Но все же позволим себе спросить: зачем? Зачем именно нам, именно сегодня лидировать? Иными словами, напрягаясь во всю мочь, что-то кому-то и в сотый раз доказывать? Причем с предопределенным временем и абсолютно очевидным результатом?!

Луна, как злющая «черная дыра» высасывает энергию и парализует волю, стоит нам чуть-чуть ослабить бдительность. А если по существу, то сразу после триумфа Гагарина по обе стороны океана сделали одинаковый вывод: чтобы доказать свое превосходство, необходимо экстраординарное, эпохальное событие - как минимум, слетать на естественный спутник.

20 апреля 1961 г. президент Джон Кеннеди поинтересовался у своего вице-президента Линдона Джонсона, как у председателя Совета по космосу, могут ли Соединенные Штаты обогнать СССР и первыми высадиться на Луне. Джонсон прозорливо переадресовал вопрос «космическому барону» Вернеру фон Брауну, и уже искушенный в американской внутренней политике немец утвердительно кивнул в ответ. Родилась знаменитая программа «Аполлон».

Советский Союз без колебаний принял вызов. 3 августа 1964 г. после сообщения об успешном запуске американского тяжелого носителя «Сатурн-1» принимается специальное постановление «О работах по исследованию Луны и космического пространства», где заявлялось о высадке советского космонавта на поверхность Луны в 1967 г., к 50-летию революции 1917 г.

Сказано - сделано. Всю космическую промышленность и разработки переориентировали на лунную программу. В ракетостроении доминировал лунный носитель модели «Н». Кстати, всемирно известные пилотируемые корабли серии «Союз» с момента своего рождения предназначались именно для этой программы.

Исход всем давно известен. Носитель взрывался в прямой видимости от места старта. Кораблям «Союз» после трех беспилотных пусков в 1966-1967 годах так и не удалось осуществить стыковку на орбите в автоматическом режиме. Принятое после этого решение о пилотируемом полете привело к гибели космонавта Владимира Комарова.

Трудно справиться с эмоциями, когда читаешь, что, несмотря на все аварии, осенью 1968 г. предполагаемые лунные космонавты написали коллективное письмо в ЦК КПСС с просьбой разрешить лететь на Луну. Они мотивировали свое решение тем, что надежность корабля возрастет, если на нем будет экипаж... К счастью, у партийной верхушки СССР хватило тогда здравого смысла.

21 декабря 1968 г. американцы разорвали финишную ленточку лунного противостояния - корабль «Аполлон-8» с тремя астронавтами на борту стартовал в направлении Луны, совершил вокруг нее 10 витков и благополучно вернулся на Землю.

Как видим, никаких иных целей, кроме политических, лунные устремления тех дней не преследовали. Готов выслушать любые аргументы в опровержение, но и в наши дни трудно разглядеть что-то иное.

Подустав на околоземной орбите с «челноками» и МКС, американцы устами своего президента провозгласили три года назад амбициозную программу пилотируемых экспедиций на Луну и Марс. При этом никаких экономических, научных и прочих оснований выдвинуто не было. С другой стороны, новая космическая инициатива прекрасно вписывается в хорошо известные настроения глобального доминирования Нового Света.

Но Бог с ними, американцами, хотя ради статистики придется их еще потревожить. Сейчас речь о российской космонавтике. С нарастающей силой лунная тема звучит уже около года. Сначала осторожно, а затем все более откровенно передовые предприятия отрасли строят планы покорения земного спутника, один грандиознее другого. Лейтмотив каждого посыла один: первенство России в деле покорения других планет как составная часть лидерства в мировой космонавтике и техническая возможность высадиться на Луне менее чем через десятилетие. Приводится, правда, одно экономическое обоснование - возможность добывать на Луне гелий-3, который поможет в отдаленной перспективе решить энергетические проблемы планеты. Вот только цена вопроса...

Она, кстати, вполне конкретна в отличие от мотивировки дальних стартов. Программа «Аполлон» стоила Америке в то время 24,5 миллиарда. Сегодня же эти деньги стоят более 100 млрд. долл. Скромненькое лунное бунгало для инвентаря внеземных старателей обойдется на порядок больше.

Но для нас, что 100 миллиардов, что триллион, все едино. Потому что современный бюджет Роскосмоса с учетом всех приработок в сфере пусковых услуг составляет 1,7 млрд. долл. Даже если ужать будущий отечественный «Аполлон» по сравнению с американским до невозможности за счет, скажем, разницы в заработной плате работников отрасли, которая на российском космическом флагмане - корпорации «Энергия» составляет около 400 долларов, то все равно получатся миллиарды и миллиарды.

Но деньги - вещь предметная, либо они есть, либо нет. Если - первое, то НАСА спокойно планирует на следующий год 5,5 млрд. долл. на исследования Земли и других планет. У нас же дистанционным зондированием родной планеты занимаются пока два аппарата, из которых в рабочем состоянии пребывает только один. Заметим вскользь, что упомянутое направление наряду со спутниками связи является наиболее выгодным сегодня международным бизнесом в сфере использования космоса.

Сегодня мы радуемся, что значение, возможности и материальное наполнение отечественной космонавтики стали существенно выше. Сегодня мы можем говорить о воссоздании спутниковых группировок и созвездий, без которых трудно обойтись как в обороне, так и во всех областях гражданской жизни.

Не хотелось бы повторять слова одного из руководителей космической программы СССР в ушедшие далеко 60-е годы: «Мы стреляем городами», - с горечью произнес он после очередной аварии при битве за Луну?