(Ответ на материал, опубликованный в номере 7 «Граждановедения».)

В первом и во втором случаях настрой был на «окончательное решение вопроса». И литературный герой Раскольников, убивший старуху-процентщицу, нашел своему поступку оправдание: «Я ведь только вошь убил, Соня, бесполезную, гадкую, зловредную». Договорилось ли человечество относительно злой воли большевизма, нацизма? Пока нет. И никто не знает, когда это произойдет. У одних представителей этих течений накал ненависти ныне несколько уменьшился, они испытывают что-то похожее на угрызения совести. Другие переоделись в более привлекательную «одежду», называют себя милыми именами - социал-демократами, националистами, патриотами; они ходят на митинги и демонстрации, чтобы покричать в защиту трудящихся. Многие из тех, кого они называют трудящимися, верят им. Третьи не скрывают, что если придут к власти, то повторят то же самое, только в более жестком варианте. Я помню, как на съезде демократов группа посторонних молодых людей (гостей) вдруг встала и, выкинув правую руку вверх и вперед, на одном дыхании отчеканила: «Сталин! Берия! ГУЛАГ!», «Сталин! Берия! ГУЛАГ!». Сатанисты и религиозные фанатики строят свои планы.

Демократическая власть России распустила социалистический лагерь и одарила граждан собственностью и свободой. Мы получили тяжелую социальную среду. В новых условиях наши граждане растерялись. И не потому, что они плохие, а потому, что в великую революцию всегда так бывает. На поверхность вылезла вся грязь, которая скапливалась в течение десятилетий. Чтобы себя утешить, можно побранить Горбачева, Ельцина, Гайдара, Чубайса. Олигархов, взяточников, преступников. Либералов. Американских агентов. Не следует только бранить плохую погоду и ту ступеньку, на которую нас история поставила. Поворот случился крутой, потому что коммунисты не готовились к переменам и не осуществляли их (а начинать их следовало сразу после Великой войны). Они гнали нас, пока не уперлись в стену. Социальную среду в присутствии Ее Величества Свободы и госпожи Частной собственности нам предстоит осваивать, совершенствовать, шлифовать. И никто за нас этого не сделает. Изменилось государство, изменились общественные институты, все перевернулось - нам, педагогам, придется терпеть и интенсивно работать.

Спустимся этажом ниже. Педагогика. В номере 7 «Граждановедения» настоятель Успенского храма из Красногорска отец Константин выразил свою педагогическую мысль так: «Если на огороде выросла сорная трава, ее недостаточно срезать, обязательно нужно удалить корень. Так и с грехом». Нужно расстаться с «гордостью, тщеславием, самовлюбленностью». О ком речь - о взрослых? Но взрослого... уже не вымоешь до бела, его пороки ушли глубоко в подсознание. Значит, речь идет о детях. Будем «удалять корень», выискивать «грех» у детей. А что есть детский «грех»? Неприятие принудительного отсиживания за школьным столом в течение десяти лет? Конфликты с бескомпромиссным учителем по поводу троек, двоек и единиц? «Потеря» дневника, в который учитель записал донос? Разбитые стекла в учительской? Побег из семьи, в которой пьяные родители распускают руки? Но я не вижу в этом «греха», я вижу законный протест. Процитирую того же автора еще раз: «У человека должна быть решимость терпеть посылаемые Богом страдания, в том числе душевные».

Взрослым сию истину запомнить полезно. Но дети по природе своей не понимают столь высоких истин и потому за страдания мстят, порой жестоко, или уходят в мир грез - курят, пьют, принимают наркотики. Общество ведет войну с детьми начиная с их утробного развития. Изобретает все новые педагогики, одна другой жестче и бескомпромисснее. И побеждает. Детей остается все меньше и меньше. Весь драматизм их жизни понимали Януш Корчак и еще немногие педагоги.Школа, учителя, родители, политики современной России этого пока не понимают.

Государство руководствуется доброй волей, совершенствуя педагогику. Образовательный проект. Прежде учитель мог пожалеть ученика. Теперь он его жалеть не станет: проект велит никого не жалеть, никого не щадить. Труба зовет! Нажмем, нажмем, нажмем! Угодим начальству и оформим красиво бумагу к сроку! Мы еще не насытились советским очковтирательством. А как же быть со здоровьем ученика? Никак. О здоровье и не вспоминают. Добросовестный учитель в этой гонке участвовать не станет, потому что ему дорог каждый ребенок как человек, как личность. Передовые школы, передовые учителя - это возврат к советским временам. Передовые доярки, телятницы, свинарки. Стахановцы. Зачем нам в школе «передовые доярки»? Учителю может помочь мастер, такой как Шаталов. И то только в том случае, если учитель сам этого захочет, если у него есть стимул. Ему не могут помочь администратор и инспектор, потому что они оба, как правило, - чиновники без педагогической «изюминки». У них одни амбиции, один гонор, но мало ума, образования и опыта. А кто поможет воспитателю? Здесь только он сам себе наставник. Бездарного воспитателя можно, конечно, «натаскать», и он выдаст директору воспитательный спектакль, однако детям от этого лучше не станет. Между учителями в школе и без вмешательства государства идет состязание, в котором самыми строгими судьями являются дети. Этого достаточно. Семена раздора легко посеять, их трудно обезвредить. Деньги, которые пошли на гранты, следовало просто отдать на повышение зарплаты всем учителям.

Идеологическая смена вех в школе налицо. Налицо некоторые структурные преобразования: теперь не гонят всех по «одному коридору». Здесь добрая воля поработала. Однако все это сделано лишь в пользу государства - не отстать бы нам в мировой гонке за престиж, за внешнюю силу. Дети как были, так и остались, жертвами технического прогресса, жертвами «накачивания мускул». Не только у нас - можем себя утешить. Может быть, христианской цивилизации и суждено закончить свой бег тем, что детей будем зачинать только в пробирках, тем, что количество больниц и прочих поддерживающих хилую жизнь учреждений во много раз превысит количество мест, где люди трудятся? Пока она идет туда.

Семья примыкает к природе и состязаться с ней в воспитании детей государство - вторичный коллектив - не может. Семья в основном формирует добрую и злую волю человека. Там есть то, что мы называем душевностью, духовностью, теплом, любовью. А за пределами - интерес, расчет, разум. Перефразируя известную пословицу, я бы сказал так: «Что получено в семье - не вырубишь топором». И если уж куда добрую волю, силы и средства государству вкладывать, то вкладывать их надо в семью. Успех, разумеется, окупится не сразу. Из семьи приходит здоровый ребенок или больной, способный - не способный, умный - неумный. С добрыми наклонностями - дурными наклонностями, сдержанный - распущенный. В семье оформляется добрая воля к жизни, к добрым делам, хорошим людям. Оформляется характер будущего человека - уживчивый или невыносимый. Идеалы - из семьи, идеалы нравственные и политические. Пока семья разлагается, перспектив у нас нет никаких. Не только государство, но общество и школа, думаю я, значительнейшую часть своих усилий должны перенести на семью. Революции здесь не сделаешь - это понятно, не та сфера, однако если капля точит камень, то добрая воля умных людей постепенно остановит надвигающуюся беду. Велика роль искусства в воспитании доброй воли - театра, кино, литературы. Особенно роль всепроницающего телевидения. Если работник телевидения говорит, не нравится - не смотрите, то он просто не читал нашу Конституцию. Дело в том, что показ на экране телевизора насилия и прочих извращенностей ребенок (подросток) воспринимает как то, что позволено, как призыв к свершению зла.