У предпринимательства и благотворительности на Руси прекрасное прошлое, трудное и драматическое настоящее, оптимистическое будущее. И предпринимательство, и благотворительность на Руси в современной России имеют историческую перспективу. Ибо великое историческое прошлое позволяет увидеть истоки неистребимости в наших соотечественниках и предприимчивости, и милосердия...

Сегодня все мы часто оборачиваемся назад, с тревогой, интересом и удивлением заглядываем в свое прошлое, ищем в его нравственном опыте ответы на сегодняшние вопросы. «Отречемся от старого мира...» Отреклись. И во многом потеряли себя, лучшие российские традиции, лучшие качества русского народа. Но сильны истоки, и велика вера и надежда на восстановление духовности и нравственности, предприимчивости и милосердия. Все острее ощущаем мы сегодня потребность в деловой и духовной преемственности.

Свобода, предоставляемая сегодня деловому, талантливому, предприимчивому человеку, и одновременно с этим интерес деловых людей к традициям благотворительности и меценатства на Руси - одна из наиболее важных и вселяющих оптимизм черт нашего тревожного и драматического времени. Милосердие - глубоко естественная потребность человека. Благотворительность - традиционная, веками складывавшаяся черта русского православного народа.

Сегодня возрождаются все уничтоженные, казалось бы, под корень российские сословия. Объединяются и потомки российских дворян. Но это объединение немногих случайно выживших потомков славных русских дворянских семей вряд ли будет богатой (материально; в нравственном, духовном богатстве сохранения традиций Отечества сомневаться не приходиться) организацией.

Но, может быть, новое Дворянское собрание позволит восстановить былые традиции дворянской благотворительности. Мало кто сегодня помнит, например, что коллекционирование, художественное собирательство, а отсюда - и благотворительная идея создания общедоступного музея зародилась в среде московского дворянства. И в мае 1810 г. по завещанию А.Голицына была в Москве открыта картинная галерея при Голицынской больнице (больница - тоже пример дворянской благотворительности). Это был первый в России публичный художественный музей, доступный для всех. Галерея просуществовала недолго. Но и сам факт окончания ее существования в 1816 г. - свидетельство проявления милосердия и благотворительности московского дворянства: галерея была продана наследником князем С.Голицыным, чтобы употребить полученные деньги на расширение больницы. В выгоревшей в 1812 г. Москве это дело было, наверное, более насущным. А факт сей приводился в книге И.Сейделера «Московская Голицынская больница в ряду европейских больниц». Высокую оценку благотворительной деятельности московского дворянства - и по созданию больниц, и по созданию художественных коллекций, доступных широкой публике, - дает известный собирать и коллекционер Л.Свиньин в статье (в форме письма в журнал), опубликованной в «Отечественных записках».

Надо сказать, что все крупные картинные галереи дореволюционной России создавались не только ради удовлетворения художественных склонностей их владельцев, но и с целью помощи неимущим российским художникам. Если такие коллекционеры зарубежного искусства, как князь А.Безбородко, граф А.Строганов, князь Н.Юсупов и другие вельможи XVIII в., были более коллекционеры, нежели благотворители, то XIX в. дает и иные примеры. Причем пример подает сам император - с 1855-го по 1880 г. Александр II купил для Эрмитажа картины русских художников И.Айвазовского, А.Боголюбова, Т.Неффа, К.Маковского и др.

Вообще в собирании картин русской школы в середине XIX в. с полной определенностью выявилась ведущая роль частной инициативы. Еще в 1830-х гг. Александр Иванов выдвигал идею создания в Петербурге общественного музея, существующего независимо от Академии художеств и контроля со стороны чиновников, исключительно на средства, доставляемые частными лицами, «добровольные пожертвования публики». «Пантеоном русской живописи» называли картинную галерею Ф.Прянишникова. Влиятельный министр, член Государственного совета, он, по свидетельству современников, многое сделал «для облегчения горемычной участи наших художников», многим из них, в том числе И.Репину, которому еще предстояло стать знаменитым мастером, оказывали материальную помощь. Первоначально покупая картины «по наклонности к благотворительности», «чтобы помочь бедным, богатым одними талантами», Прянишников впоследствии предпринял попытку создания доступной исторической галереи русской живописи.

