Понятие «элита» имеет длительную историю. Это слово происходит от латинского eligere, затем трансформировавшегося во французское слово elete - лучшее, отборное, избранное. Во французском языке первоначальное написание было «eslite» - (ХII в.) и только с ХVI столетия это слово приобрело нынешний вид. Использование в близком к современному смыслу зафиксировано с 1360 г. В средневековый английский язык (ХIV в.) «elite» проникло из старофранцузского и существовало как глагол в значении «отбирать» и «выбирать на должность» и как существительное - «избранный» и «выбранный», «избрание». Первоначально этот термин появился и использовался по преимуществу в отношении церковной иерархии (избрание епископа, папы). Затем наступило время его «забывания», весьма редкого использования. Уже к ХIХ столетию это слово считалось устаревшим и вышедшим из употребления. В современном значении в английском языке оно фиксируется словарями в 1823 году. В немецком языке «элита» появилась в конце ХVIII - начале ХIХ вв. Т.Боттомор приводит первоначальное употребление этого слова в семнадцатом веке - для обозначения товаров высшего качества, а затем с ХIХ века для обозначения персон и групп, находящихся на верху социальной иерархии. В русский язык слово «элита» вошло только в ХХ веке.

Тем не менее вплоть до конца ХIХ в. термин широко не употреблялся в европейской (континентальной) политической, общественной или научной литературе. В Великобританию и США он проник благодаря социологической теории элит Вильфредо Парето. Только с 30-х годов ХХ века можно говорить о начале широкого использования слова «элита».

В этом отношении термин «элита» и его этимология отчетливо «элитарны». Он не только подчеркивает отдельность («отобранность», «избранность») элиты и одновременно указывает ее место в системе стратификации общества, противопоставляя эту социальную группу «неизбранным», «массе». Функция самоидентификации и идентификации в термине «элита» в значительной мере совпадают. Рутинизация употребления слова связывается с обычностью и естественностью обозначаемых им явлений.

Достаточно позднее появление в европейском общественном дискурсе термина «элита» связано и с тем, что само описываемое явление возникло сравнительно недавно. В нем не было особой необходимости. Использовались другие слова для обозначения тех, кто стоит на вершине пирамиды власти. Добуржуазное общество основано было, скорее, на наследовании, сословности, традиции, а не на отборе и выборе. Членом руководящих слоев становились в основном в результате рождения, завоевания и монаршей воли, реже - счастливого случая. Выборы, если и происходили, то среди равных - внутри сословий, цехов, курий, корпораций. Группа, занимавшая высшее положение в традиционных обществах, как раз и выделялась по своему происхождению, рождению, благородству. Внутри господствующего сословия - дворянства - существовал довольно узкий слой аристократов, представлявший собой людей, по праву рождения властвовавших в традиционном обществе.

Буржуазные революции привели к разрушению этой системы власти. Появилось современное гражданское общество, освободившееся от сословных ограничений. Политика отделилась от экономики. Положение человека, его права, статус, возможности жизненного пути уже не определялись его происхождением. Происходило политическое высвобождение человека и гражданина. Как следствие этих изменений власть становилась более открытой. Принцип выборности, контроля над политической властью со стороны других ветвей власти, общественности, прессы привел к кардинальным изменениям властного сообщества. Появляется элита как такой тип властных групп, который формируется публично и в основном в связи с индивидуальными успехами своих членов. Конечно, заслуги, положение, связи и богатство родителей, родственников составляют важный «капитал» соискателя высших позиций в обществе, но для политика и администратора немаловажное значение имеют поддержка общественного мнения, воля избирателей и собственное умение успешно функционировать в политико-административной сфере.

В настоящее время выделяются два принципиально различающихся подхода к определению элиты: аналитический и нормативный. Для их обозначения существуют и другие термины: властный и меритократический подходы, «линия Моска (Миллса, Лассуэла)» и «линия Парето», структурно-функциональный и нормативный.

Аналитический подход используется как средство анализа общества на основе альтиметрического («высотного») критерия без какой-либо его ценностной окраски. Элита при таком подходе выступает как часть общества, занимающая высшие позиции в структурах власти, в других сферах общества. Аналитический подход исходит из самого факта существования элит в обществе, из необходимости конкретного анализа элит в их взаимосвязях с господствующими классами, массами, обществом в целом. Из этого не следует ценностно ориентированных выводов об «избранности» элит, о вечности элитарной структуры общества.

