Учителей разделят на категории?

Кто получит право преподавать в старшей школе

сть опасение, что по программам бакалавриата будет сложно качественно подготовить физика, математика, историка, филолога и так далее. Жизнь показала, что пять лет - оптимальный срок, который нужен для созревания специалиста, личности, готовой к самостоятельному труду.

Вторая проблема - неготовность нормативно-правовой базы. В тарификационных справочниках нет такого понятия, как «бакалавр». Везде стоит - «специалист». Третья проблема касается педагогических коллективов вузов. Что такое сокращение на один год учебных планов? Это сокращение на 20 процентов учебной нагрузки и соответственно на 20 процентов сокращение штатов. Говорят, что все компенсирует магистратура. Но ведь в магистратуре будет около четверти мест относительно бакалавриата. Скажем, если мы на определенную специальность набираем сто человек, то после в магистратуре будет 25 мест. Учиться в магистратуре студенты будут два года. Элементарный расчет показывает, что все равно количество часов уменьшится.

Неплохо, что магистры будут лучше ориентироваться в своей специальности. Наверное, магистры, которые в общей сложности проучатся шесть лет, будут лучше подготовлены к аспирантуре.

На мой взгляд, еще один положительный момент - будут защищаться магистерские диссертации. Это тоже важно. Это не кандидатская диссертация, не дипломный проект, это нечто новое. Магистерские диссертации защищали выдающиеся отечественные ученые до 1917 года. Скажем, Василий Ключевский.

Магистерская диссертация - ступенька к кандидатской, серьезный подготовительный этап. Хотя остается вопрос - как это соотнесется с традиционной российской схемой? Было обещано, что российская система кадров высшей квалификации не будет порушена: магистр - первая ступенька, кандидат наук - вторая, доктор наук - третья.

Что касается конкретного применения к сфере педагогического образования. Согласно документам о профильной школе, преподавать в ней должны именно магистры. Возникает некий парадокс: в школе учителя тоже будут поделены на две категории? Получается, в старших классах будут работать магистры с шестилетним сроком обучения, а основное звено будут поднимать бакалавры? А если не хватит магистров? Как бакалавры с четырехлетней подготовкой смогут давать профиль? А если в магистратуру пойдут только те, кто хочет в аспирантуру? Они в школу-то придут? Вопросов немало.

Алексей МАЗУРОВ, ректор Коломенского государственного педагогического института, Московская область

Акцент на профессию

На селе ждут универсалов

Как известно, девятого марта прошло заседание Кабинета министров, на котором был представлен законопроект о переходе на многоуровневую подготовку в вузах. Многие вузы к этому готовы, имеют опыт работы. Наш вуз уже с 1994 года готовит бакалавров. В этом году состоялся первый выпуск в магистратуре. Если представленный законопроект станет законом, то с 2007-го начнется переход, а к 2010-му большинство вузов будут готовить выпускников по четырем и шести годам обучения. Раньше обсуждался вопрос, чтобы сделать бакалавриат трехлетним, но это, на мой взгляд, нереально. Трех лет для подготовки хорошего учителя мало.

В 1994 году мы начинали с трех направлений, сейчас их уже шесть. Мы готовим бакалавров по физико-математическому, технологическому, социально-экономическому, филологическому, художественному образованию и по педагогике (профиль - социальная педагогика).

Охотнее ли выпускники-бакалавры идут в школы, особенно в сельские, сказать однозначно нельзя. Потому что пока те ребята, кто заканчивал бакалавриат, переходили на специалитет. И в связи с этим один из актуальных на сегодняшний день вопросов: останется ли применительно к педагогическим вузам специалитет? Или будет только два уровня - бакалавр и магистр? При этом магистров от числа выпускаемых бакалавров будет процентов 10-15, по крайней мере не более 20.

Настораживает то, что в последнем проекте классификатора специальностей и направлений применительно к педагогическим вузам выпуск специалистов не предусмотрен.

В принципе за четыре года можно подготовить бакалавра по одному профилю. И ничего страшного в этом нет. Просто нестоличные педагогические вузы, такие как наш или вузы соседних регионов, готовили учителей за пять лет по двум специальностям. Именно поэтому выпускники находили в сельских школах нагрузку в 18 часов. Теперь с каждым годом детей становится меньше. И если при этом мы еще и подготовку уменьшим до одной специальности, это может отразиться на зарплате... В то же время проводившиеся социологические исследования показали, что только 30 процентов учителей, имеющих подготовку по двум специальностям, используют обе в своей профессиональной деятельности. Как правило, учителя работали по одной. Получается, что на подготовку тратятся лишние деньги.

