Новостройка - она и в заполярных «пенатах» новостройка. Поэтому, даже после штормового плавания из Северодвинска в Гаджиево, все равно в обличье новоявленной подводной «кошки» чувствовалось, что «Гепард», как говорится, - с иголочки. Не замылили глаза встречавшим даже ледяные «саваны» на легком корпусе, сковавшие цепкими объятиями «пальцы» аппаратуры слежения за субмаринами по их «следу».

- На флоте шутят, что в море каждый может ходить, - рассказывал тогдашний командир «Гепарда» гвардии капитан 1 ранга Дмитрий Косолапов, - а вы на берегу попробуйте послужить. Так что на переходе море было нормальное: экипаж прикачался быстро. Здоровы, живы, работают. А значит, все в порядке. Мои моряки - самый лучший экипаж в мире, так скажет о своих людях любой командир. Одни отличники. Посмотрите: это ж не люди - «звери»! Старший помощник командира гвардии капитан 2 ранга Александр Котенков - умница, труженик, порядочный человек, профессионал и джентльмен. Пообщавшись с ним, вы поймете, что такое элита ВМФ. Механик гвардии капитан 3 ранга Константин Кунихин - просто ничего говорить не буду. Он - любимчик, в голове у меня, конечно; сам я ему об этом не говорю. Однако профи! Штурман гвардии капитан-лейтенант Виктор Бауер-Бимштейн - замечательный «спец». Минер гвардии старший лейтенант Кирилл Шпорт - вахтенный офицер, моряк, мозг, швартовщик - все, что положено... Я никого не хочу обидеть. Думаю, просто всех нужно взять и перечислить. Они надежные ребята. Я их люблю, очень доволен ими. И мне с ними приятно служить. Кстати, за государственные испытания шестнадцать человек в экипаже удостоены орденов и медалей. Вручил их подводникам Президент России Владимир Путин, который присутствовал при подъеме на корабле Андреевского флага. А просто так сегодня награды никому не дают. Экипаж отличный. Что же касается самого «Гепарда» - это чудо техники: атомный «мерседес»!..

ЦИТАТА

«Как и во все времена, морская сила современной России - это не только корабли, военные базы и редчайшие судостроительные технологии. Это, конечно же, прежде всего люди. Их любовь к морю, преданность флоту и преданность Родине.

Однако, чтобы быть на уровне стоящих перед Вооруженными Силами задач, сегодня даже и этого уже недостаточно. Необходим еще и высочайший профессионализм, чувство ответственности и дисциплина, доведенная до педантизма. Море не прощает пренебрежительного отношения к себе и жестоко наказывает за ошибки. Но мы с вами знаем: талант наших моряков, их крепкий дух традиций, всегда, даже в самые сложные для России и для флота времена, позволяли преодолевать любые трудности, позволяли идти вперед. Абсолютно уверен - так будет и в наше время».

Из выступления Президента России Владимира ПУТИНА в ходе церемонии ввода подводной лодки «Гепард» в боевой состав Северного флота.

...С той встречи прошло пять лет. За это время «Гепард» признавался лучшей подводной лодкой на Северном флоте, успешно выполнил несколько дальних походов в океан. К слову, большая заслуга в этом следующего командира АПЛ гвардии капитана 1 ранга Константина Кабанцова, который, придя в апреле 2003 года на «Гепард», ввел корабль в линию.

Кроме этого, в экипаже частично сменились люди. Но все же в первую очередь - у командирского перископа. Сейчас гвардейской субмариной командует гвардии капитан 1 ранга Эдуард Вакуленко.

Всем известно, на сегодняшний день гвардейский «Гепард» - самая современная подлодка в боевом составе отечественного ВМФ. Новее ее только то, что еще находится на стапелях в Северодвинске: пресловутые «Бореи» и другие «коллеги». Поэтому, на мой взгляд, все же банально спрашивать офицера, насколько счастлив он командовать таким кораблем. Однако что все-таки сложнее: стать командиром уникальной субмарины, переходной между подлодками третьего и четвертого поколений, или быть ее командиром?

На вопрос Эдуард Александрович ответил коротко, несколько витиевато, но исчерпывающе емко:

- Назначение командиром на «Гепард» - это оказанная честь, которая налагает огромную ответственность. Ну а уже быть его командиром - это каждодневно оправдывать оказанное доверие.

Вакуленко год как командир «Гепарда». До этого командовал АПЛ «Пантера», вторым «гепардовским» экипажем.

Юбилейный, 2006 год прошел под сенью пятилетия подъема Андреевского флага и ввода «Гепарда» в боевой состав ВМФ. Срок вроде бы и небольшой, однако экипаж вписал уже не одну строку в золотую летопись Северного флота. Ну а в минувшем учебном году корабль в основном отрабатывал задачи боевой подготовки в родных заполярных полигонах. Выступил «первой скрипкой» в учении по оказанию помощи аварийной подлодке. Стрелял крылатыми ракетами, что в последний раз делалось на «Барсах» лет так десять назад.

