Во-первых, ЕГЭ - не инструмент для сравнения качества обученности. 50 баллов на экзамене для школы с рабочей окраины - победа, а для элитной гимназии, которая отбирает учеников по всему городу, - преступление. Чиновники, которые заявляют директорам - закрывать будем те школы, где самые низкие результаты, не правы. ЕГЭ - это образовательный термометр, который показывает «температуру», а требуется ли пациенту лечение и какое - решать нужно на местах.

Во-вторых, возникает терминологическая проблема. Качество образования не тождественно качеству обученности, а значит, сравнивать эти параметры, используя только ЕГЭ, некорректно.

В-третьих, при переводе ЕГЭ в штатный режим и с учетом распространения профильного обучения в старшей школе остается открытым вопрос о том, что ставить в аттестат? Может быть, по предметам, изучавшимся на базовом уровне, - «зачет», а по обязательным для экзаменов - среднее арифметическое из годовой отметки и результата, полученного на едином государственном экзамене. А может, и вовсе отметки не нужны, достаточно свидетельства о сдаче ЕГЭ?

И последняя дискуссионная тема - какие предметы должны войти в перечень экзаменов по выбору для 9-х классов?

До окончания срока эксперимента остается немного времени, за которое нужно решить вполне определенные проблемы. Вначале упорядочить информационные потоки, заодно разграничить полномочия между ответственными за экзамены, скорректировать экспертную работу и разработать программы повышения квалификации для всех, кто в силу специфики своей работы столкнется с итоговой аттестацией школьников. Для этого нужно создать Федеральный информационно-аналитический центр оценки качества образования, который будет разрабатывать требования к процедурам проведения экзамена, собирать информацию и готовить ежегодный отчет о состоянии образования в России. В его же ведение войдет и сертификация педагогических тестовых материалов.