Нормативный подход, напротив, исходит из ценностно и идеологически ориентированной констатации вечности существования элит как людей, обладающих превосходством над другими людьми, а следовательно, необходимости сохранения (в той или иной форме) их господства. Как показала практика развития научного знания, второй подход оказывается наиболее уязвимым.

Современные российские элитологи значительно меньше обращают внимание на историческую составляющую проблемы элит. В современной российской литературе, посвященной проблеме элит, негласно сложилось двойное толкование термина «элита». Первое толкование (широкое), которое часто используется в теоретических конструкциях, предполагает, что термин «элита» обладает универсализмом, характеризуя социально-политические отношения в любом обществе. Этот подход, его условно можно обозначить как универсалистский, исходит из признания того, что элиты существовали всегда. Другое дело, что в каждую конкретную историческую эпоху элиты приобретают специфическую форму.

Еще Г.Моска утверждал, что во всех обществах всегда возникает два класса людей: класс правящих и класс управляемых, причем «первый, всегда менее многочисленный, выполняет все политические функции, монополизирует власть и наслаждается теми преимуществами, которые дает власть». Л.Санистебан отмечает, что «со времени возникновения обществ с государством неравное распределение власти между элитой и массой стало всеобщим явлением».

В современной российской науке универсалистский подход стал преобладающим. Истоки элитизма находят в работах и взглядах мыслителей глубокой древности: Конфуция, Платона, Карлейля, Ницше и ряда других мыслителей.

Элиты выполняют в обществе ряд важнейших функций, что предопределяет возможность, достаточность и неизбежность их существования и функционирования. Элита должна быть социальным и властным лидером. Выполнение элитных функций свидетельствуют о социальной ответственности элиты и о том, что внутри элиты достигнут консенсус по поводу основных ориентиров общественного развития и своего места внутри него. Элита ставит перед обществом стратегические цели; формирует образцы социального поведения, стандарты духовной жизни, коды деятельности социума; формирует матрицы социальной мотивации, проявляющиеся в деятельности и воспроизводящиеся на протяжении многих поколений; создает утопический идеал, ради достижения которого производится мобилизация ресурсов общества; формирует политический режим, с помощью которого согласуются социальные интересы элиты и масс.

Задача элиты заключается в том, чтобы сохранить целостность общества, гарантировать его идентичность, обеспечить развитие общества, а стало быть, и свое собственное существование. Элита, неспособная выполнить эти условия, обречена на поражение и уход с исторической сцены. При этом поражение элиты как социального фактора не означает распад общества, оно лишь приводит к власти новую элиту. Сохранение целостности и идентичности общества являются базовыми условиями для существования национальной элиты, поскольку в ином случае речь должна идти либо о расколотой элите, либо уже не национальной.

Это, так сказать, универсальные функции элиты, которые объединяют ее с любой властвующей группой в любом обществе. Это общее основание деятельности элиты как социальной и властной группы в обществе.

Понятие «элиты» непосредственно связано с понятием «партия».

То, что организованное действие более эффективно, чем индивидуальное, замечено давно. Уже во времена Аристотеля стихийно образовывались политические группы, которые и назывались партиями. Партии представляли собой временные объединения для поддержки какой-либо личности. Но политическая борьба оставалась соперничеством отдельных индивидов, опиравшихся на своих сторонников.

Партии в современном понимании начали формироваться в ХVII в. в Великобритании и США. Защищая интересы определенных групп общества, они раскалывали его, служили источниками конфликтов. Нараставшая дифференциация интересов различных групп общества обусловила изменение первоначальной функции представительства общенациональных интересов и превратила партии в механизм выражения групповых предпочтений. Появление партий как новой политической реальности превратило политическую борьбу из противостояния индивидов во взаимодействие заинтересованных групп, находящихся в сложных отношениях соперничества и союза.

