Кроме того, необходимость ответить на эти вопросы возникла из-за того, что мы живем в этом мире, в этой стране, в этой политической ситуации, волей-неволей в нее встраиваемся и должны понимать, что за последние четыре года ситуация изменилась кардинально. Изменилась политическая, экономическая, социальная ситуация, и эти три составляющие, очевидно, изменились в сторону существенной стабилизации положения работника образования и науки. Это не значит, что все работники бюджетной сферы стали получать безумно высокие зарплаты и довольны своим положением. Это значит, что люди приспособились к этой ситуации, научились выживать в этих условиях, в какой-то степени это связано со стабилизацией и некоторым улучшением социально-экономической ситуации вообще и каждого человека в частности. Самое зримое проявление этого - полное и повсеместное отсутствие задолженностей по заработной плате, отсутствие задолженности по выплате различных пособий и прочего. На минимальном уровне все это стабильно выплачивается, и люди к этому так или иначе привыкли. Индикатором того, что ситуация изменилась, стало то, что Московский городской комитет профсоюза перестал получать гневные письма по поводу того, что нужно выходить на забастовки и митинги, демонстрации и так далее. В Москве ситуация стала спокойной, это не значит, что все всем довольны, существуют проблемы, есть локальное недовольство, но массового протестного движения, как это было в 90-е годы, в Москве не наблюдается.

Мы в московском профсоюзе столкнулись с тем, что наши старые постулаты, наши старые призывы, наши старые методы работы и формы работы перестали действовать и удовлетворять членов профсоюза. В какой-то момент мы поняли, что сколько бы мы ни призывали членов профсоюза выходить на улицы, идти на забастовки, пикеты и так далее, в результате наших титанических усилий в лучшем случае будут организованы один-два пикета по 100-200 и даже по 300 человек каждый, но это предел. А в нашей столичной профсоюзной организации состоят более полумиллиона человек. Поэтому, осознав это, мы задали себе вопрос: «А что дальше, зачем дальше мы нужны?». Раз ситуация так изменилась к лучшему, раз люди не выставляют на первое место требования о протестных действиях, чего же им надо? Чем мы будем питаться, чем жить, за что мы будем брать с людей взносы и чем перед ними отчитываться?

На протяжении почти десяти последних лет мы активно проводим социологические исследования по разным категориям членов профсоюза, в том числе были проведены такие исследования среди профсоюзного актива. Столкнувшись с новыми проблемами, мы решили провести небольшой социологический опрос на тему: «Что, по вашему мнению, сегодня в деятельности профсоюза должно стоять на первом месте? Чем, по вашему мнению, должен сегодня заниматься профсоюз»? На этот вопрос мы предложили респондентам около 20 вариантов ответа, и они выбрали как главное развитие деятельности Кредитного союза, организацию добровольного медицинского страхования, организацию и упорядочение пенсионного обеспечения, организацию правовой учебы членов профсоюза, организацию образования по льготным, доступным ценам для детей членов профсоюза и так далее.

Если пять лет назад при социологическом опросе мы получили по группе традиционных форм работы профсоюза приблизительно 400 пунктов, а по группе нетрадиционных форм работы профсоюза - около 200 пунктов, и преобладали протестно-традиционные формы работы профсоюза, то в этом году мы получили почти диаметрально противоположный результат. Мы получили порядка 250 пунктов по первой группе и около 400-420 - по второй группе. То есть люди, почувствовав вкус и уже поняв, что такое, например, Кредитный союз, уже поняли, что профсоюз способен обеспечить дополнительную социальную защиту своим членам. Помимо борьбы за заработную плату и стипендии, профсоюз способен и должен дать дополнительную социальную защиту, он должен и может предоставить членам профсоюза некие социальные услуги. То есть член профсоюза должен пользоваться некими услугами со стороны профсоюза, которые распространяются только на членов профсоюза и членов их семей. Теперь сплошь и рядом мы видим такие случаи: когда человеку нужно воспользоваться услугами Кредитного союза, он приходит к нам и пишет заявление о вступлении в профсоюз.

Получив такие результаты социологического исследования, мы озаботились проблемой предоставления различного рода услуг, и, кроме того, мы стали думать, чем бы еще заняться, чтобы быть привлекательными, чтобы создать некий положительный имидж профсоюза, что сегодня выходит на первый план. Были годы, когда профсоюз «поливали» везде, на всех экранах и на страницах СМИ, сегодня этого нет, но мы обязаны постоянно улучшать имидж профсоюза, в первую очередь нам важно работать с членами нашего профсоюза. Поэтому для нас на первое место выходит информационная работа, мы до каждого члена профсоюза должны довести информацию о том, что мы делаем, о значимости того, что мы делаем, о пользе для человека того, что мы делаем. Прознав о том, что мы делаем, коллеги из России стали часто обращаться к нам с просьбой прислать материалы о работе Кредитного союза, о добровольном страховании.

Мой теперешний уже пятнадцатилетний опыт руководства Московским городским комитетом профсоюза говорит: то, что сегодня происходит в Москве, через три-четыре года обязательно появится в регионах, если сохранится такая стабильность, которую мы сегодня наблюдаем, где-то быстрее, а где-то медленнее, но все это будет прорастать в регионах.