Копировать - не творческое дело

Договор о простом товариществе

- Галина Александровна, Красноярский край - флагман по отработке многих федеральных экспериментов. У вас одними из первых появились профильное обучение, попечительские и управляющие советы. Как вы считаете, на благо ли красноярской системе образования все те эксперименты, которые идут в России?

- Я не люблю слово «эксперимент» и стараюсь его никогда в своей речи не употреблять. Ибо оно сразу вызывает чувство тревоги и у детей, и особенно у их родителей. Красноярский край участвует лишь в федеральных экспериментах, где просчитаны все риски, есть серьезное научно-методологическое сопровождение. Так, реструктуризация сети сельских школ шла под эгидой Высшей школы экономики. Мы участвовали в этом эксперименте со своим проектом прежде всего потому, что в нем все было пошагово разработано. Встречались со своими коллегами из других регионов, обсуждали все плюсы и минусы реструктуризации. Когда в эксперимент стали входить разные регионы России, то сама суть его немного скорректировалась. Стали говорить о том, что надо создавать для ребенка возможности выбора образовательного учреждения и программы. А это сложнее, чем просто открыть базовую школу и обеспечить транспортную доступность. К слову сказать, у нас есть все типы образовательных учреждений - школа - детсад, базовая школа, профильная школа... С целью организации насыщения образовательной среды в крае зародилась идея создать сетевую предпрофильную и профильную школу, которая бы объединяла несколько школ муниципалитетов. В них, как правило, от 1,5 до 3 тысяч учеников, старшеклассников же всего 300-400 человек. Причем ребятам самим интересно обучаться через сетевые программы, хотя для педагогов организация сетевого обучения довольно непростое дело. К примеру, в Балахте сетевое обучение реализовали пять школ. Вначале мы такое объединение хотели назвать ассоциацией. А потом обратились к правоведам и нашли очень интересную форму, которая в образовании до этого никак не применялась - договор о простом товариществе. Пять школ заключают договор по объединению кадровых и материальных ресурсов, но главное, что при этом совершенно меняется система управления. Собираются команды из учителей-предметников по пять-шесть человек, и каждый из них презентует свои программы, а ученики выбирают, у какого педагога им обучаться. Хотя все не так просто, было много вопросов, связанных с расписанием, с погружением в сеть, пришлось обеспечить ребят автобусами. Но мы увидели результаты такой работы. Учителя стали активнее совершенствовать свой образовательный уровень. Ведь в селе все на виду, и педагогу, у которого ребята не захотят обучаться, будет стыдно перед односельчанами. Встают и вопросы дифференцированной оплаты труда, теперь работа оценивается по результату.

Кстати, участие в международных и федеральных проектах дало нам возможность привлекать экспертов международного класса. За счет этих экспертов появляется возможность обучать свои команды - учителей, управленцев. И, конечно же, такие федеральные проекты помогают устанавливать связи с другими регионами страны, использовать их опыт. Последний проект, в котором участвует край, - «Информатизация системы образования».

Нацпроект

по-красноярски

- Что для вас значит быть хорошим управленцем?

- Управлять - это не значит только руководить людьми. Стратегическое планирование - основной механизм нашего развития, а вот второй механизм - участие в проектах. Мы научились выделять ключевые проблемы, определять приоритеты и перспективы развития. Кстати, все свои программы мы обычно планируем на пять лет. Когда агентство образования разрабатывает такие программы, то активно включает в них тех, кто будет их реализовывать, - директоров, учителей, гражданские институты. Участие в федеральных проектах помогает находиться в среде лидеров, чувствовать российские и мировые тенденции в образовании. Собственных, региональных, квазиэкспериментов у нас нет, потому что они должны серьезно прорабатываться.

