Наша страна в 1993 году объявила своей целью демократическое устройство, закрепив ее в Основном законе. Однако дискуссия общества по поводу лучшего для России политического режима не утихает на протяжении последних лет. Является ли демократическое устройство лучшим для нашей страны, остается вопросом открытым, который заставляет возвращаться к размышлениям по его поводу, к поиску наиболее убедительных аргументов в ту или иную пользу.

Наиболее убежденные сторонники демократии редко утверждают, что она является панацеей от бед для любой страны. Обычно они говорят о том, что демократия - всего лишь наименьшее зло, или лучшая организация общества, деятельность которого преимущественно направлена на разрешение общественных проблем. Обращаясь к доводам «за» и «против» выбора демократии в той или иной стране и мире, следует обратить внимание на аргументы, сформулированные мыслителями еще в прошлом и позапрошлом веках.

Алексис де Токвиль в своей знаменитой книге «Демократия в Америке» отмечал, что распространение демократии нельзя остановить, однако он же писал, что демократия в США образца 1830 года не будет подходить для США в будущем, да и для других стран она будет бесполезной. Алексис де Токвиль был уверен, что демократия должна соответствовать форме правительства, определенному периоду времени и многим другим значимым политическим, экономическим и культурным обстоятельствам.

Таким образом, перед каждым новым поколением людей встает вопрос о путях развития демократии; каким образом она развивается; какие наиболее важные факторы влияют на становление демократии и действительно ли демократия отвечает чаяниям всех народов, населяющих планету. Возможно ли, что демократия в определенные периоды развития общества при определенных условиях необходима и желательна? Свидетельство событий последних двух десятилетий убеждает тех, кто верит, что триумф демократии неизбежен. Билл Клинтон заметил, что впервые в истории человечества количество людей, живущих в условиях демократии, резко возросло, а число стран с демократической формой правления больше чем когда-либо. В Латинской Америке, в Восточной Европе, в ряде районов Африки и Азии демократия становится реальностью. Однако в противовес этим оптимистичным заявлениям «Фридом Хаус», частная организация, цель которой способствовать распространению демократии в мире, отмечает в своем докладе, что только пятая часть населения мира живет в условиях демократической формы правления, в то время как две пятых человечества существуют в частично свободном обществе, а другие две пятых части населения влачат жалкое существование в условиях тирании и отсутствия свободы.

Каковы же необходимые предпосылки для развития демократии в стране?

Очевидно, что одним из основных факторов, влияющих на развитие демократии, являются определенные экономические условия жизни населения страны, в обществе должен иметься достаточно высокий уровень жизни людей. Граждане не смогут сделать разумный, ответственный выбор, если они будут существовать на грани физического выживания.

Другой важной предпосылкой утверждения демократии являются конкретные культурологические условия. Например, все население страны должно быть грамотным, причем одного умения читать и писать недостаточно. Граждане должны знать свои права и обязанности, уметь защищать свои законные интересы и быть привержены демократическим ценностям. Уолтер Липпманн, известный американский журналист, сказал, что неграмотные люди не могут выбрать демократию. В этом смысле демократия предъявляет высокие требования к уровню образования граждан, которые недостижимы пока для многих стран в мире. Еще одним значимым условием для распространения демократии в обществе являются социальные предпосылки. Демократическое общество скрепляет чувство общего призвания, которое должно быть сильнее национальных, религиозных, этнических и других убеждений. Ценности демократии цементируют общество, объединяют граждан в их общем стремлении к укреплению политического режима.

Вопрос возможности экспорта демократии в страны с другим политическим режимом является также одним из самых дискуссионных в настоящее время. Для того чтобы вовлечь США в Первую мировую войну, президент США Вудро Вильсон, выступая перед Конгрессом, сказал, что «мир должен быть безопасен для демократии». В любой развитой демократической стране время от времени возникают бурные дебаты по поводу помощи в распространении демократии в мире, для того чтобы как можно больше людей в мире смогли разделить преимущества демократического строя. С другой стороны, люди на планете никогда не будут чувствовать себя в безопасности, пока продолжают существовать диктаторские тиранические режимы.

Для того чтобы сделать ответственный выбор в пользу того или иного политического режима, очень важно знать преимущества и недостатки того или иного политического режима.

Волна демократических революций, накрывшая мир с конца 70-х до начала 90-х гг. XX века, изменила политическую карту. Более 30 стран с различной культурой, политическим и экономическим уровнем развития сделали выбор в пользу демократии. Однако следует обратить внимание также на то, что ряд стран откатились на уровень авторитарных режимов. Не последнюю роль в образовании новых демократий сыграли США. Они оказывали всяческую поддержку странам, стоящим на перепутье. Очевидно, что демократические преобразования во многих странах принесли немало пользы им и подняли много вопросов.

