Государственная дума готовится принять во втором чтении закон «О внесении изменений в Бюджетный кодекс РФ в части регулирования бюджетного процесса и признании утратившими силу отдельных законодательных актов РФ». Если закон будет принят так, как это предложил Минфин, вузам можно будет проститься с надеждами на государственную поддержку. Скорее всего, все они станут автономными учреждениями. Возможно, финансисты этого и добиваются, отказывая госвузам в праве зарабатывать и самостоятельно расходовать внебюджетные средства.

На заседание общественного совета прибыли представители сразу двух министерств - образования и науки, экономического развития и торговли, не было только представителей Минфина, хотя их приглашали. Представитель МЭРТа сразу отмежевался от законопроекта и высказал свое неудовлетворение как его текстом, так и тем, что с министерством текст законопроекта не был согласован должным образом. Дело в том, что МЭРТ готовил закон об автономных учреждениях, но этот уже принятый закон вступает в противоречие с поправками в Бюджетный кодекс, поэтому министерство ратует за свои поправки, касающиеся финансирования образовательных учреждений. Представитель Министерства образования и науки был, во-первых, настроен куда более благостно, а во-вторых, сообщил, что текст закона министерство согласовало. На вопрос, какие поправки или замечания внесло министерство, представитель не смог ответить, сославшись на то, что работает всего три недели, однако согласился с позицией МЭРТа в части автономных учреждений.

Чиновники ратуют за АУ, хотя сегодня еще не ясно, каким образом они будут вводиться в соответствии с принятым законом. Сегодня с финансированием АУ нет пока никакой ясности. Как и с тем, какие позиции высшей школы отстаивает и защищает в Бюджетном кодексе Минобрнауки РФ.

Российский Союз ректоров обсуждал текст законопроекта, принял решение, однако, по словам членов общественного совета, в его предложениях учтены интересы в основном МГУ, который возглавляет президент союза Виктор Садовничий.

В чем суть изменений, которые предлагает Минфин? Об этом, как и о своем несогласии с законопроектом, написал в своем заключении Комитет по образованию и науке Госдумы РФ. Каково же мнение законодателей о предложенном документе?

Законопроект вводит новое определение понятия «бюджетное учреждение» как находящееся в ведении главного распорядителя или просто распорядителя бюджетных средств государственное или муниципальное учреждение, финансовое обеспечение деятельности которого осуществляется за счет средств соответствующего бюджета на основе бюджетной сметы. Новшество, связанное с введением бюджетной сметы взамен нынешней сметы доходов и расходов, устанавливает лимиты бюджетных обязательств бюджетного учреждения в соответствии с классификацией расходов бюджета. Причем главным принципом бюджетной системы становится «подведомственность расходов бюджетной системы».

Однако, по мнению депутатов, принцип подведомственного финансирования вступает в противоречие с принципом интеграции образования и науки, поскольку означает следующее. Получатели бюджетных средств вправе получать бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств только от главного или просто распорядителя бюджетных средств, в ведении которого они находятся. Но это еще не все.

Как известно, сегодня вузы финансируются не в полной мере, как правило, они получают бюджетные средства от 50 до 70 процентов от потребности и вынуждены вести внебюджетную деятельность. Одни вузы тратят деньги на доплаты педагогам, другие вкладывают их в строительство новых учебных зданий, третьи предпочитают использовать средства для модернизации учебного и научного оборудования. Собственно, за счет внебюджета вузы выжили и продолжают не только выживать, но еще и развиваться. Поэтому понятно, насколько важны внебюджетные средства для каждого высшего учебного заведения, как источник, который позволяет вузу самостоятельно решать свои проблемы. Эти деньги, в частности, используются для поддержки студентов, организации их отдыха, медицинского обслуживания и культурного досуга.