В 1840-1850 гг. эта галерея была как бы главным городским музеем, своего рода частной национальной галереей, и важный момент: знакомство с ней оказало решающее влияние на молодого П.Третьякова в его намерении создать собственную картинную галерею русской школы. Память же о Павле Третьякове жива в его галерее. Но это уже иная, купеческая страница российского предпринимательства. Здесь же, говоря о знаменитых российских благотворителях-дворянах, мы не можем не вспомнить имя княгини М.Тенишевой. Опыт ее деятельности, многообразие ее благотворительности, огромная польза, принесенная ею на алтарь российской культуры, заслуживают хотя бы нескольких строк. Мария Клавдиевна происходила из состоятельной семьи. После гимназии брала уроки музыки и живописи, занималась в парижской академии Жульена. Выйдя замуж за В.Тенишева, она сразу вошла в число очень богатых людей. И вот мы имеем идеальную для благотворительной деятельности ситуацию: большие материальные возможности, высокая культура и высокая нравственность. После замужества М.Тенишева поселилась с мужем в Бежице, близ Брянского машиностроительного завода. Для облегчения жизни рабочих она открывает при заводе ремесленное двухклассное училище на 60 человек, строит для него новое здание, организует несколько школ, народную столовую, магазин. После знакомства с И.Репиным открывает в собственном доме бесплатную рисовальную студию, которой и руководил Илья Ефимович. Она собирает уникальную коллекцию графики, финансирует и активно участвует в издании журнала «Мир искусства».

Но главное в ее деятельности занимает Талашкино. Имение это стало и было почти четверть века (1893-1914) крупным художественным центром России, сыграло значительную роль в возрождении и развитии основных направлений русского прикладного искусства. Здесь был создан театр, организован балалаечный оркестр, здесь композитор И.Стравинский начал работу над балетом «Весна священная». Имение это, расположенное близ Смоленска, существовало с XVIII в. При Тенишевой здесь работали П.Трубецкой и М.Врубель, И.Рерих и С.Малютин, М.Нестеров и В.Серов, оставившие воспоминания о замечательной творческой обстановке, там созданной.

Здесь работали художественные мастерские - вышивальная, резная, гончарная, эмальерная. В купленном в 1894 г. хуторе Фленово М.Тенишева создает сельскохозяйственную школу, преобразовав ее постепенно в школьный городок. Замечательно, что в этой школе для сельских детей преподавалась музыка! Трудно перечислить все аспекты благотворительной деятельности М.Тенишевой. А ведь среди благих ее дел и финансирование реставрации церквей, создание уникальных коллекций произведений народного искусства и само возрождение этого творчества, создание широкой программы сохранения и изучения народного искусства; организация выставок народного искусства и экспонирование их за рубежом, в том числе в Лувре в 1907 г. Газета «Русское слово» писала в 1911 г.: «Музей представляет собой богатейшее собрание предметов древнерусской старины. Он пользуется большой известностью не только в России, но и за границей». Талашкино было и своеобразным домом творчества, где, как уже отмечалось, работали многие выдающиеся русские художники. «Трудно переоценить значение талашкинского центра для творческой судьбы многих художников, искусствоведов, музыкантов», - пишет в книге «Талашкино» Л.Журавлева. И действительно, приезжая в этот «дом творчества», зачастую малоимущие в молодости русские художники получали и великолепные мастерские, и - для изучения - художественные коллекции, в том числе шедевров западноевропейской живописи, могли знакомиться с уникальным музеем «Русская старина», наслаждаться домашним театром, музыкальными вечерами с участием знаменитостей, общаться с известными учеными, писателями.

Тенишева обладала не только добрым сердцем и хорошим вкусом, но и организаторскими, предпринимательскими способностями, что также пошло на пользу доброму делу благотворительности. Продукция талашкинских мастерских проникла на внешний рынок, в Москве открылся магазин «Родник» - по сбыту изделий народных мастеров, сюда часто заглядывали художники, коллекционеры. Здесь можно было оставить заявку на изготовление мебели по индивидуальным эскизам. Была подготовлена брошюра, рекламирующая изделия мастерских. Мастерские, подобно хорошо организованному предприятию, сотрудничали с другими учреждениями, земскими и общественными организациями - оказывали помощь в создании в России многих народных промыслов. С этой целью организуются выставки в России и за рубежом, в том числе экспозиция на Всемирной выставке в Париже в 1900 г., где расписные балалайки были удостоены золотой медали. Тенишева не ждет инициативы от правительственных учреждений: в 1907 г. она сама организует передвижную выставку, показывает изделия талашкинских мастерских в Париже, Праге, Лондоне, нанимает помещения, организует рекламу, проводит распродажи и аукционы. Обо всей этой многообразной благотворительной деятельности (все деньги, получаемые от продажи, она, естественно же, вкладывала в развитие мастерских или иную благотворительную деятельность) М.К.Тенишева интересно написала в книге «Впечатления моей жизни», изданной в 1933 г. в Париже.

