Сам Илья Рудольфович домой приходит порой не раньше одиннадцати ночи. Что ж, это вообще первый показатель энтузиаста в педагогике: работа взахлеб, никакой личной жизни, полная погруженность в научные и человеческие судьбы учеников.

Постоянное участие ребят в конференциях, в том числе международных, ежегодные собственные школьные конференции.

И это в школе с жесткой установкой на поступление в престижные вузы Москвы. Но кредо Дединского, как у каждого истинного педагога, несводимо к рейтингам и престижу.

Для него главный приоритет - некое «избыточное» с этой точки зрения, а именно глубинное, всестороннее, одухотворяющее и человечное измерение развития юной личности. Иначе бы за ним не ходили толпами ученики. А для директора школы Владимира Федоровича Овчинникова это очень важный стихийный показатель успешности педагога: если вокруг учителя, как он говорит, постоянно «вьются ученики».

«Вьются» они за Дединским и после уроков, и после выпуска из школы, ибо связаны с учителем смысловыми, содержательными интересами, заложенными в методе проектов. Еще на школьной скамье учитель находит для них возможность серьезных научных руководителей в среде вузовских педагогов, а став студентами, ребята продолжают участвовать в школьных конференциях уже в новом статусе.

Содержательные контакты продолжаются у Дединского и с взрослыми учениками, ставшими специалистами. А все начинается уже на первом уроке в очередном учебном году. «Я прошу, чтобы здесь у нас постоянно звучал некий вопрос на букву «З». Он считается «неприличным», хотя и появляется часто у вас в голове. Но поднять руку и задать его вы стесняетесь...» С третьей или пятой попытки кто-нибудь отгадывает этот вопрос, он звучит просто: «Зачем это нужно?»

Так начинается установка на универсальную мотивацию учения, на смысловую доминанту. Иначе - пассивная позиция, «а в информатике пассивность - страшное дело. Тут ведь важно, чтоб ученик слышал учителя, а его руки уже понимали, что надо делать».

Название экспериментальной городской площадки лицея «Вторая школа» звучит так: «Разработка и внедрение методики обучения профильной информатике с помощью проектно-интегративного подхода».

Старейший авторитет в столичной математической педагогике, основатель массы математических кружков и школ, из которых вышли практически все выдающиеся математики современной большой науки, Николай Николаевич Константинов так подытожил суть педагогической успешности Дединского: «Он учит не просто писать программу, а всегда держать в уме ее содержательную цель, познавательную или практическую. Этому и служит проектная система. А когда учат только тому, как писать программы, - то этим, по сути, растят лишь подмастерьев для тех же американских бизнесменов. К сожалению, на сегодня это массовая практика: наши очень квалифицированные люди выполняют неквалифицированные заказы своих боссов. А нужно так готовить кадры ИТ-специалистов, чтоб они сами командовали в своем деле!»

Получается, учителя информатики именно своим методом могут «программировать» не только творческие (научные, человеческие) судьбы своих учеников, но и место России на переднем крае современной цивилизации - в области ИТ-технологий.

Этому посвящены сегодняшние раздумья Ильи Дединского о «смысловой доминанте» ИТ-педагогики в школе и вузе.

Ольга МАРИНИЧЕВА

По моему мнению, главная задача высшей и средней школы и не только в сфере ИТ, - научить школьников действовать грамотно и самостоятельно. Под грамотностью я понимаю умение классифицировать проблемы, знать типовые решения, выбирать спектр адекватных решений, контролировать качество, мыслить не решениями, а как минимум технологиями. Тогда из стен учебных заведений выходят классные специалисты, а не юзеры-исполнители.

Первым признаком того, что преподаватели недостаточно серьезно подходят к обучению ИТ, оказывается узость спектра рассматриваемых решений. Очень часто количество таких решений оказывается равным единице. Но если предложено единственное решение, а другие не рассматривались, то, на мой взгляд, это решение всегда плохо, так как его даже не с чем сравнить!

Пример из школьного курса. Если вы знаете только один способ отсортировать массив (например, «использовать библиотечную функцию qsort»), то этот способ всегда плох, просто в силу отсутствия альтернатив. При небольшом изменении внешних данных задачи он легко может стать неоптимальным. А задачи все время меняются, это факт. Например, если массивы на входе уже частично отсортированы, их удобнее сортировать слиянием, а при добавлении одного элемента в уже отсортированный массив очень эффективны двоичные вставки. Не говоря о том, что представление данных линейным массивом далеко не единственно и не всегда эффективно.