Еще нюанс. Сейчас готовятся стандарты третьего поколения, мы их с нетерпением ждем и очень надеемся, что большее внимание будет уделено профессиональной подготовке. В тех стандартах бакалавриата, которые были по нашему педагогическому профилю, в первые два года больше уделялось внимания общеобразовательным дисциплинам, а профессиональное образование шло только на третьем и четвертом курсах. По-хорошему, его надо давать с первого-второго.

Вячеслав ПОДКОЛЗИН, ректор Воронежского государственного педагогического университета

Пугает неизвестность

Главный вопрос - как будут принимать на работу

Вспоминаются годы, когда в Белгороде был педагогический институт. У нас не такой уж большой город, и в то время этот вуз был самым престижным. Учились там четыре года на дневном и пять - на заочном отделениях. И только потом, когда вуз получил статус педуниверситета, образование стало пяти и шестилетним.

Сегодня в отношении двухуровневой системы есть настороженность. Люди не знают, как их будут принимать на работу с дипломом бакалавра, какой будет зарплата и как эти годы будут учитывать при аттестации? Хотя, безусловно, работа найдется. Потому что востребованность педагогов, особенно на селе, остается и сегодня. Конечно, вакансии есть не по всем специальностям, но все-таки учителям иностранного языка, информатики, физкультуры всегда рады и в городе, и в деревне. Те же, кто, например, закончил факультет иностранных языков, уезжают в Москву, ищут более оплачиваемую работу. Точно так же учителя информатики и физкультуры находят себе работу в компьютерных фирмах, в охране.

У Белгородской области по сравнению с Россией процент учителей со среднеспециальным образованием небольшой. В основном это учителя физкультуры, начальной школы или работники дошкольных учреждений. У нас есть педагогический колледж, и его выпускники едут работать в села, а вот из университета - с большим трудом.

Наш университет уже готовит и бакалавров, и магистров. Мы ведь хотим войти в Болонское соглашение и поэтому меняем свою систему. Будут пересмотрены стандарты, наверное, многое изменится. Хотя в свое время так это и было: по четырехлетней системе готовили неплохих учителей. Были замечательные литераторы, историки, попасть в пединститут было непросто, а на исторический факультет вообще не пробиться! Сегодня на педагогические специальности нет конкурса. Конечно, это огорчает, тем более что у нас очень интересная история и традиции. Наш педагогический институт сначала стал педагогическим университетом, а затем классическим: семь факультетов сохранили педагогические специальности. А совсем недавно Белгородский университет отпраздновал свое 130-летие.

Надежда СЕРДЮКОВА, ректор Белгородского регионального института повышения квалификации

и профессиональной переподготовки специалистов

Не революция, а эволюция

Реформе должен предшествовать эксперимент

Традиционная подготовка специалистов, отработанная несколькими поколениями преподавателей и студентов, качественна. Каким будет переход на многоуровневую систему, как он отразится на качестве образования, сказать трудно. Насколько я знаю, в номенклатуре Минтруда нет такой квалификации - бакалавр, специалист широкого профиля. Кто будет платить ему деньги? Надо бы, прежде чем затевать новое массовое дело, договориться о терминах. Во Франции, к примеру, бакалавриат означает среднее образование, то есть наши абитуриенты - уже бакалавры.

На мой взгляд, повсеместный переход на двухступенчатую систему преждевременен. Специалисты в области реформирования образования придерживаются того мнения, что необходимо не менее двух десятков лет для проведения глубоких эволюционно-корректных реформ в области образования. А мы пытаемся получить все и сразу. Система бакалавриата в стране начала вводиться экспериментально только в начале - середине 1990-х годов, но по-настоящему не прижилась. Одна из причин в том, что не все работодатели готовы принимать к себе обладателей таких дипломов. Это, может быть, связано не столько с качеством их подготовки, сколько с общей ситуацией на рынке труда. И теперь работодатели просто не понимают, кто такие бакалавры. Куда пойдет этот выпускник? Нужен ли он потребителю? Наш потребитель - школы, а спросили ли мы их о том, в каких именно специалистах они нуждаются, какого качества? Я очень сомневаюсь, что школам требуются бакалавры. Сомневаюсь в том, что кто-то интересовался мнением директоров.