Приводится в книге и такой факт: на выставке в Париже было продано только вышивок на 3000 франков. И часть денег пошла на покупку картин Н.Рериха и И.Билибина. Кстати, сам Н.Рерих, получивший эту материальную поддержку, писал: «Из истории русского искусства Талашкино не выкинуть. Особенно теперь, когда оно так нашумело в Париже».

«Хорошее это было время», - вспоминал он позднее дни, проведенные в Талашкине за работой над эскизами к «Весне священной», над картинами, росписями, за изучением работ старых мастеров и раскопками древних поселений.

Талашкино - уникальный центр русской благотворительной деятельности, сочетающий в себе заботу о физическом и духовном здоровье людей, - больница, школа, центр эстетического воспитания, разнообразные мастерские.

Отказываясь от ложных исторических стереотипов, мы сегодня все чаще вспоминаем примеры деятельности во имя гуманности представителей уничтоженных революцией классов. Десятилетиями мы привыкали к мысли, что богатство - это всегда плохо. И лишь сегодня стали вспоминать, что в среде русской аристократии благотворительность, милосердие, филантропия были не показным, искусственным актом, а воспитывались, культивировались, поощрялись. Воспитанницы институтов и пансионов благородных девиц, дети лучших фамилий обязаны были посещать больницы и госпитали, а часто не просто посещали их, но становились деятельными сестрами милосердия, как это сделали в годы русско-германской войны 1914-1916 гг. дочери последнего российского императора Николая II.

Учителя в гимназиях, церковно-приходских и воскресных школах учили добру и состраданию, земские врачи, среди которых было немало широко образованных людей из дворянских семей, не брали денег с бедных, всюду по России было полно странноприимных домов и богаделен, и суд присяжных оправдывал даже террористов, бросавших бомбы в царей и царских сановников. Сердца не были ожесточены, и в них жило милосердие. Отечественной истории возвращаются забытые имена русских дворян - не только общественных деятелей, ученых, писателей, но и знаменитых до революции благотворителей.

Середина XIX - начала XX века - время переустройства многого в жизни России. В статье отражены лишь некоторые штрихи к портрету благотворителей, меценатов, труду и смекалке которых Россия во многом и была обязана своими успехами. Изучая Россию XIX - начала XX века, невозможно умалчивать об этих страницах истории, ибо экономика, культура создавались трудом не только крестьян, рабочих и интеллигенции.

Еще буквально пять-шесть лет назад мы не затрагивали глубинные причины меценатства и роль предпринимательства в социально-экономической жизни России. Не рассмотрев роль этих людей в истории, мы как бы уже заранее не оговаривали то, что они оставили после себя, а именно их наследие помогает в изучении экономики и культуры России.

Исходя из этого приходишь к выводу, что, рассматривая деятельность благотворителей, меценатов, мы как бы одновременно постигаем несколько аспектов нашей культуры - социальный, экономический и художественный. А изучение отечественной культуры, кроме познавательного, имеет огромное воспитательное значение, и прежде всего для формирования у подрастающего поколения качеств патриота и гражданина. В последние годы они оказались сильно поколебимы. Определенную ответственность несет за это школьная история. Она воспитывает любовь к России больше на примере кровавых войн, которые вели к расширению границ империи, нежели на лучших образцах культуры, которые были созданы талантом и трудом наших предков. Только знание всего лучшего, что было накоплено, сделано, может остановить сегодня тотальное засилье низкопробной массовой культуры. Обращение к высоким, духовным, художественным ценностям должно стать надежным барьером на пути одичания общества, когда деньги, материальные блага поставлены превыше всего на свете, когда понятие достоинства, чести, совести стали чем-то полузабытым, архаичным, как стало полузабытым и то, о чем я написала в своей статье. Когда уважение к человеку и даже сама человеческая жизнь сильно обесценились.

Вот почему в своей педагогической практике я стараюсь использовать данный материал и при изучении в школьном курсе отвожу на это три-четыре часа вопросам «Российские предприниматели», «Меценатство и благотворительность».

Светлана ЗУБРИЛИНА, учитель истории и обществознания