Первая советская атомная

Перед промышленностью была поставлена задача строить корабли любой ценой, а выявляемые недостатки их конструкции устранять во время эксплуатации. Так появилась на свет лодка К-19, которая повидала за свою жизнь столько аварий, сколько не набралось бы на целую флотилию. Но самую большую трагедию К-19 пережила 4 июля 1961 года - эта авария могла закончиться третьей мировой войной, если бы не члены экипажа, которые ценой собственных жизней остановили разрушение ядерного реактора и предотвратили взрыв.

Первая советская атомная подводная лодка стратегического назначения К-19 представляла собой трехпалубный корабль длиной 127 метров, водоизмещением шесть тысяч тонн, скоростью хода под водой 26 узлов, автономностью плавания два месяца. На лодке были установлены три баллистические ракеты с боеголовками мощностью 1,4 мегатонны каждая, торпеды с ядерными зарядами. Она имела два ядерных реактора.

К-19 спустили на воду в октябре 1959 года. Первый подводный атомный корабль с баллистическими ракетами на борту был способен сокрушить все живое в радиусе нескольких тысяч километров. Ядерный реактор лодки К-19 позволял совершать самые дерзкие походы в любые точки Земли в скрытном положении, находясь в толще вод Мирового океана.

18 июня 1961 года К-19 вышла в Атлантику на первые боевые учения «Полярный круг» под командованием капитана 2 ранга Николая Затеева. 139 человек на глубине в 200 метров исправно несли службу на своих постах.

4 июля 1961 года в результате разрыва трубки первого контура атомного реактора была нарушена система его охлаждения. Это могло привести к стремительному нарастанию температуры тепловыводящих элементов до 800-900 градусов, расплавлению ядерного горючего и тепловому взрыву реактора, выбросу радиоактивности в атмосферу и Мировой океан.

Полтора часа продолжались аварийные работы, которые велись над самой крышкой реактора. Подводники ликвидировали неисправность и заглушили реактор. Все это ценой собственной жизни: 10 человек погибли, 23 получили большие дозы радиации. В настоящее время из 139 моряков, бывших тогда на борту К-19, в живых остались 56 человек. Командир подлодки Николай Затеев скончался 1998 году.

Подводная лодка в дальнейшем была восстановлена и получила на флоте печальную известность под названием «Хиросима». Несколько раз на борту происходили пожары, аварии на атомных установках. 15 ноября 1969 года К-19 столкнулась в Баренцевом море на траверзе мыса Териберский с американской АПЛ Gato, пытавшейся осуществлять скрытное слежение за советским атомоходом. Оба корабля получили повреждения. 24 февраля 1972 года северо-восточнее Ньюфаундленда на борту

К-19 вспыхнул пожар, унесший жизни 28 человек. Позже подлодка была выведена из строя и сейчас доживает свой век у заполярного причала.

Один фильм, шесть книг и девять жизней

В историю России четвертое июля вошло как день предотвращения еще одной мировой войны, когда в Северной Атлантике потерпела аварию советская субмарина К-19. Пожар в одном из реакторов лодки удалось потушить ценой жизни нескольких подводников. Это сегодня о героях той истории снимают фильмы и выдвигают экипаж на соискание Нобелевской премии мира. А тогда о подвиге моряков не знали даже их жены и матери.

Теперь уже не давит теснота отсеков, не нужно, как раньше, экономить воздух. Но память о том дне не оставит их уже никогда, о тех долгих часах в запертой и облученной лодке, когда в нескольких километрах от натовских баз они предотвратили ядерный взрыв, который мог стать первым взрывом третьей мировой.

«От этого взрыва была бы такая волна, которая бы не только смыла остров Ян-Майен, но и двинулась бы на всю скандинавскую Европу», - говорит Николай Карпюк, командир управления стрельбой АПЛ К-19.

Это был первый автономный поход первого ракетного крейсера страны, тогда просто К-19. «Хиросимой» за многочисленные и громкие аварии субмарину назовут позднее.

Температура в реакторе поднялась мгновенно. Через двадцать минут радиация была уже во всех отсеках лодки. Командир принимает решение - ремонтировать в открытом море. Идти в зараженный отсек должен кто-то из экипажа.

Когда первая группа заходит в шестой реакторный, то там уже настоящее пекло. Защитных костюмов нет, инструментов тоже. Систему охлаждения монтируют голыми руками в бесполезных противогазах. Из аварийного отсека обожженных и опухших от радиации ребят выносят уже на руках. Лодочный врач ничем помочь не может. Аварийная команда получила смертельную дозу - 6000 рентген. Они медленно умирают. А в это время К-19 все еще дрейфует в Северной Атлантике.

Об их подвиге через много лет Харрисон Форд снимет свою знаменитую ленту «К-19, оставляющая вдов». Скандальная, но единственная пока кинопопытка рассказать о тех 60 часах мужества на субмарине с плавящимся реактором. Но слишком много было в той настоящей, неголливудской истории такого, о чем не расскажешь ни в какой пленке, ни в каких мемуарах.

«Покинуть корабль разрешения нет, хотя командир доложил: пять дней, а потом на базу вернутся светящиеся трупы», - говорит Глеб Богацкий, командир боевой части АПЛ К-19.

Командир лодки Затеев вовсе не пугал. Даже в самом дальнем, первом отсеке уровень радиации к тому времени в 17 000 раз превышал норму. На отчаянные запросы, как спасать облученный экипаж, командиру по рации почти издевательски советуют давать больше фруктов и свежих соков. И это на лодке, где в дефиците даже хлорированная бочковая вода.

«Они там не думали, что совершают какой-то геройский подвиг, спасают мир. Они выполняли свой долг», - объясняет Николай Карпюк.

Позднее, рассматривая представление на награды экипажу, Хрущев мрачно бросит свое знаменитое: «За аварии героев не дают». Им действительно никто и ничего не дал, кроме забвения. Они умирали уже на берегу, поодиночке. Хоронили тайно в свинцовых гробах, не сказав о месте даже родственникам. На осторожный вопрос: «Отчего парень умер?» - ответ сквозь зубы: «Током убило». 30 лет авария была засекречена. Даже те, кто позднее служил на

К-19, не догадывались о страшных тайнах субмарины.

Во всех смыслах пережившие свою «Хиросиму» члены того легендарного экипажа сегодня снова были вместе. Вместе с теми, кто уже никогда не узнает, что спустя почти полвека их все-таки назовут героями.