Наш университет работает по многоуровневой системе более десяти лет, мы были одними из первых в России, кто делал проект государственного образовательного стандарта по ней.

Что, с моей точки зрения, представляет собой многоуровневая система? Это образование, которое дает человеку большие возможности. Если сопоставлять традиционную систему, где люди учатся пять-шесть лет, и многоуровневую систему, где человек, проучившись три-четыре года в зависимости от программы, получает диплом бакалавра, который является дипломом о высшем образовании, и выходит на рынок труда, то преимуществом можно считать сокращение срока обучения. Бакалавр может также продолжить обучение по программе подготовки магистра, получить следующий диплом и, опять же, выйти на рынок труда. Что это как не расширение возможностей для тех, кто учится? Другой вопрос, что образовательная составляющая должна обязательно сопровождаться изменениями в трудовом и социальном законодательстве. Пока таких изменений нет. В связи с этим всегда существовали проблемы во взаимодействии с работодателем. Они и сейчас существуют, но в меньшей степени.

- Илья Александрович, при введении многоуровневой системы должны ли происходить изменения на содержательном уровне?

- Они, собственно, и произошли. Когда говорят, что бакалавр - это недоучка, то люди пользуются единственным, очевидным критерием: раньше учили пять лет, а теперь четыре года - значит, чему-то недоучили. Нужно учитывать, говоря о содержательных изменениях, и то, что многие вузы России, поскольку страна проводит модернизацию образования, сократили учебный план на один год, оставив те же дисциплины. Другими словами, просто увеличили нагрузку на студентов. Это неправильно. Многоуровневое обучение - концептуально иное. В человека нужно за четыре года не втиснуть тот же объем знаний и навыков, а попытаться дать ему широкопрофильное образование, позволяющее быстро ориентироваться на рынке труда. Наш университет пошел именно по такому пути. В этом случае человек просто не доходит до уровня тонкой специализации, но при этом готов выйти на рынок труда, сориентироваться и по факту работы доучиться на месте. Тем более что и специалист, проучившийся пять лет и получивший диплом, допустим, с квалификацией «химик», не начинает немедленно приносить пользу, едва поступив на предприятие. Все равно требуется адаптационный период. Задача многоуровневой системы состоит, в частности, в том, чтобы у бакалавров этот адаптационный период был как можно короче. Конечно, должны существовать квалификационные ограничения: не каждую должность, которая предполагает наличие высшего образования, бакалавр может занимать. Могу привести примеры. В той же Англии человек с дипломом бакалавра архитектуры может строить жилые дома не выше чем в два этажа, не может проектировать мосты. Для этого он должен получить степень магистра. То есть существенные квалификационные ограничения есть, но есть и рынок труда для бакалавров.

- Что все-таки должно принципиально измениться, если возвращаться к содержательному аспекту?

- Должны измениться образовательные технологии. За четыре года нет нужды пытаться вкладывать в человека обширный объем информации. Нужно научить его пользоваться этой информацией, а для этого направленность работы преподавателя должна быть иной. Должны применяться другие методы работы. Если делать из бакалавра человека, который способен быстро адаптироваться, то соответственно он должен уметь работать самостоятельно, причем в креативном режиме. Без подсказки.

Следовательно, необходимо, чтобы он привыкал к этому со студенческой скамьи. Если мы будем пользоваться вчерашними технологиями - общим общением с преподавателем через лекции и семинары, то вряд ли научим данному умению. Если же предложим такой вид взаимодействия между преподавателем и студентом, как индивидуальные консультации, когда перед человеком формулируются задачи и преподаватель нужен для того, чтобы помочь их решать, то результат будет иным.

- Илья Александрович, налажен ли контакт с работодателем?

- Сейчас ситуация стабилизируется. С одной стороны, наши выпускники востребованы нашими же бывшими выпускниками, уже работающими и знающими систему, с другой стороны, есть работа, с которой бакалавр может справляться хорошо, и это оценили, например, специалисты гуманитарных профилей. На наших бакалавров-юристов, бакалавров-менеджеров большой спрос. Во всяком случае, проблем с трудоустройством бакалавров у нас нет. Но здесь нужно вести речь о том, что очень не хватает изменений в трудовом законодательстве и встречной активности от работодателей.

- Каких изменений вы ждете в трудовом законодательстве?

- Прежде всего должен появиться список квалификаций, квалификационные требования. Какую должность, какой человек должен занимать, какими компетенциями должен обладать.

- Абитуриент, поступающий в СПбГУ, изначально выбирает систему, по которой будет обучаться?

- Да, поскольку сразу с 1 сентября обучение начинается по разным программам. Сложный вопрос - вопрос выбора. Иногда человек делает его неосознанно, но в университете всегда есть возможность скорректировать образовательную траекторию.

- Илья Александрович, каковы, на ваш взгляд, минусы многоуровневой системы?

- Если говорить о таких сложных областях, как медицина, военная техника, то в рамках многоуровневой подготовки степень бакалавра не является выпускной. Опять же, это не уровень образования - это уровень трудового законодательства, по которому нет работы для бакалавра. Человек учится по программе многоуровневой подготовки, где бакалавриат - лишь промежуточный финиш, и единственная возможность двигаться дальше - это продолжить обучение в магистратуре. И тогда может появиться возможность перераспределить акценты внутри учебного плана. Что-то отнести на общий уровень, что-то поднять на уровень специфический. Появится возможность ввести диссертацию как одну из форм итоговой аттестации.

Санкт-Петербург