Три источника, три составные части финансирования

- Татьяна Ивановна, давайте прежде всего попробуем разобраться с тем, за что должны родители платить, а за что нет.

- Есть договор на образовательные услуги, который родители должны заключать с дошкольным учреждением, в нем указано, что детский сад должен предлагать в рамках государственной программы, а что - сверх. То, что в рамках программы, предоставляется бесплатно, что сверх - за плату. Сегодня родители представляют себе дело так, что им обязательно нужно и потреблять дополнительные услуги, и платить за них. Отнюдь, не хотите, не можете платить - не пользуйтесь услугами и не платите ничего сверх того, что положено вам платить по закону.

- Представим себе: двадцать пять человек - группа в детском саду, двадцать потребляют образовательные услуги, а пять - нет. Воспитатель, что, будет крутиться с этими пятью? Да она не мытьем, так катаньем принудит родителей платить за дополнительные услуги.

- Так происходит, как мне кажется, только сейчас, когда многие родители не знают, где заканчивается обязательная услуга и где начинается дополнительная. Все нарушения происходят на волне этого незнания. Я думаю, в ходе эксперимента и появится эта ясность, мы должны показать, за что родители не должны платить, а что должны оплачивать потому, что их ребенок интересуется помимо программы обязательных занятий. Например, ребенок хочет танцевать или он интересуется театром, детский сад обязан удовлетворить его потребности. Тут два варианта - или ребенку находят такой садик, где есть нужные дополнительные услуги, или находят возможность оказывать их в том садике, который он посещает, по дополнительному договору.

- При финансировании важно прежде всего установить, чьи у нас дошкольные образовательные учреждения?

- В 90-е годы у нас картина с детскими садами была такой: 25-30 процентов были муниципальными, все остальные - ведомственные. Десять лет шел процесс муниципализации, то есть передачи ведомственных учреждений на баланс муниципалитетов. Это был правильный шаг, потому что иначе мы бы все ведомственные дошкольные учреждения потеряли. Сейчас у нас 81 процент - учреждения муниципальные.

- При переходе было потеряно много детских учреждений?

- От прежнего количества мы потеряли чуть более 40 процентов. В это число входят и ведомственные, и муниципальные, и иные детские учреждения. Тому виной сложные экономические условия, в которые мы попали при переходе к рынку.

- Почему вы так спокойно говорите об этих потерях?

- Потому что в каждом процессе есть разные стороны. Негативные нам видны - детских садов стало меньше, и это плохо, потому что мы потеряли очень много приличных зданий, которые сегодня при повышении рождаемости, при хороших демографических видах на недалекое будущее нам очень понадобились бы. Но есть и некие положительные итоги. Дело в том, что в прежние времена от 50 до 80 процентов зданий детских садов нуждались в капитальном ремонте, причем серьезном. Мы в министерстве всегда вели такую статистику, били тревогу, нажимали на руководителей, требуя ремонта, закрытия или каких-то других мер. Вот эти детские сады ушли в перестроечные времена в первую очередь, и это было благом для системы. Недавно мы проанализировали статистические данные и удивились: количество зданий со всеми видами благоустройства возросло.

- Но борьба за возвращение когда-то отобранных зданий идет?

- Повсеместно. Я знаю, как идет этот процесс в Костроме, в Перми, как буквально бьются за каждое здание в Челябинской области. Все потому, что так диктует развитие экономики, молодые люди хотят работать, а детей девать некуда, поэтому взоры обращены к дошкольному образованию. Это по-иному выстраивает экономическую модель детского сада, который становится остро востребованным. Процесс муниципализации продолжается, мы его рассматриваем как реализацию одного из пунктов Концепции модернизации дошкольного образования, предусматривающего постепенный переход к долевому финансированию образовательных учреждений.У нас второй год ведется эксперимент, который называется «Экспериментальная апробация схем долевого финансирования дошкольных образовательных учреждений на нормативной основе». Он идет в трех регионах - Московской, Новгородской и Самарской областях. Выбраны они не случайно, три года назад обсуждался вопрос сохранения сети дошкольного образования, и двое из совета руководителей - Владимир Аверкин из Великого Новгорода и Ефим Коган из Самары - уже тогда обозначили те новые подходы к финансированию, которые складывались у них в регионах. Их тут же определили в экспериментальные, а Московскую область мы взяли для эксперимента потому, что она имеет и село, и город, то есть разные учреждения дошкольного образования, что давало широкие возможности для опробования самых разных экономических моделей.

- Давайте разберемся с долевым финансированием. Что это за доли и каким образом детский сад будет их получать?

- В Концепции модернизации записано, что мы должны вернуть государство в систему образования. Государство до недавнего времени никакого отношения к финансированию дошкольного образования не имело, все было в руках местного самоуправления. Ныне доли финансирования таковы. За образовательные услуги в рамках выполнения утвержденных на федеральном уровне образовательных программ платит государство в лице субъекта Федерации, это заработная плата и учебные расходы. За материальную базу, коммунальные услуги и так далее - муниципалитет (или учредитель, если у детского сада иная форма собственности). Социальные услуги оплачивают родители. Практически такой порядок складывался годами, родители считали, что платят за питание, но их плата была в целом оплатой социальной услуги. Сегодня в рамках эксперимента мы стараемся прописать не только обязательные, но и дополнительные социальные услуги.

- Идет много разговоров о новых школьных стандартах. А будут ли они для дошкольного образования?

- Судя по всему, таких стандартов для детских учреждений не будет. Какие могут быть стандарты, если обучение на этой ступени, во-первых, необязательно, во-вторых, 40 процентов детей не посещают детские сады. Но, с другой стороны, если есть 50 тысяч детских садов, то должны быть государственные требования к основной образовательной деятельности. Мы должны иметь программу, уровень требований, ниже которого опуститься нельзя. Ответвления от нее - опять -таки дополнительные образовательные услуги, за которые родители должны платить.

- Очень важен вопрос о родительской плате. Сколько сегодня платят родители и за что?

- В среднем по России плата составляет от 150 до 300 рублей в месяц.На самом деле это доступная цена. Какими документами мы руководствуемся? У нас до сих пор действует Постановление, принятое еще Верховным Советом РФ под руководством Р.Хасбулатова в 1992 году. Оно предусматривает, что родители платят за содержание детей в дошкольных учреждениях и имеют льготы в том случае, если семья неполная, малоимущая и так дале. В этом Постановлении установлен потолок родительской платы - 20 процентов от общей стоимости содержания. Пока эта планка - сдерживающий фактор. Если эту цену отпустить, будет, думаю, беда, произойдет резкий отток детей от детских садов. И не по причине того, что они не будут востребованы, а по причине того, что родители не смогут платить большие суммы. Так что порог в 20 процентов, наверное, все же останется. Другое дело, что внутри этой суммы произойдет дифференциация платы. Будет, во-первых, адресная поддержка малоимущим, во-вторых, дифференциация в зависимости от величины дохода семьи. Как это будет происходить, как будут собирать справки о доходах семьи, меня как управленца очень беспокоит.