У нас часто бывают споры с депутатами. К примеру, раньше они нас спрашивали: а зачем краю ЕГЭ? Но когда наши дети со свидетельствами по ЕГЭ стали поступать в престижные вузы Москвы и Петербурга, такие вопросы отпали. Наше главное условие - открытость и доступность для всех. Мы сотрудничаем с депутатами Законодательного собрания края, с комиссией по образованию. Стараемся отвечать на самые щекотливые вопросы в СМИ. За эти годы мы ни разу не обманули доверие учителей, детей и их родителей. Вообще мне кажется, в последнее время с введением нацпроекта в России наконец-то появилось реальное единое образовательное пространство. Становится ясной и понятной политика государства. Она направлена на конкретного учителя, на качество его работы с ребенком и родителями. Перевести систему образования в инновационный режим развития, адекватно реагирующий на социально-экономические изменения, - задача сложная.

- Как в Красноярском крае отнеслись учителя к нацпроекту?

- Когда мы только начали проводить конкурс, то многие хорошие школы не хотели в нем участвовать, считали, что это очередная громкая кампания, и хотели посмотреть на все это со стороны. Учителя предлагали: лучше поднимите всем зарплату. И нам, управленцам, пришлось вести серьезную работу, объясняя людям, что мы не просто поощряем лучшие школы и учителей, а закладываем инвестиции в будущее. Ведь школы должны продемонстрировать инновационную программу, которая обеспечит прорыв. Это самое трудное. Кстати, многим оказалось трудно описать свой опыт, технологии, по которым они работают. Некоторые руководители затруднялись при написании инновационной программы. Но зато в результате у людей появилось умение смотреть на себя со стороны, работать проектно. Они чаще стали задумываться над результатами своей работы, над применяемыми технологиями, стали взвешивать: эффективна или неэффективна та или иная технология, обеспечит ли она качественное образование или ляжет дополнительным грузом на ребенка. Мы также решили такую сложную задачу, как привлечение гражданских институтов к оценке работы учителей. Ведь известно, больше всего педагоги боятся именно внешней оценки. Мы привлекли 180 представителей из самых разных гражданских институтов. Стала складываться система внешней оценки образования и учителей, картина ожиданий общества от школы.

- Увеличилось ли количество учителей и школ, желающих участвовать в нацпроекте 2007 года?

- Число школ-конкурсантов выросло более чем в три раза, а конкурс среди учителей был 5,5 человека на место! Безусловно, за год возросло доверие к президенту и власти. У педагогов повысился интерес к культуре труда и технологиям, появилась мотивация презентовать свои программы, заявлять на самом высоком уровне о себе. Помимо президентских премий в крае с прошлого года введены еще и губернаторские гранты. Например, в этом году 20 школ с высоким рейтингом из числа участников нацпроекта получат по 500 тысяч рублей, а 270 учителей - по 40 тысяч рублей.

- Вы оказались в числе победителей нового направления нацпроекта «Образование» - конкурса регионов. Что дальше? Какие новые высоты планируете взять?

- Конкурс придал некую завершенность уже существующим направлениям в общем образовании. На нормативно-подушевое финансирование мы перешли с 2004 года, и у нас есть уже существенные результаты. Мы показали конкретные шаги, направленные на усиление финансовой самостоятельности учебных учреждений. Новым направлением для системы образования края стал переход на отраслевую систему оплаты труда. Профсоюзы намерены поддерживать нас в этой работе. В текущем году 15 муниципалитетов ввели в свои бюджеты фонд стимулирующих надбавок. Думаю, что в 2008 году все муниципалитеты смогут перейти на новую систему оплаты труда.

Приоритеты края

- Территория края огромная, мы с вами уже говорили и о необходимости реструктуризации сети. Я понимаю, что в маленькой школе нет возможности иметь хорошее оборудование, высококлассных педагогов. С другой стороны, введение нормативного финансирования еще более усложнит жизнь сельских школ.

