образовательной программы МГППУ будут разработаны и реализованы 5 магистерских и аспирантских программ, в том числе программы постдипломного образования, открыты 9 новых специализаций, 4 программы профессиональной переподготовки, 7 программ повышения квалификации, программа бакалавриата дистанционной формы обучения, 6 новых учебных дисциплин, 14 направлений научно-исследовательской деятельности, 9 моделей психологического обеспечения системы образования, создан Институт проблем экстремальной психологии МГППУ совместно с ГУ МЧС России по городу Москве и ресурсным центром психологической службы образования столицы.

Результаты, полученные в ходе реализации инновационной образовательной программы, приведут к формированию принципиально новой по существу системы психологического образования в университете (а значит, и в России), станут базой для организации в этом высшем учебном заведении качественно нового по содержанию и ресурсному обеспечению уровня профессиональной подготовки специалистов.

Создаваемый в рамках инновационной образовательной программы научный, научно-методический, информационный, технико-технологический и кадровый ресурс университета, по мнению экспертов, сделает его действующим национальным ресурсным центром практической психологии. При этом реальные достижения от реализации инновационной программы станут ощутимыми и доступными для системы образования, общества и государства.

МГППУ претендует на то, чтобы стать суперинновационным учебным заведением - первым в мире психологическим университетом. Получится ли это у Рубцова и его команды? Об этом мы узнаем очень скоро, ведь программа, заявленная Московским городским психолого-педагогическим университетом, уже реализуется на практике, причем в присущем ему быстром темпе.