В целом большинство опрошенных позитивно оценивают учителей и школу. Но за этой позитивной оценкой, пишет Эфендиев, нельзя не видеть несколько важных моментов.

Ученики считают, что их учителя достойны уважения за высокий уровень своей профессиональной подготовки. Так думают 85,6% опрошенных одиннадцатикласников, 34,6% старшеклассников считают, что учителя, безусловно, заслуживают этого уважения. Но Эфендиев обращает внимание на то, что такой высокий процент положительных оценок достигается за счет учителей очень сильных (51,8%) и довольно сильных (38,3%) школ, ведь в них учатся две трети опрошенных.

Две трети опрошенных считают, что учебный процесс в московских школах организован хорошо, но в обычных школах этот показатель понижается до 59,4%. Показатели неоднородны по типам школ, например, они выше в школах естественно-научного профиля (72%), но существенно ниже (30-45%) в обычных школах.

73,7% опрошенных считают, что учителя работают заинтересованно, не для галочки, причем в сильных школах этот показатель повышается до 79,5%, а в спецшколах - до 74,7%. Однако, замечает Эфендиев, не стоит сильно обольщаться такими результатами, потому что в обычных и слабых школах процент положительных оценок составил 66,8%, а восторженных - всего 22%. Кстати, и в школах с углубленных изучением иностранного языка число восторженных оценок не превышает 28,6%.

Учителя требовательны к самим себе и к школьникам - так в целом думает 81% опрошенных, а вот что учебный процесс хорошо оснащен и оборудован компьютерами и другими техническими средствами обучения, так, по данным Эфендиева, считают лишь 68,3% старшеклассников. Разброс положительных мнений колеблется от 79,2% в сильных школах до 60% в обычных.

По результатам опроса, в общем довольно лестного для московских педагогов, можно было бы предположить, что учителя - те люди, которые становятся наставниками учащихся в различных жизненных ситуациях. Но Эфендиев и его команда предложили одиннадцатикласникам ответить на такой вопрос: к чьим мнениям, советам они больше всего прислушиваются, решая такие проблемы:

Как дальше строить жизнь - поступать в вуз или идти работать, в армию?

В какой вуз поступать, на какую специальность?

Как строить отношения полов, как правильно поступать в любви и браке?

Что главное в жизни, каковы главные правила, как строить отношения с людьми?

Каким должно быть личное поведение.

Кто прав в той или иной ситуации?

Полученные ответы позволяют сделать вывод, что практически по всем предложенным вопросам (кроме того, что касается отношения полов, любви и брака) безусловным авторитетом для ребят остаются родители. Затем следуют личные друзья, хотя их мнение не всегда верно, ибо в подростковой среде лидерами и авторитетными личностями часто становятся не самые благополучные дети, и их оценки и советы, по мнению Эфендиева, могут толкать подростка на нравственно небезупречный путь.

На третьем месте оказался ответ «ни с кем это не обсуждаю», то есть одиннадцатиклассник пытается сам проанализировать ситуацию и найти выход. Разумеется, трудно прогнозировать, каким он будет, ибо, как совершенно правильно пишет Эфендиев, для этого у подростка нет ни жизненного опыта, ни нужных нравственных знаний.

Логично было бы предположить, что старшеклассники, дающие такие высокие оценки деятельности учителя, обратятся к нему за советом в той или иной трудной ситуации. Но парадокс: за советом к педагогу готовы обратиться всего лишь 5% опрошенных. То есть большинство учеников не признают за учителем того морального авторитета, который позволил бы прислушаться к мнению школьного наставника, в том числе классного руководителя или директора школы.

А что вообще дает старшекласснику школа, где он проводит большую часть времени, где во многом формируются его интересы, знания, морально-нравственные качества? Эфендиев откровенно радуется, что молодые люди считают: в школе они приобрели хороших товарищей (81%), умение работать в команде (58%), получили первый опыт общения с руководителями (55%), необходимые практические знания, навыки, которые потом пригодятся в работе, азы знаний, необходимых любому человеку в его самостоятельной жизни.

Что настораживает Эфендиева? Например, то, что всего 31% опрошенных считают: школа привила им хорошие манеры и умение общаться без бранных слов, 37% радуются, что она дала им хорошее спортивное развитие и физическую крепость, 44% признательны школе за навыки общения с компьютером, культуру и достаточно широкий кругозор. Настораживает, что только 63% приобрели в школе нежелание пользоваться наркотиками, а как обстоят дела у остальных 37%?

Сегодня все или почти все выпускники школ хотят поступить в вузы. Но на вопрос «В какой мере школа подготовила вас для учебы в высшем учебном заведении?» получены довольно обескураживающие ответы. Только 8% опрошенных считают, что никакой специальной подготовки к поступлению в вуз им не нужно, поскольку для этого достаточно школьной. А вот 55% рассчитывают, что по некоторым предметам им помогут подготовиться к вступительным экзаменам репетиторы или подготовительные курсы. 33% опрошенных считают, что по всем предметам, по которым необходимо сдавать вступительные экзамены, школьной подготовки недостаточно и нужно брать репетиторов или поступать на подготовительные курсы.

Конечно, на такую позицию выпускников очень сильно влияет то, что вузы сознательно завышают планку тех знаний, которые нужны абитуриентам для успешного преодоления вступительных барьеров. Но, во-первых, очень скоро ситуация изменится в связи с введением в 2009 году единого государственного экзамена, который сделает едиными требования к знаниям выпускников школ. Во-вторых, не секрет, что демографическая ситуация в ближайшие годы заставит не только высшую школу, но и начальную и среднюю профессиональную бороться за каждого выпускника, привлекая его не только интересными профессиями, но и льготами при приеме на обучение. Очень интересно будет тогда провести опрос выпускников школ и узнать их мнение относительно того, в какой мере школа подготовила их к учебе вузе и какие знания помогла получить. Интересно прежде всего потому, что нам архинеобходимо сегодня найти мерило успешной или неуспешной работы учителя. До нынешнего времени этим мерилом было количество выпускников, которые получили медали, которые поступили на учебу в высшие учебные заведения. Если и то и другое перестанет быть этим самым мерилом, то возникнет вопрос: чем измерять качество работы учителя?

Результаты опроса изучала