- Центральное направление в реструкторизации - создание условий для развития качественно новых образовательных учреждений. Наличие северных районов, отсутствие переправ в межсезонье на Енисее и Ангаре обязывают нас много внимания уделять малокомплектным школам. Нормативное финансирование для сельских школ рассчитывается отдельно. Кроме того, в основание финансирования мы поставили образовательные программы. Кроме того, мы не закрыли ни одной начальной школы, продолжают свою работу малокомплектные средние школы, расположенные на правом берегу Енисея в труднодоступных северных районах. Приходится забыть про автобусы, когда речь идет о Туруханске. Туда в бездорожье можно добраться только малой авиацией. И таких районов много, в них малокомплектные школы никто закрывать не будет. Есть такие школы, где иногда может быть даже 2-3 человека, тогда мы переводим детей на домашнее обучение, учительница ходит к ним домой, и ей увеличивается зарплата за счет экономии на содержании здания, хозяйственных расходах. В крае 393 малокомплектные школы, учеников там меньше 50. Для таких ребят важно продумать тестирование, чтобы оценивать уровень их знаний, создавать программы по дополнительному обучению. Не всегда можно все вопросы решить за счет базовой школы и автобусов, ведь с подвозом связано много проблем, прежде всего - дороги. Появляется возможность использования интернет-технологий, что особенно важно для труднодоступных районов. Мы изучили опыт Шотландии и готовы обучать детей дистантно, создавая картотеку уроков.

Поэтому для нас так важно подключение к скоростному интернету. При реструктуризации школ мы большое внимание придаем дополнительному образованию. Причем финансируем не учреждения, а образовательную программу, которая победила на специальном конкурсе.

- Если говорить о внедрении отраслевой системы оплаты труда, то уже есть опыт Тюмени и Санкт-Петербурга, какой вам ближе?

- С учетом их продвижения - собственный. Копировать - не творческое дело, кроме того, надо же учитывать региональные особенности, хотя мы очень внимательно изучили опыт этих регионов. Одно мы точно понимаем: чтобы внедрить отраслевую оплату труда, надо провести серьезную работу по развитию сети образовательных учреждений.

- Галина Александровна, «4Д+К» - это не математическая формула, а сокращенное название для приоритетов развития Красноярского региона. Над какими проблемами сегодня работает ваше агентство?

- Президент России дал старт нацпроектам, а год спустя наш губернатор в той же логике заявил о приоритетах Красноярского края «4Д+К», так появились программы: «Дом», «Дети», «Демография», «Деревня», «Культура». В проекте «Дети» губернатор выбрал три главных направления. Первое - доступное дошкольное образование. За три года мы хотим в крае сократить очередь в детские сады в два раза, создать дополнительно 8,5 тысячи мест, обеспечить охват дошкольным образованием на 75 процентов. Второе - здоровье детей. Диспансеризация, вакцинация детей, совместная работа учителей, медиков, родителей и самого ребенка по созданию паспорта здоровья школьника позволят разработать комплекс мер, направленных на индивидуальную профилактику и лечение выявленных заболеваний. Третье - развитие массового детского спорта и туризма. За счет принятых мер планируется увеличить охват детей физкультурно-спортивной деятельностью с 13 до 30 процентов, снизить подростковую преступность. Губернатор поставил задачу создать современные спортивные дворы и площадки, хорошо оборудованные физкультурно-спортивные и туристские клубы при школе, где спортом могли бы заниматься и дети, и их родители. В этом году мы выделяем деньги для финансирования почти 300 ставок спорторганизаторов в школах. С другой стороны, возрождаем массовые спортивные состязания, за счет края начали проводить зональные соревнования. На программу «Дети» в этом году выделяется 1 миллиард 417 миллионов рублей, а весь ее бюджет - 4 миллиарда 320 миллионов рублей. Есть у нас и адресная программа по инвестиционному строительству школ, на нее выделено до 300 миллионов рублей, она рассчитана на три года, а эффективность вложенных средств напрямую контролируется губернатором.