Понятие «политическая партия» возникло в ХIХ в. вместе с формированием представительных институтов и распространением избирательного права. Под ним имелась в виду организация, преследующая цель завоевания постов в государственных органах в конкурентной борьбе за голоса избирателей. В последующем оно расширилось категорией «политическая организация». К политическим организациям относились те, которые не были вовлечены в конкурентную избирательную борьбу, мелкие партии, которые не обладали реальными возможностями добиваться властных должностей и апелляции к электорату, революционные организации, стремящиеся к ликвидации самого принципа избирательности, а также правящие группы в тоталитарных государствах. Хотя в ХIХ в. дискуссии о правомерности, значении и функциях партий не прекращались, к концу столетия они стали важнейшими составляющими современных политических систем.

Одним из первых предложил определение политической партии известный английский политический деятель и философ ХVIII в. Э.Берк. «Партия, - писал он, - представляет собой организацию людей, объединенных с целью продвижения совместными усилиями национального интереса, руководствуясь некоторым специфическим принципом, относительно которого все они пришли к согласию». Современное понимание партий с соответствующими классификационными признаками начало формироваться в ХIХ - начале ХХ в. Интересной представляется позиция немецкого исследователя В.Хасбаха, который рассматривал партию как «союз людей с одинаковыми политическими взглядами и целями, стремящихся к завоеванию политической власти с целью использования ее для реализации собственных интересов». Также интересное определение дал М.Вебер, который считал партии «общественными организациями, опирающимися на добровольный прием членов, ставящих себе целью завоевание власти для своего руководства и обеспечение активным членам соответствующих условий (духовных и материальных) для получения определенных материальных выгод или личных привилегий либо того и другого одновременно».

Очевидно, что партия рассматривается как группа людей, объединившихся для участия в политической жизни и преследующих цель завоевания политической власти. Необходимо учесть, что партии не всегда играли ту роль, которую они играют в настоящее время в политической системе индустриально развитых стран. Симптоматично то, что основатели США, где партии в современном смысле наряду с партиями Великобритании возникли впервые, считали партии в лучшем случае необходимым злом, рассматривая их как источник конфликтов, раздоров и смуты. Но тем не менее партии стали важным элементом политической системы сначала стран Запада, а затем и всех других стран, которые пошли по пути капиталистического развития.

В свете всего вышесказанного логичным может быть вопрос: а что же такое политическая партия?

Существует множество подходов к определению сущности политических партий, через которые можно проследить их развитие от девятнадцатого века к веку двадцатому. Это группа людей, придерживающихся одной идеологической доктрины (Б.Констан). Трактовка политической партии как выразителя интересов определенных классов (марксизм). Институциональное понимание политической партии - как организации, действующей в системе государства (М.Дюверже).

Выделяют два основных направления в определении политических партий:

Инструментальный подход. Партия - тот или иной класс, который обладает теми или иными целями, задачами, методами деятельности - марксистская трактовка. По Марксу, партия - активная, передовая, сознательная, организованная часть класса, отстаивающая классовые интересы. По Ленину, партии ведут все человечество в целом к достижению каких-то целей.

Нормативный подход. Он регулируется конституцией, специально оговоренными нормативными актами. Нормативный подход - система определенных критериев (например о том, что необходимо партии для ее регистрации).

Так основными характеристиками партии у нас в стране, с точки зрения регистрации, выделяют следующие:

Партия должна иметь устав, в котором оговариваются порядок членства, финансовая сторона, количество членов.

У партии должна быть программа, где оговариваются цели, задачи, методы.

Партия должна иметь название, которое не должно превышать пяти слов, содержать ругательства и повторять название уже существующей партии.

Уровень организованности партии.

Устойчивый характер объединения, деятельности (сроки, на которые создается партия).

Представляется, что инструментальный подход более приемлем, так как его границы менее размыты, чем в нормативном. С точки зрения нормативного подхода, безусловно, возникнет меньше вопросов о том, что относить к партиям, чем в инструментальном, но эта ситуация напоминает ситуацию с категорией «конституционализма», когда наличие конституции абсолютно не гарантирует наличие конституционализма в отдельно взятой стране. Так и здесь, на мой взгляд, наличие регистрации не дает нам права называть группу интересов партией.

О том, что не всякую группу организованных интересов можно назвать партией, сформулировали Дж.Лапаломбара и М.Вейнер в своей работе об отличительных признаках партии:

Первым признаком политической партии, по их мнению, является то, что это организация, т.е. достаточно устойчивое во времени объединение людей. Долговременность действия организации позволяет отличать ее от фракции, клики, клиентелы, которые возникают и исчезают вместе со своими вдохновителями и организаторами.

