Андрей ФУРСЕНКО, министр образования и науки России:

- Без понимания того, что такое религия, добиться в жизни чего-нибудь довольно трудно. Религия - не только часть культуры, истории, но и часть мировоззрения. Очень важно давать в школе эту часть таким образом, чтобы каждый человек смог сформировать свое мировоззрение сам. Я думаю, что мы не должны заведомо создавать условия, при которых разные дети по интересам изучают в школе разные религии. Считаю, что очень важно, чтобы основа знаний, подходов была бы общая. При этом мы недооцениваем возможности добровольного внешкольного образования в религиозной сфере. Мне кажется, что государство вполне может поддержать различные конфессии, чтобы они развивали такие формы преподавания.

Александр ЧУБАРЬЯН, член Общественного совета, академик, директор Института всеобщей истории РАН:

- Хочу отметить, что такие заложенные в большинстве мировых религий принципы, как толерантность, осуждение зла, ориентировка человека на добро и доброе отношение к людям в основном совпадают с тем типом нравственного мировоззрения, которое нам необходимо воспитывать в школе. С каких же позиций мы должны подходить к проблемам изучения религии в школе? Во-первых, надо признать, что мы пока не готовы осуществлять здесь полноценное изучение. У нашей школы нет стандартов, нет учебных планов, профессионально выверенных учебных пособий, а главное, нет подготовленных кадров. Второе существенное замечание: если уж мы собираемся заниматься изучением религий, то нам нужно вводить культурологический и в меньшей степени исторический предмет, а не собственно религиозный. Такая позиция разделяется большинством общества и в основном находит понимание у представителей всех традиционных конфессий. Третий важный момент: изучение религий не должно раскалывать школьный класс и общество в целом, а, напротив, способствовать объединению и примирению живущих в России людей. Решить такую задачу трудно, но возможно. Надо только, чтобы учащиеся правильно поняли и усвоили те основные принципы каждого вероучения, которые совпадают с моральными ценностями нашего общества.

Алексей ВЕНЕДИКТОВ, член Общественного совета, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»:

- Давайте смоделируем такую ситуацию - в классе, официально изучающем основы православной культуры, учатся трое детей из неправославных семей: мусульманин, буддист и атеист. Как им себя вести? Что они будут делать? Ходить на эти уроки? Или их будут на это время выгонять из класса? Как в таком случае сложатся их отношения с одноклассниками? А если православных и мусульман будет поровну?! Самое страшное, когда среди детей возникает сегрегация. Тем более по национальному или религиозному принципу. В истории это принято именовать термином «апартеид»... И не надо прятаться за словом «культура»! Если родители хотят, чтобы их дети изучали основы православия, пусть создают соответствующий факультатив. Вот только будет ли это соответствовать Конституции?

Татьяна ПЕТРОВА, начальник отдела развития и нормативного регулирования особых форм и видов образования Минобрнауки РФ:

- Начиная с 2004 года Министерство образования и науки проводит мониторинг изучения истории и культуры традиционных религий в субъектах Российской Федерации. Если проанализировать результаты этого мониторинга, то можно установить, что сегодня эта предметная область изучается практически в каждом втором субъекте РФ. Существуют разные модели ее внедрения: в основном это факультативы, курсы по выбору, специальные курсы. В Белгородской области этот курс проведен решением Законодательного собрания области и оформлен в виде закона, снабженного всей необходимой дополнительной документацией. Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки специально сформировала инспекционную комиссию для проверки ситуации, сложившейся в области. Было установлено, что нарушений федерального законодательства нет. Введение предмета, как и принятие закона, в области готовили 8 лет. Все преподаватели имеют высшее специальное педагогическое образование и прошли специальную лицензированную переподготовку. В республиках Кавказа подобные решения были проведены через органы исполнительной власти. В целом большинство участников образовательного процесса согласны, что изучение исторических и культурных основ традиционных религий необходимо для формирования у обучающихся позитивной ценностной системы, воспитания межнациональной и межконфессиональной толерантности, противодействия экстремизму, терроризму, расизму и прочей ксенофобии. Поэтому мы надеемся, что в новом поколении образовательных стандартов эта воспитательно-духовная составляющая будет усилена, а изучение религий займет подобающее ему место.

Марат МУРТАЗИН, ректор Московского исламского университета, председатель Совета по исламскому образованию:

- Относительно преподавания основ православной культуры в государственных школах Совет муфтиев России придерживается очень четкой и ясной позиции. Основы любой религиозной культуры должны преподаваться только в виде факультатива, только на добровольной основе, с согласия родителей и по выбору ребенка. Мы также считаем, что в рамках федерального или регионального компонента в России нужно обязательно давать учащимся всех государственных и муниципальных школ знания обо всех традиционных религиях. Мы, конечно, имеем в виду только те религии, которые исповедует население нашего государства, и, естественно, их преподавание не должно сливаться с их религиозной проповедью.

АМВРОСИЙ, епископ Бронницкий, Русская православная церковь Московского патриархата:

- Православное видение обсуждаемой проблемы лучше всего изложено в итоговых документах последних Рождественских чтений и недавно прошедшего Всемирного русского собора. Еще раз подчеркиваю, что мы не настаиваем на преподавании религии и не скрываемся за словом «культура». Речь идет о преподавании основ общенациональной культуры России, которая - хотите вы этого или нет - стоит на православном фундаменте. Иконы преподобного Андрея Рублева и соборы Московского Кремля недаром до сих пор являются символами России во всем мире. Та же классическая русская литература в целом отражает православное миропонимание. Преподавание основ этой культуры ни в коем случае не нарушает прав других конфессий или иных мировоззрений. У нас нет и никогда не было таких планов: преподавать детям под видом культуры определенную религиозную практику, а тем более навязывать ее кому-либо.