К этой проблеме примыкает другая, более тяжелая, - проблема плохого сознания условий применимости методов и технологий. Здесь ситуация тем хуже, чем меньше понимание азов и больше тенденция к слепому заучиванию. Вообще, на мой взгляд, системный подход к любому практическому знанию (технологии) предполагает получение ответов на такие вопросы:

Зачем это надо?

Что это такое?

Где это можно и где нельзя использовать?

Как это применять?

На чем основано и с чем связано?

Чем придется пожертвовать?

Что будет, если этого не делать?

Какие в этом «подводные камни» (чего опасаться)?

Еще одна характерная проблема молодых ИТ-специалистов - отсутствие навыков работы в команде, а как следствие, и навыков поддержки стандартов. Всегда проще строить все самому и с нуля, отринув историю, но грамотнее - поддерживать то, чем люди привыкли пользоваться. Проще договориться с собой, любимым, чем с членами команды, но фокус в том, что один все не сделаешь. Или обгонят. Время одиночек в разработке ПО уже прошло. Разработка теперь - коллективное «сумасшествие».

Что хорошо удается во многих вузах - это «метод аналогий». Точнее, в таком стиле часто работают студенты. Когда разобраться в предмете с нуля трудно, проще взять решение похожей задачи у себя, у товарища или из методички. Противодействовать этому невозможно. Наоборот, очень хорошо было бы построить обучение на переходах от одной задачи к другой, но акцентируя внимание на том, что, собственно, изменилось и как это повлияет на решение. Если именно это сделать предметом пристального внимания, то разбираться в сути все-таки придется. Практическую часть (лабораторные, курсовые работы) тоже было бы полезно сделать более «приближенной к жизни». От этого они станут сложнее, но можно строить их с возможностью выбора студентом соответствующего уровня сложности. Так и поступают там, где к изучению ИТ подходят действительно серьезно.

К слову говоря, такой подход в педагогике возможен везде, но в ИТ результат будет более заметен, так как у бумаги в процессе «притягивания методики за уши» характерное качество - терпение, а у компьютера - упрямство.

Жизнь, пока учишься, не стоит на месте. Поэтому главной задачей молодого специалиста я считаю умение быстро адаптироваться к актуальным проблемам, победу над «зацикленностью» в решениях, умение грамотно комбинировать их, критически оценивать свои результаты, осваивать новое.

В общем, получается, что лучшей моделью обучающего поведения в ИТ-педагогике является известная интеллектуальная игра «Что? Где? Когда?». Без подобных навыков мозговой динамики «знаниевая» компонента остается малоактивной, невостребованной. Поэтому в высшей школе наилучшими специалистами оказываются чаще всего выпускники молодых кафедр и новых лабораторий, созданных в вузах с долгой историей. Срабатывает сочетание крепких образовательных традиций и активного «перемешивания мозгов».

Если принципы, о которых я сказал выше, будут применяться на каждом уроке, каждой лекции, на каждом семинаре, то, может быть, даже и не важно, чему конкретно учить. Все равно большинство

ИТ-технологий устаревает к началу курса лекций о них.

Своих выпускников я нацеливаю самим искать себе нишу профессиональной деятельности. Кафедру, лабораторию, научного руководителя. Зачастую там дела идут лучше, чем в общем учебном процессе. При этом следует не забывать важный закон: выбирать не столько интересную тему, сколько руководителя, который будет тобой реально заниматься. Стремиться, чтобы твоя работа была реально востребована. И в рамках этого (и за их пределами) самому интенсивно заниматься своим профессиональным образованием. По крайней мере, не терять времени. В ИТ-индустрии надо быть энтузиастом, не ждать, когда научат, а копать самому.

Еще один совет - не ставить слишком близких целей. Не стоит ориентироваться на «горячие» технологии и специальности; пока на них серьезно выучишься, они неизбежно сменятся. Надо уважать классику и смотреть вперед, для этого и нужно хорошее научное руководство. Если же вы будущий разработчик, рекомендую прочитать книжку «Программист-прагматик» Э.Ханта и Д.Томаса. Там много советов, более мудрых и выверенных, чем мои.

Конечно, хотелось бы, чтобы и образование, и самообразование работали вместе, умножая результаты. Только тогда главным ощущением выпускника станет не равнодушие, а крепкое желание работать и уверенность в своих силах.

Илья ДЕДИНСКИЙ, учитель информатики московского лицея «Вторая школа»