Начнем с физического развития. Крепостные крестьяне, как можно было видеть в литературе, были, как правило, здоровы, а дворянские дети -изнеженными. Но военная карьера ребенка могла состояться, если ребенок был крепок физически. Можем ли мы говорить, что сегодня в условиях ухудшающейся экологии и малоподвижного образа жизни люди вымирают, а в XVIII веке были здоровее? Наверное, нет.

Давайте возьмем образование. Да, XXI век стал веком информационных технологий, и я готов признать, что сегодняшние дети более информированны, но стали ли они от этого умнее, умеют ли они рассуждать так, как рассуждали образованные люди в XVIII веке? Нет.

Культурное развитие личности предполагает изучение искусства, театра, живописи, литературы. Люди высокой культуры и бескультурные встречались и в XVIII веке, встречаются они и сегодня. Нет, я бы не стал утверждать, что культурных людей стало больше или меньше.

Стали ли мы более или менее нравственными, чем были наши предки в XVIII веке? Сказать трудно. В литературе есть примеры: мы читаем о благородстве Гринева в «Капитанской дочке», но сразу же вспоминаем о Швабрине. За прошедшие два века люди стали добрее или злее? Нет. Соотношение нравственных и безнравственных людей остается, как я полагаю, неизменным.

Следовательно, раз ни образовательное, ни физическое, ни культурное, ни нравственное состояние сегодняшней личности не изменилось за последние двести - двести пятьдесят лет, несмотря на влияние научно-технического прогресса, я могу сделать вывод, что научно-технический прогресс на развитие личности или на ее разрушение не влияет, так же как и не делает ее более счастливой.

Могут влиять на условия развития только условия, в которых живет человек и окружающие его люди. Мне, как учителю, а не какому-то НТП, дается возможность повлиять на физическое и нравственное развитие ребенка. Я, может быть, тоже своим поведением или действиями могу повлиять на то, каким станет человек, я могу, исходя из реалий сегодняшнего дня, вооружить ребенка знаниями, чтобы он противостоял негативным последствиям того же НТП.

Надо ли бороться с ветряными мельницами, критикуя вредное влияние, оказываемое на зрение ребенка, часами сидящего за компьютером? Нет. Надо дать возможность школьнику самому научиться делать гимнастику для глаз. Смогу ли я уговорить завуча снизить учебную нагрузку до уровня, который необходим? Конечно, нет, а научить детей снимать физическое напряжение за счет физических упражнений могу. Каждый должен делать свое дело на своем рабочем месте.

Я могу указать маленькому человеку направление движения, тот путь, который даст личности возможность развиваться, чтобы в его голове возник образ учителя как указателя на перекрестке дорог: «Направо пойдешь - коня потеряешь. Прямо пойдешь - путь к развитию обретешь». Главное - вовремя подсказать!

Главное - личность. Несмотря на указатели на перекрестках, путь к развитию или к разрушению выбирает сама личность. Моя задача, раз я учитель и работаю в начальной школе, - сделать все, чтобы маленький человек, находясь в начале своего жизненного пути, доверился моему указателю.