Зеев ВАГНЕР, раввин Центрального федерального округа РФ, руководитель отдела образовательных программ ФЕОР:

- Вы представляете, что будет значить для ребенка, живущего в каком-нибудь райцентре Белгородской области, отказ посещать уроки православной культуры? Это можно сравнить лишь с отказом детей из ортодоксальных семей посещать школу в советское время. В России живет много народов и много конфессий. И если основу русской культуры действительно составляет православие, то сейчас в России живут еще миллионы и миллионы нерусских людей. И потом, не надо забывать о детях атеистов. Почему-то мы решили, что все дети и родители религиозны. В конце концов большинство русских нерелигиозны, так же как большинство татар, большинство чеченцев и большинство евреев. Поэтому обязательное преподавание основ религии - это всегда навязывание каких-то определенных взглядов.

Дамба АЮШЕВ, Хамбо-лама, глава буддийской традиционной Сангхи России:

- Я бы хотел поддержать уважаемых муфтия и раввина. Если в школе будет преподаваться одна из основных религиозных культур, действительно могут возникнуть проблемы. И ребенок, отказавшийся изучать такой предмет, превращается в изгоя. Факультативный метод гораздо мягче, им и нужно пользоваться. Тогда даже чужая культура будет восприниматься с интересом.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ, секретарь Общественного совета, главный редактор «Учительской газеты»:

- Мне кажется, что проблема довольно серьезна. Она заключается не в том, появится ли в сетке часов какой-то новый предмет или нет, а в состоянии нашего общества. Хочу отослать вас к результатам исследований мнения большинства населения о мусульманах, иудеях и буддистах. Кривая враждебности к ним растет. Люди враждебны к непохожим на них, к тем, кто исповедует другие ценности, кто принадлежит другой вере, у кого другой разрез глаз. Кстати, в западных странах подобная враждебность еще выше, чем у нас. Может быть, она возникает именно потому, что мы толком не знаем, кто живет рядом с нами в этой большой стране, которую мы строим вместе. Ядро этого знания и надо заложить в новом поколении стандартов. Исходя из него можно будет создавать и программы, и учебники, и все остальное.

Сергей КАПИЦА, член Общественного совета, академик РАЕН:

- Во-первых, в современной школьной практике надо четко провести границу между областью компетенции науки и областью религии, чтобы не вызвать конфликт в незрелых умах. Вообще противоречия между религией и наукой сейчас обостряются во всем мире. Мы живем в эпоху кризиса научного мировоззрения, и само наше обсуждение - один из результатов этого кризиса, связанного с еще более глубоким кризисом морально-этической ориентации человечества. Мы, например, наблюдаем религиозные претензии к новым технологиям в медицине, и надо на эти претензии как-то отвечать. С другой стороны, религию нельзя отбрасывать, ведь это кладовая колоссальных запасов этического опыта человека. И наконец, пока мы здесь пытаемся как-то ограничить сферу влияния традиционных религий на образование, в мире идет лавинообразный процесс созревания совершенно нового религиозного сознания, связанного со всякого рода оккультными сектами. Безыдейность современного общества и есть та почва, на которой все эти секты растут. Их влияние представляет очень большую опасность для молодежи, нужен какой-то противовес. Я не уверен, что наука справится в одиночку.

От редакции

До конца марта Общественный совет планирует представить на рассмотрение министра образования и науки РФ рекомендации по изучению в школах исторических и культурных основ традиционных религий. В числе рекомендаций - введение в старшей школе курса «История мировых религий», разработка и внедрение спецкурса «История мировых религий» для студентов всех педагогических специальностей. Все это, конечно, отрадно, однако за бумажными хлопотами чиновникам и верующим различных конфессий, как, впрочем, и атеистам, не следует забывать о самом главном - о детской душе. «Едва ли кто-нибудь не поймет, чем должна стать развивающаяся душа, в течение 8-10 лет покрываемая тусклыми и слабыми черточками, не тянущимися, прерывающими друг друга, - более 100 лет назад писал о проблемах религиозного образования выдающийся русский философ Василий Розанов. - Если слова Спасителя преобразовали мир и слово Евангелия преобразило не одну душу, гладкая проскальзывающая страница о Нем, тотчас закрываемая другою страницей, говорящей о Бургундах или об Евклиде, которая не производит и не может произвести на душу никакого впечатления... Лишь ничем не прерываемое впечатление, входя в душу свободно, неторопливо с ней взаимодействуя, оплодотворяет ее; тысячи же прерванных впечатлений оставляют душу бесплодной... Нужно оставить попытки соединить христианство с классическою древностью или жития святых с алгеброй, думая, что это так же удобно совмещается в душе ребенка, как учебник алгебры и катехизис совмещаются в его сумке. Никогда этою индифферентною сумкой не станет человек... тайком, с непереносимым отвращением он выкинет из себя и катехизис, и алгебру и останется пустым, открытым для всех влияний - как это и есть, как это мы наблюдаем с ужасом, не понимая, что своими руками подготавливаем этот ужас!»

NB!

Выразить свое отношение к обсуждаемой проблеме, а также к деятельности Общественного совета в целом наши читатели могут по электронному адресу: press@mon.gov.ru