Вводя бакалавриат, педагогический вуз готовит одновременно и педагогов, и ученых - по одной программе. Те тридцать процентов, которые поступят в магистратуру, вероятно, должны стать учеными. В какой области? Если в педагогике, тогда еще понятно - она нужна и тем и другим в бакалавриате. А если в других науках? Зачем будущему учителю фундаментальное знание математики, физики, других точных наук? Да и невозможно его дать в том объеме, который предлагает бакалавриат, за то время. Ну хорошо, откажемся от педагогики, тогда куда пойдут остальные 70 процентов, не попавшие в магистратуру? Со своими-то фундаментальными знаниями, но без специальности?

Кроме того, подумал ли кто-нибудь о том, что двухступенчатая система потребует серьезного сокращения кадров - и преподавательских, и научных? Это не может пройти бесследно, социальная напряженность возникнет непременно. Зачем нам, сибирякам, мобильность? Сельские педагоги не рвутся на Запад. Да и не в этом дело - традиционная система и без кардинальных изменений позволяет нам вписаться в Болонский процесс. В свое время незаконченное высшее образование - три курса вуза - официально принималось и государством, и работодателями. Чем не бакалавриат? Зачем все ломать, если у нас есть свое?

Владимир ЗЕЛИЧЕНКО, проректор по научной работе Томского государственного педагогического университета, профессор

Историк плюс «иностранец»

Как получить несколько специальностей за четыре года?

ы давно пытаемся вести подготовку бакалавров по нескольким направлениям. На мой взгляд, бакалавр - тот же специалист, но готовится всего четыре года, потом может работать или продолжать теоретическую подготовку в магистратуре. И вот проблема - работодателю совершенно непонятно, кто такой бакалавр и почему он учится меньше, чем специалист. Министерство труда рекомендует признать степень бакалавра как свидетельство о получении полноценного высшего образования. А рынок труда это делать отказывается, и Министерство обороны уже готово забирать новоиспеченных выпускников в армию.

Пятилетнее образование зарекомендовало себя с лучшей стороны, зачем же его дробить? Мы часто говорим о том, что учителя недостаточно подготовлены профессионально, так откуда же взялись разговоры об избыточности знаний? Мы дружим с германскими педагогами. Они, напротив, пытаются взять наш опыт, считая, что у нас до сих пор была хорошая система подготовки учителей.

Да, у выпускников вузов появится некая мобильность, их дипломы будут признаны на Западе. Вот только нужна ли эта мобильность нашим студентам? Специфика Алтайского края заключается в 70 процентах сельских школ. Именно на подготовку кадров для них и ориентирован Барнаульский педагогический университет. Сельский учитель должен обладать не одной специальностью, а несколькими. Каким образом мы сумеем научить за 4 года, например, учителя истории и иностранного языка? Сократив педагогические дисциплины? Или урезав практику, которой и без того не хватает? Вот и получается, что бакалавр - тот же недоученный специалист. С бакалавриатом мы не приобретаем, а теряем специалиста широкого профиля. Кроме того, для мобильности нужно согласовать бакалаврские программы, которые отличаются друг от друга в педагогических вузах страны. Про Запад я и не говорю. Какая в этом мобильность? Повсеместное введение многоуровневой системы приведет к выпуску некачественного продукта.

Возможно, гуманитарным наукам еще можно научить за столь короткий срок. Но я физик и уверен, что технаря - хорошего, грамотного - за это время не подготовишь. Не понимаю, что это такое - фундаментальное техническое образование. Это как общая теория микромира, которой до сих пор не существует, поскольку нет такой сумасшедшей идеи, которая бы оказалась правильной. Нельзя охватить всю физику за 4 года, нужны специализации. Иначе мы потеряем не только учителей, но и ученых - все толковые идеи в фундаментальной физике рождаются в юных головах. Из бакалавриата не вырастишь одновременно и учителя, и ученого. Это разные профессии, и готовить к ним нужно по-разному. Будущему педагогу надо нажимать на педагогику, будущему ученому - на фундаментальную науку. А мы хотим им дать некое общее образование.

Юрий ВОРОВ, первый проректор Барнаульского государственного педагогического университета, кандидат физико-математических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы

Две ступени и много профилей

Человеку нужна свобода выбора

Само по себе четырехлетнее образование - не значит плохое. И я, и большинство ректоров педагогических вузов учились четыре года, о чем, думаю, не пожалели. Но у меня, к примеру, после исторического факультета движение вверх могло быть лишь через аспирантуру. У нынешних ребят после бакалавриата возможностей больше - и работа, и специалитет, и магистратура, и та же аспирантура потом.