Однако несомненные успехи в распространении демократии в мире в последующий период принесли немало сомнений и пессимизма как в лагерь левых сил, так и в стан правых политических сил. Самюэль Хантингтон, Френсис Фукуяма и другие ведущие аналитики в своих научных работах выделяют некоторые важные проблемы становления демократии.

Еще в 1991 году Самюэль Хантингтон опубликовал исследование «Третья волна: Демократизация последних десятилетий XX века», которое посвящено анализу процесса распространения демократии на закате XX века. Хантингтон выделил ряд значимых препятствий, которые сдерживали дальнейшее развитие демократии в разных странах. Он обратил внимание на отсутствие политического плюрализма и индивидуальных прав, которые отрицаются в рамках исламской и конфуцианской культуры. Ученый также напомнил, что подобные аргументы однажды уже высказывались и касались они культуры католических стран, таких как Испания, Португалия, Польша, но данный фактор не выдержал проверку временем. Влияние культуры, по его мнению, не может быть большим препятствием в развитии страны в ту или иную сторону. Хантингтон убежден, что культура любой страны с течением времени изменяется. Благодаря разнообразным факторам, например экономическим, «время» работает на демократию. Экономическое развитие и модернизация позволяют создать условия для развития демократии в любой стране, но только «политическое лидерство делает демократию реальностью». Демократия возможна только тогда, когда в мире и отдельных странах существует человеческая воля для ее воплощения. Хантингтон настаивает на том, что США обязаны взять на себя роль силы, которая способствовала бы распространению демократии в мире, и в своей книге дает советы тем, кто возьмет на себя роль демократизаторов.

Хантингтон убежден, что демократия положительна по своему содержанию и имеет позитивные последствия для утверждения индивидуальных свобод, внутренней стабильности и мира во всем мире. Однако вскоре он начал пересматривать свою позицию. В 1994 году он опубликовал статью «Столкновение цивилизаций», в которой была обрисована позиция, получившая дальнейшее развитие в его книге с тем же названием. Самюэль Хантингтон признал, что культура имеет колоссальное влияние на политику и во многом ее определяет. Принципы демократии, такие как разделение светской и религиозной власти, представительное правительство, плюрализм, верховенство закона, уважение к личным правам и свободам, являются продуктом западной цивилизации. А предположение, что все остальные народы должны освоить ценности, институты и культуру западного мира, аморально. Каждый народ имеет право жить в соответствии со своими собственными представлениями, в рамках собственных традиций и культуры, тем более что у западного мира своих проблем хватает.

Мнение Самюэля Хантингтона разделяет достаточно большое количество политиков и ученых. Их мнение постепенно меняется от оптимизма, связанного с успехами распространения демократии в мире, к скептицизму, которое опирается на примеры многочисленных трудностей, которые встречают на своем пути развития неофиты демократии.

Френсис Фукуяма, еще один ведущий политический обозреватель, свою точку зрения обосновывает в книге «Конец истории», которая также исследует процесс распространения демократии в мире. Он предполагает, что история вошла в период своего завершения, так как нет больше альтернативы в мире, кроме демократической. Однако объявление хороших новостей для человечества оказалось преждевременным. Мир не стал более безопасным и стабильным, а количество человеческих проблем не уменьшилось. Трагические события в разных странах последнего десятилетия скорее убеждают в том, что человеческая история готовит немало сюрпризов для человечества в ближайшем будущем и не все они приятные.

Ряд ученых пришли к выводу, что демократия для некоторых народов не принесет пользу, а скорее будет злом. Два политолога из Колумбийского университета США - Эдвард Мансфилд и Джек Снайдер - обнаружили, что одновременно с развитием демократии в стране растут националистические настроения. Например, в России неизменной популярностью пользуется партия радикального националиста Владимира Жириновского ЛДПР. Те же процессы можно наблюдать в Азербайджане, Армении, Молдавии и, конечно, в балканских странах, в которых неизменным успехом и поддержкой пользуются националисты. Эдвард Мансфилд и Джек Снайдер едва ли не с математической точностью доказывали, что чем больший рывок делают страны из тоталитарного прошлого в демократическое будущее, тем большая вероятность распространения национализма в крайних его проявлениях. Распад Советского Союза на несколько независимых стран, которые стараются сделать ставку на демократию, приводит к развязыванию крайне националистических настроений. Объявление же демократии конечной целью развития вновь образованных стран не приближает их к желаемой цели, а зачастую происходит девальвация демократических ценностей в глазах общества, а слово «демократ» превращается в бранное слово. Демократические процедуры приводят к власти махровых националистов, вроде Слободана Милошевича. Но самые большие проблемы демократические процедуры принесли в исламских странах. В 1992 году в Алжире на выборах победили исламские радикалы, которые в конце концов были сметены военными. Исламские фундаменталисты на волне демократических реформ пришли к власти во многих странах Востока, что повлекло к еще большей политической радикализации во многих соседних странах.

