Школа - понятие многомерное, это социальная структура, включающая в себя родителей, детей, учителей. Актуальны ли для них положения гражданского общества? Конечно, скажут многие и будут правы. Почему актуальны для родителей? Да потому, что они родители. Не нужно забывать, что в те достаточно непростые времена, когда школа была вынуждена обращаться к родителям с различного рода просьбами (что она и продолжает делать сейчас), среди таких просьб были и финансовые. Это, на мой взгляд, в определенной степени пошло школе на пользу, потому что это формировало некие юридические отношения, а это и определенный шаг к формированию правосознания. Со временем, естественно, круг партнерских вопросов, которые решаются совместно родителями и школой, расширялся. Сначала возникли попечительские советы в разных формах, позднее стали возникать и управляющие советы. Правда, я очень боюсь появления постановления о всеобщей советизации школ к определенному историческому периоду, к какой-то конкретной дате. Это в нашей стране, увы, случалось раньше, и не раз.

Есть еще и третья составляющая - учителя, с ней должно быть абсолютно все в порядке, и меня, наверное, должна охватить корпоративная гордость, но она меня не охватывает. Скажу честно: десять лет назад в нашей школе существовал проект, который назывался «Школа - правовое пространство», имеющий самое прямое отношение к радужной надежде, что мы примем активное участие в строительстве правовых отношений в школе. К нам приезжали замечательные люди - например, писатель Анатолий Приставкин, существовал клуб «Дебаты», учителя начальной школы работали над пособием «Я и мы», все складывалось очень и очень неплохо. Но все чаще и чаще стали звучать вопросы учителей: «Права, о которых мы рассказываем нашим детям, - это хорошо, но не забываем ли мы слово «обязанности»?»

Поначалу я думал, что русский язык очень богат, и поэтому не стоит обращать внимания на вопросы педагогов, хотя на наших встречах с учителями все чаще звучало и другое слово - «ответственность». Эта путаница существует в головах учителей, и они продолжали настаивать на своем.

Удался ли эксперимент? Увы, в небольшой степени. Но мне кажется, даже небольшая степень, даже небольшое число тех людей в школе - учителей, которые стали думать несколько по-иному, стали думать в других терминах, в других категориях, уже хорошо. Уже ради этого стоило делать то, что они делали, меняя свое сознание.

Гражданское общество - это перспектива, основанная на принципах, которые я назвал. Конечно, я перечислил далеко не все. И тем не менее нужно признать, что, как и у всякой перспективы, наверное, у гражданского общества существуют соблазны, о которых мы должны знать заранее. Общественное управление можно подменить охлократией, подчас мы, стремясь к одному, оказываемся совершенно в другом.

Что делать в такой ситуации? Наверное, тут мы должны идти все вместе, не взявшись за руки, не строем, потому что у каждого человека на этом пути есть своя траектория, которую мы должны учитывать, договорившись о неких исходных принципах. Это умение слушать и слышать, это взаимная терпимость, это право на ошибку, признание этой ошибки и готовность ее исправить. Ради чего? Вероятно, ради того, чтобы в нас и в наших детях формировалось, складывалось чувство человеческого достоинства, которое очень долго взращивается, но очень легко теряется. Умение и желание нести это бремя (я употреблю именно это слово) с чувством свободы, с чувством достоинства необходимо.