Главное - не количество лет, а содержание, объем образования. Двухступенчатая система дает студенту свободу выбора. Мы, закончив вуз, знали, что нас ждут в системе образования. Сейчас ситуация рыночная. Получив образование, выпускник ищет работу. Лучше всего он подготовлен к работе в образовании, но система далеко не всегда готова его принять. В конце концов просто нет рабочих мест.

Бакалавру найти работу в другом месте проще. Наш выпускник хорошо подготовлен к работе в системе «человек - человек». Физики, информатики, не востребованные школой, устраиваются в технической отрасли. Омский работодатель в основе своей уже понимает, что бакалавр - это человек с высшим образованием. Тем более что и закон это определяет. Может быть, потому, что мы открыли бакалавриат и магистратуру еще в конце 90-х. Проректор Владимир Ямпольский был в команде разработчиков этой системы. Мы тогда полностью перешли на бакалавриат в порядке эксперимента, правда, еще год доучивали на специалиста - дабы ликвидировать разрыв в мнении людей между бакалавром и специалистом. Потом произошел некоторый откат, а теперь в Омском педуниверситете тридцать процентов студентов учатся на бакалавриате. У нас порядка 10-12 профилей, бакалавриат введен на истфаке, на химбиофаке, по ряду профилей - на заочном и вечернем отделениях.

Я убежден, бакалавриат - это хорошее базовое высшее образование, позволяющее делать карьеру, развиваться дальше. У выпускника больше возможностей. Бакалавр - человек, открытый образованию. У него богатый выбор. Можно повышать образовательный уровень вертикально - в магистратуре. Можно горизонтально: например, обучаясь на социально-экономическом факультете, выбрать ряд профилей - политологию, историю. А можно это сделать параллельно с работой, став специалистом в экономике или юриспруденции или отработав несколько лет. По количеству часов профиль занимает 1-1,5 года. Ведь не секрет, что работодатель получает не готового специалиста. Бакалавр вместе с работодателем могут решить, что надо бы освоить еще один профиль - истории, допустим, мало, надо бы еще и экономику. Причем бакалавр делает уже сознательный выбор. Ведь в 17 лет ребенок часто идет в вуз просто потому, что некуда податься. Абитуриенты не ориентированы профессионально, они подают заявления сразу на десяток специальностей - от математики до русского языка. А на втором-третьем курсах молодой человек уже начинает понимать, куда двигаться дальше. У нас, кстати, много примеров, когда студенты параллельно - уже за деньги - учатся по другой специальности.

Сейчас очень нужен многопрофильный педагог. Мы и на специалитете это делаем - выпускаем, например, биологов-химиков. То же самое может и бакалавр. Бакалавр овладевает всем необходимым - педагогикой, психологией, предметом, общекультурными дисциплинами, методикой преподавания, практическими навыками. И производственной практики не стало меньше, другое дело, что ее всегда не хватает - это проблема и специалитета, и бакалавриата. Сейчас мы пытаемся ее увеличить.

Вопрос в том, как организована двухступенчатая подготовка. Сколько можно спорить, надо ли жить в Европейском образовательном пространстве, надо ли, чтобы наши дипломы признавали в мире. Надо. У человека должна быть свобода выбора. Нам, конечно, не хочется, чтобы наши ребята «утекали» за рубеж. Но это происходит независимо от нашего желания, так почему мы ставим перед ними барьеры? Даже если один-единственный сибирский учитель вдруг захочет стать английским педагогом, у него должно быть такое право. Тем более что учим мы хорошо, а проблема - в формальностях, в дипломах. Нужно искать общий путь, и двухступенчатая подготовка для этих целей вполне подходит.

Моя позиция - двигаться в сторону двухступенчатой системы без рывков, спокойно и ровно, а не завтра с утра. Систему надо создавать, выстраивать. Многие вузы еще не готовы к этому, да и в нашем есть специальности, в которых можно больше потерять, чем приобрести. Активно сопротивляются физики, неохотно идут математики, у них свои резоны. Понятно, что программы должны быть согласованы, нужен единый стандарт, большое количество профилей. Разумеется, сокращение педагогических кадров произойдет. Но многоуровневая система - непременное условие вхождения в единое образовательное пространство. Она дает человеку возможность изменить свою жизнь.

Константин ЧУРКИН, ректор Омского государственного педагогического университета, профессор,

доктор исторических наук