«Гепард» постоянно в поле зрения промышленности, занятой разработкой проектов новых кораблей. Поэтому можно смело утверждать: гвардейская субмарина - стартовая площадка для создания ударных многоцелевых атомоходов четвертого поколения, подводная лаборатория отечественного ОПК. Кстати, разработчики морской техники говорят, что по архитектуре корпуса процентов на восемьдесят атомоход четвертого поколения будет схож с «Гепардом». Правда, «начинка» гораздо современней.

- Чем стали эти корабли для меня? - Вакуленко на мгновение задумался. - Если сравнивать «Барсы» с подлодками второго поколения, это был большой шаг вперед отечественной промышленности. Мы стали «общаться» на «ты» с американскими, английскими, французскими подлодками. Да и боевые службы на них интересней: когда ты имеешь те же возможности, что и твой заокеанский «партнер», игра идет на равных. Памятны боевые службы в Северную Атлантику в 1993 году на «Пантере» и Средиземное море в 1995-1996 годах, когда наш экипаж ходил на «Волке». Там наши корабли предстали во всей красе. В итоге на соединении два командира стали Героями России, сотни подводников удостоены государственных наград. Жаль, по указанию свыше убрали с рубок «звезды», отмечавшие количество дальних походов, символику призов главнокомандующего ВМФ по видам боевой подготовки. А так все было, образно говоря, «на лице» написано: подойдешь к атомоходу, глянешь на рубку, и сразу понятно, насколько именитый «зверь» перед тобой.

Экипаж «Гепарда» стопроцентно профессиональный. «Срочников» нет: их заменили военнослужащие, проходящие службу по контракту. Текучка офицерских кадров связана с убытием либо на учебу, либо на повышение. Мичманы - более, так сказать, «оседлый» контингент. Давно (многие - с момента постройки АПЛ) служат на корабле. Соответственно надежны, знают обязанности и заведования. Среди тех, кто составляет основу профессионального экипажа, специалисты высокого класса гвардии старшие мичманы Виталий Соломаха, Виталий Волошенко, Алексей Воронцов, Николай Никулин, Сергей Рубцов и другие.

- Поэтому в море лишний раз не дергаешься: что в корме, например, делается? - рассказывает Вакуленко. - Словом, профессионализм - это то, что в конце концов и должно быть в подплаве: ведь за грамотной эксплуатацией техники стоит сохранение материальной части, увеличение ресурса кораблей и качественное выполнение поставленных задач.

Вообще на субмаринах проекта 971 - молодые экипажи. Средний возраст, если не считать «старых» мичманов и группу командования, 27 - 28 лет. Именно в таких годах командиры групп, как правило, уже на «выданье», и командиры боевых частей на «Барсах».

О них, кого называют элитой флота, и командир «Гепарда», и его заместитель по воспитательной работе гвардии капитан 2 ранга Владимир Митрофанов рассказывают многое. Не раз представителей экипажа называли лучшими специалистами на Северном флоте, боевые части гвардейской субмарины с завидной регулярностью занимают призовые места в дивизии и эскадре атомных подводных лодок.

Что касается «Гепарда», то с момента вступления в боевой состав ВМФ лодку называют «крестницей Президента России»: именно Владимир Путин вручил в Северодвинске гвардейский Андреевский флаг первому командиру АПЛ гвардии капитану 1 ранга Дмитрию Косолапову. Так что уже пять лет ходит «Гепард» в море, как говорят сами подводники, под президентским флагом.

А после первой боевой службы в Атлантическом океане гвардейский экипаж так «вырос», люди настолько «повзрослели», что многие сразу ушли в академии или на повышение. Экипаж трудился на совесть, и результатом были сплаванность, сплоченность, очень высокий уровень профессиональной подготовки.

...Есть у гвардии капитана 1 ранга Эдуарда Вакуленко мечта: обязательно сходить в дальний поход на «Гепарде». Ведь океанское плавание - это венец боевой подготовки подводников. И если в учебе все равно присутствует фактор условности, то только реальная автономка ответит, чего стоишь ты как командир и чего стоят подчиненные, обученные тобою же. Поэтому и планы у «гепардовцев» большие: сдать курсовые задачи, взять курс в океан и погонять наших вероятных «друзей» как положено, привезти в родную базу «море» контактов. Чтобы иностранные «партнеры» наконец-то четко уяснили, что Северный флот, а с ним и Россия, возвращаются туда, откуда уходили временно: в Средиземку, Атлантику, Индийский океан, под лед. А Баренцево море - оно и так наше, родное, хоть порою и неласковое.