Вторым признаком является наличие устойчивых местных организаций, поддерживающих регулярные связи с национальным руководством.

Третий признак - существование конкретной цели завоевания и осуществления власти. Стремление к власти позволяет отличить партии от групп давления. Последние не стремятся к захвату власти, а пытаются воздействовать на те, оставаясь в тени.

Четвертый признак - обеспечение народной поддержки, начиная от голосования и кончая активным членством в партии.

По этому признаку партии, по их мнению, отличаются от политических клубов, которые не участвуют в выборах и парламентской деятельности.

Следует отметить, что политические партии в их современном понимании заметно изменили мир политики, создав новые возможности для влияния граждан на власть. В силу своей организованности партии оказались гораздо эффективнее по сравнению с отдельными парламентариями в вопросах мобилизации общественного мнения, представительства и реализации политических интересов социальных групп. Партии как новая политическая реальность возникают при достижении обществом определенного уровня зрелости, а возникнув, сами становятся доминирующим фактором политической жизни.

Главная задача политических партий состоит в том, чтобы превратить множество частных интересов отдельных граждан, социальных слоев, заинтересованных групп, их совокупный политический интерес путем сведения этих интересов к единому знаменателю. В современных либерально-демократических системах партии, как правило, выступают в качестве носителей конкурирующих друг с другом политических курсов, не ставя под сомнение законность существующего конституционного строя, основополагающих прав и свобод граждан, утвердившихся и общепринятых в данной стране правил политической игры и т.д. Соблюдение и реализация этих принципов создавали предпосылки для признания каждой из противоборствующих сторон «законности» существования противной стороны. Важно, что партии не только выражают интересы тех или иных социальных групп, но и активно участвуют в формировании этих интересов. Они выполняют функции объединения интересов различных социальных групп и слоев путем сведения этих интересов к единому знаменателю.

Партии, соединяя гражданское общество с государством, способствуют преодолению или смягчению конфликтов, имманентно присущих их отношениям. Именно благодаря партиям обеспечивается функционирование законодательных собраний и исполнительной власти. Можно утверждать, что именно сильные партии не ослабляют, а, наоборот, усиливают государство, укрепляя каналы обратной связи последнего с обществом, его контроль над политическим процессом. Соответственно слабость партии неизбежно оборачивается слабостью государства.

Формирование партий было довольно длительным и сложным процессом. Первоначально партии активно действовали только в периоды избирательных кампаний, они не имели постоянно действующих местных организаций, не проводили регулярных съездов или конференций, их сторонники не были связаны партийной дисциплиной.

Каждая партия создавалась для защиты интересов определенных слоев населения (как правило, экономических или национальных).

Нужно отметить, что партии приобретают функции своего рода интегрирующих нервов и сосудов между обществом и миром политического, объединяя их в единое неразрывное целое. Политические партии вынуждены решать в своей деятельности очень разнообразные задачи, поэтому и количество приписываемых им некоторыми политологами функций перевалило за десяток. В современных условиях я бы выделил следующие (внешние) функции партии: социально-политическое просвещение и сплочение граждан на основе общности интересов; разъяснение массам политической и социально-экономической ситуации, в которой живет общество, предложение платформы действий. В этих целях партия взаимодействует с другими политическими силами; участие в борьбе за власть и создание программ деятельности государства; формирование в парламенте партийной фракции как звена между партией и органами власти. Через фракцию партия выступает со своими законодательными инициативами; разработка принципов и форм отношений с другими партиями, формирование избирательных блоков; организация оппозиции государственным органам, давление на них, если их политика не отражает интересов тех слоев, которые представляет партия; осуществляет посредничество между гражданским обществом и политической властью; подготовка и выдвижение кадров для аппарата государства; работа с молодежью с целью вовлечения в активную политическую и социально-экономическую деятельность.

Полнота реализации этих функций различна в разных обществах. Она зависит от уровня развития общества, социально-классовой сущности партии, профессиональных качеств ее лидеров.

Илья БОГОДВИД, студент 5-го курса, Пермь