В компании - дешевле

- Одиннадцать лет назад я возглавляла сеть дошкольных учреждений в Объединенном институте ядерных исследований, то есть под моим началом было 14, как принято говорить, ведомственных детских садов. Жили мы хорошо, садики были богатыми. Вокруг уже все разорялись, а наши дети продолжали есть по утрам бутерброды с икрой. Но я понимала, что ведомственная сеть обречена, что никто не станет содержать детские сады тогда, когда стоит вопрос о выживаемости целого института. Поэтому мы стали лидерами перехода на муниципальный уровень. Перешли и стали выживать в полном смысле слова, потому что, если о школах государство еще как-то заботилось, то детские сады воспринимали как обузу - дескать, семье надо, чтобы дети были накормлены и присмотрены, значит, семья и должна раскошеливаться. Никого при этом не интересовало, а есть ли у семьи тот самый кошелек, из которого ручейком в госказну потекут денежки.

Конечно, детские сады - единственные учреждения, где совершенно законно, легально собирают родительские деньги. Но если реальная стоимость содержания ребенка в дошкольном учреждении обходится государству в сумму порядка 3 тысяч рублей, то родители, например, в Дубне платят от 20 до 30 рублей, в день и в основном за питание. Однако для многодетных, малообеспеченных семей и эта сумма оказывается неподъемной, поэтому существует много всяческих льгот, позволяющих ее уменьшать или вообще не брать денег с таких семей. Идея справедливой оплаты в зависимости от дохода семьи очень долго витала в нашем городе. Ну почему, подумали мы, работяга должен платить столько же, сколько состоятельный бизнесмен? Конечно, оплата должна быть разной в зависимости от дохода родителей. Стали экспериментировать, тем более что наш мэр - Валерий Эдуардович Прох - образование любит, во всем нас поддерживает, радуется всем новшествам, которые предлагаем. Нам казалось, что поддержка семей в этом важном начинании обеспечена, что все будет по справедливости, что богатые поймут: надо делиться. Что получилось в результате? Делиться никто не захотел. Люди, которые подъезжают к детскому саду на дорогих иномарках, тут же обзавелись справками о том, что зарабатывают всего по 300 рублей в месяц. Словом, бедняки такие, что непонятно, как до сих пор на свете живут. Никакой возможности (да и права тоже) проверить справки у нас не было и нет. Тем более что треть родителей работают в Москве, ибо там есть возможность получать больше, чем в Дубне, но по документам выходит, что даже на дорогу до столицы никто не зарабатывает. Финансовое управление наш эксперимент не одобрило, потому что детские сады стали получать все меньше средств. На этом все экспериментирование и закончилось.

Недолго продержались и частные детские сады, которые в значительном количестве появились в нашем городе на заре перестройки. Их погубила все та же идея о родительском кошельке, который все затраты выдержит. Город у нас особенный, наукоград, а ученые, как известно, нынче народ невысокооплачиваемый. Зачем им тратить деньги на оплату того, что они в муниципальных детских садах получают за куда меньшую плату. Из-за этого частные садики сошли на нет, а мы стали исхитряться: и денег мало брать, и оказывать много дополнительных услуг. Причем практически бесплатно. Тот, кто работает в дошкольном образовании, знает, как трудно и то, и другое, но мы обречены на такую работу, если хотим, чтобы все дети были охвачены, если убеждены в том, что дети в детском саду должны не только содержаться, но и развиваться.

Понятно, что в такой ситуации расходы по содержанию детей ложатся нелегким грузом на городской бюджет, и мы стараемся этот груз по мере возможности уменьшить. Норматив содержания детских садов до сих пор понятие эфемерное, в Московской области были попытки его отработать, но пока дело ничем не кончилось. Ясно, что в нормативе должны учитываться все экономические составляющие, но сегодня он включает в основном коммунальные услуги (с тех пор, как поставщики стали монополистами, это самая большая статья, занимающая в перечне первое место) и зарплату. Все остальное не учитывается. Видимо, вышестоящие органы всерьез полагают справедливым перекладывание многих расходов (покупку игрушек, канцелярских товаров, моющих средств и так далее) на плечи родителей. Между тем, если родители неимущие, значит, многого детский сад иметь не будет. Такой норматив не обеспечивает ни достойной жизни, ни того развития, которое должно быть. Чтобы выжить, приходится постоянно считать каждую копейку. Например, у нас многое делается централизованно. Экономим тепло, воду, электроэнергию, обеспечивая сразу все детские сады продуктами, экономим на разнице розничных и оптовых цен. Стараемся освободить заведующих детскими садами от всех хозяйственных забот, многое берем на себя. На всяческие поставки постоянно объявляем конкурсы в местных газетах и заключаем договора с теми организациями, которые предлагают более низкие цены. Используем все формы возможной кооперации. Например, недавно закупали огнетушители, объединившись с четырьмя различными организациями, несмотря на то что к нашей дошкольной сети (24 детских садика, начальная школа и детский дом) они не имеют никакого отношения. Просто в такой компании покупка обошлась много дешевле. Так поступают те, кто считает каждую копейку и экономно ее расходует. Кстати, при этом каждая заведующая может принимать собственные решения и приобретать то или иное в той организации, которую выберет сама. Такой самостоятельности мы препятствий не чиним, всяческую экономию средств приветствуем и сэкономленные деньги у детских садов никогда не отбираем. С осторожностью мы относимся только к различным экономическим экспериментам. По заключению специалистов, навряд ли в ближайшие пять лет финансирование образования будет существенно увеличиваться, поэтому многие эксперименты мы считаем бесполезными. Когда каждый выживает как может, делать вид, что вся проблема только в том, как расходовать деньги, по-моему, нельзя. Вместо экспериментов мы составляем очень продуманные планы социального развития города. План всякий раз небольшой, но очень конкретный. Если в этом году мы чего-то не можем себе позволить из-за нехватки средств, то в плане этого пункта не будет. Но уж если в плане предусмотрено открытие, скажем, дополнительных логопедических групп, то они обязательно появятся.

Такая позиция не позволила нам принимать участие в эксперименте по отработке нормативного финансирования, но это вовсе не значит, что мы против нормативов. Мы - за, но только нормативы те должны быть приняты законодательно на федеральном уровне. Одни только рекомендации относительно их размеров ни к чему хорошему не приведут, потому что в регионах власти будут стараться сделать их как можно меньше. К чему это приводит, мы знаем по собственному опыту. Самые лучшие специалисты Дубны - логопеды, дефектологи, воспитатели и так далее - ездят на работу в Москву. Их не останавливает то, что на дорогу в день уходит до 5 часов - в столице они устраиваются на работу в богатые семьи гувернантками и получают 400-500 долларов в месяц. Трудно осуждать коллег за это. Мы понимаем, что так они поступают от отчаяния, но удержать их пока нечем, зарплаты дошкольников малы, и перспективы на их повышение нет пока никакой. Поэтому нам архинеобходим федеральный норматив, который будет исполняться так же строго, как исполняются требования санитарно-эпидемиологических служб. Санитарные службы руководителей за неисполнение этих требований безжалостно наказывают, то же самое должно быть и в случае неисполнения федерального норматива для дошкольных учреждений. Если этого не будет, дошкольная сеть в России, несомненно, разрушится.