В связи с вышеобозначенным возникает вопрос, должны ли предпосылки к демократическому развитию вызревать постепенно внутри диктаторских режимов. Джордж Кеннан и Ханс Моргентау предупреждали о вредности так называемых крестовых походов за демократию, которые могут привести в конце концов к ядерному холокосту или доминированию в мире одной супердержавы, которая нарушит хрупкий баланс сил на международной арене. Джордж Кеннан однажды даже сравнил демократию в США с огромным динозавром, имеющим мозги с булавочную головку.

В настоящее время ученые-реалисты полагают, что попытки внедрения западных ценностей в слаборазвитые страны не приведут к успешному развитию демократии, а, совсем наоборот, спустят с цепи чудовище национализма и радикализма. Более того, некоторые из них, например Генри Киссинджер, выражают восхищение перед азиатскими ценностями, которые лежат в основе государственного развития в Китае, Индонезии, Сингапуре и которые направлены на утверждение стабильности и коллективизма, но препятствуют укреплению индивидуальных прав и свобод.

Пессимизм по поводу развития демократии в слаборазвитых странах подпитывается впечатлением от проблем, которые существуют и в государствах с высокоразвитой демократической системой. Демократия, какого бы уровня развития ни существовала в стране, не избавляет ее от массы проблем, более того, демократия их обнажает, а вот решать их выпадает на долю граждан страны.

Развитие демократии в странах бывшего Советского Союза встречает очень большие трудности в связи с тем, что опыт демократического развития там отсутствует или минимален. Еще одной трудностью на пути развития демократии является то, что многие эти страны никогда не были независимыми государствами или период независимости был кратковременным. Государственные институты Белоруссии, Таджикистана, Азербайджана и других сегодня независимых стран имеют в качестве таковых провинциальные организации, оставленные им в наследство Советским Союзом, непригодные для утверждения демократии. В этих странах отсутствуют гражданское общество, рынок, политические элиты, закон не работает, то есть все, что могло бы способствовать поддержанию законного правительства. Поэтому ожидать скорого укрепления демократических отношений не приходится.

Существует мнение, что развитие демократии в бывших тиранических странах зачастую приводит к дестабилизации, кровавым этническим конфликтам и войнам. Действительно, разрушение авторитарных государств развязывает этнические конфликты и множество приграничных стычек. Однако можно ли это поставить в вину демократии. Отсутствие поддержки развития демократических институтов извне зачастую приводит к смене одного авторитарного режима другим. Рвущиеся к власти тираны успешно развязывают националистические конфликты и этнические чистки, пользуются ими и в итоге приходят к власти.

Страны, находящиеся в фазе смены политического режима, становятся крайне уязвимыми и неустойчивыми. Вновь образованные демократические институты еще не выполняют полноценно свои функции, что может привести общество к крайне неприятным политическим событиям. Например, в 1993 году около 23% голосов населения собрал радикальный политик Владимир Жириновский. В настоящее время поддержка его партии постепенно уменьшается. Но на смену ему приходят другие не менее опасные политики, эксплуатирующие тему национализма.

Может быть, демократия и не является лучшим средством для решения мировых проблем, но это лучший выбор, чем тот, который связан с авторитарной формой правления, который ограничивает любые возможности для разрешения мировых проблем и приводит к большим человеческим и экономическим потерям. Более того, демократическое решение, правовой выбор может поддерживать только демократическое государство.

Вопрос, который в настоящее время стоит перед человечеством и который требует немедленного ответа: как долго может выживать мир, тесно взаимозависимый и находящийся в состоянии частично демократическом и частично тираническом? И, очевидно, в ближайшем будущем выбор, который формулируется перед человечеством, заключается в том, какое направление трансформации будет избрано - к увеличению демократических начал, объема свобод и прав человека на планете или укреплению диктаторских автократических тенденций. И каждая страна, особенно та, политика которой отличается ответственностью и взвешенностью, не может оставаться в стороне от этого выбора. Демократические страны должны оказывать поддержку государствам, ставшим на путь развития демократии.