Что произойдет, если законопроект будет принят в виде, предложенном Минфином? Во-первых, вузы не смогут зарабатывать деньги, это станет делом не только невыгодным, но и бессмысленным. Эти средства, поступающие на счет в казначействе, уже не будут «окрашены», они сольются в экономическом экстазе с бюджетными и тратить их вуз сможет только по согласованию с главным или просто распорядителем бюджетных средств. У распорядителя, равно как и у казначейства, будут права на использование средств вуза, находящихся на его счету. Например, они смогут снять деньги со счета и направить их на погашение задолженности по уплате налогов на имущество или землю, когда по тем или иным причинам Рособразование промедлит с переводом федеральных средств. Ну и какой вуз в таком случае захочет сначала зарабатывать, а потом тут же расставаться с заработанным только потому, что так хочется казначейству? Думаю, таких не найдется. Однако в этом случае вузы будут обречены на прозябание, ибо бюджетного финансирования им не хватит на нормальную жизнь.

Депутаты считают, что законопроект усложняет порядок использования внебюджетных средств. Деньги, полученные в результате оказания платных услуг, безвозмездных поступлений от физических и юридических лиц, международных организаций и правительств иностранных государств, в том числе и добровольных пожертвований, и средства от иной приносящей доход деятельности вузы смогут использовать исключительно на основании документа или генерального разрешения главного распорядителя или просто распорядителя бюджетных средств, что может создать дополнительный бюрократический барьер.

Как правильно отметили депутаты, в тексте законопроекта не встречается слово «грант» (за исключением статьи 5, описывающей переходные положения), хотя сегодня именно гранты позволяют вузовским ученым вести важные научные исследования. А как будет с тендерами, аукционами, конкурсами? Кто станет распоряжаться этими деньгами, полученными в честной борьбе с конкурентами? Вообще много различных дефиниций и бюджетных процедур, содержащихся в текстах федеральных законов в области образования и науки, потребуют согласования с терминами этого законопроекта.

По мнению специалистов, когда-то исключенные из Закона РФ «Об образовании» статьи, касающиеся бюджетного и иного финансирования, вероятно, нужно будет восстанавливать, если мы хотим, чтобы высшая школа выжила.

Вообще в заключении Комитета по науке и образованию совершенно правильно отмечено, что есть специфика правового статуса субъектов деятельности в области науки и образования, а также источников и способов финансовой и иной поддержки образовательной и научной деятельности, и не учитывать их просто нельзя.

Возникает несколько наивный вопрос: а зачем нужны такие поправки в Бюджетный кодекс, которые существенно усложнят жизнь высших учебных заведений? Ответ один: авторы законопроекта пытаются подтолкнуть вузы к переходу в статус автономных учреждений и тем самым снять финансовое бремя с бюджета. Автономные учреждения получают в свое распоряжение недвижимость, могут зарабатывать и тратить заработанные деньги так, как хотят, а кроме того, имеют право на получение бюджетных субсидий. Рай, а не жизнь. Прочитав законопроект, многие ректоры уже подумывают, а не сменить ли их вузам статус? И сменят, а уж АУ сможет легко перевести высшее образование на платную основу, тем более что закон о двухуровневой подготовке предполагает платное обучение на уровне магистратуры.

Если кто-то полагает, что новый закон коснется только вузов, то сильно ошибается. Бюджетные учреждения - это ведь и школы, и ПУ, и ссузы (которые сегодня, кстати, тоже выживают за счет внебюджетки). Возникает вопрос: а средства работодателей тоже будут поступать на общий счет и использоваться так, как этого захотят распорядители средств и казначейства? Перспектива, как говорится, страшит масштабами перемен.

Депутаты совершенно резонно отметили в своем заключении на новый законопроект, что при подготовке федерального закона, определяющего особенности использования бюджетными учреждениями внебюджетных средств, необходимо обсудить с научно-образовательной общественностью концепцию этого закона. Общественность его обсудила и высказала свое несогласие. И что? Комитет по науке и образованию тоже весьма критически отнесся к законопроекту. И что? А ничего. Госдума рассмотрит законопроект во втором чтении. Остается уповать лишь на то, что парламентское большинство учтет мнение научно-образовательной общественности и не допустит развала системы образования и давления на нее экономическими способами. Хотя надежды на это весьма призрачны.