В IV веке нашей эры христианство распространилось и укоренилось в Европе и в некоторых частях Азии. В христианском мире возникает и растет согласие вокруг идеи, освящающей ценность индивидуальность. Народы Европы объединило представление об индивидуальной ответственности, которое своими корнями уходит в христианство. Однако христианство динамично, западная европейская идеология постоянно изменяется. Появляются новые ее ответвления, возникают секты, рождаются ереси. В конечном счете христианство переродилось в мощную идеологическую иерархическую организацию и ей не удалось сделать мир более безопасным, нравственным и справедливым, но более сложным он стал. Демократия, которая в наше время завоевывает новые пространства, очень напоминает христианство в IV веке и его влияние на мир.

Обвал коммунистических режимов по внутренним причинам еще не свидетельствует о силе демократии. Естественная кончина коммунизма не может гарантировать дальнейшую безопасность мира, так как диктаторские режимы националистического толка могут прийти на смену коммунизму. Маятник истории раскачивается из стороны в сторону, от одной крайности к другой, по ходу истории ультрасоциалистические коммунистические режимы сменяют крайне правые националистические формы правления и наоборот. История зачастую показывает, что торжество разума не наступает как в результате распространения христианства, просвещения, так и триумфа демократии. Думать, что демократия является одной из форм детерминизма, как раньше представляли коммунизм, является откровенным заблуждением.

Поддержка распространения демократии в других странах ведет скорее к созданию условий для развития новых форм авторитарной власти, так как едва ли возможно навязать демократическое устройство в тех странах, в которых отсутствуют предпосылки для нее.

Конечно, утверждение, что демократия - хорошо, а тирания - плохо, замечательное, однако следует к этому добавить, что развитие демократии может опираться только на соответствующие политические, экономические и культурные достижения. Алексис де Токвиль в своей классической книге хорошо показал, что демократия в США выросла органично, естественным образом, несмотря на то что история этой страны довольно краткая. Европейское же общество достигло высокого уровня развития и сложности также органично за достаточно длительный временной промежуток, когда идея прав человека и его ответственности укоренилась в общественном сознании и стала основанием для построения стабильных политических, экономических отношений, избежавших крайностей анархии и тирании.

В настоящее время в странах, вставших на путь построения демократии, ее поддерживают исключительно аргументы морального свойства. Доводы исторические, экономические, социальные и другие не работают в этих странах. Крайне сложно объяснить жителям бывших авторитарных стран, что представляет собой демократия, если демократический опыт у них отсутствует, а собственно представления о демократии черпаются из средств массовой информации, которые пытаются манипулировать общественным мнением и искажают вольно или невольно представление о демократии.

Демократия зачастую ослабляет государство необходимостью создания разнообразных партийных коалиций, приводящих к снижению эффективности правления. Примером может служить современная Украина. Становление демократии протекает с большими трудностями в тех странах, где бюрократические институты никогда хорошо не функционировали. Так как демократия не направлена на укрепление государства вообще и на усиление роли государства в обществе в частности, особенно на начальном этапе ее развития, то можно утверждать, что демократия в большей мере подходит тем странам, которые уже имеют хорошо функционирующую бюрократическую систему, значительный средний класс, поддерживающий страну высокими налогами, отсутствуют пограничные конфликты, а общество моноэтническое. Подобным примером может служить Чехия, подходящая по вышеперечисленным параметрам.

В основе социальной стабильности демократии находится средний класс, однако появляется он и крепнет в эпоху додемократическую. А демократия является результатом протеста среднего класса против отсутствия свобод и других условий, которые и способствуют развитию демократии. А если страна становится на путь построения демократии, а средний класс в ней отсутствует, то шансы распространения демократических отношений крайне невелики.

В современном мире перед развивающимися странами стоит не выбор между демократией и тиранией, а скорее выбор между одной тиранией и другой. А выборы в этих странах не играют никакой роли, и если они не заканчиваются очередным государственным переворотом, то подсчеты результатов избирательной кампании сильно фальсифицируются.

Таким образом, вопрос выбора политического режима стоит перед каждой страной, волнует ее ответственных граждан. Умение глубоко компетентно размышлять над этим вопросом позволяет осуществить ответственный взвешенный выбор в пользу лучших альтернатив, что очень часто можно обнаружить в истории нашей страны.

Юрий АНТЮХОВ, преподаватель Орловского государственного университета