«Благое дело»

Одна из протестующих - Анна Тарасенко, учительница русского языка и литературы Нижнеиртышской средней школы Саргатского района. Перед Новым годом она отправила письмо Дмитрию Медведеву, первому вице-премьеру российского правительства, сообщив о том, что областные власти вынуждают ее «просить политического убежища в Европе». В доме, где живет учительница с семьей, жить невозможно - в нем можно только умирать. Семью Анны Тарасенко, как, впрочем, и десятки других, администрация бросила на вымерзание. Но они борются.

Весной 2006 года в Нижнем Иртыше состоялся сход граждан. Администрация района объявила, что центральная котельная, от которой обогревался жилой сектор, нерентабельна, поэтому начинается реализация губернаторской программы газификации. «Голубое» благоустройство обойдется каждой семье в 13 тысяч рублей - за прокладку уличного газопровода.

Дороговато при учительской зарплате в 5-6 тысяч. Анна Тарасенко преподает в школе 21 год. Кроме уроков, ведет еще и драмкружок в школе, потому выходит даже шесть с половиной тысяч. А семья немаленькая - дочь, умница и красавица, учится на факультете прикладной математики Омского государственного университета, сын, тоже отличник, - в десятом классе. Кстати, в немалой степени успехи драмкружковцев способствовали тому, что Нижнеиртышская средняя школа в прошлом году стала «миллионершей», выиграв президентский грант.

Выяснилось, что когда газопровод подойдет к дому, платить придется еще и по смете подрядчика: в зависимости от объема работ, длины подводной трубы, емкости котла... Подсчитали - прослезились. Все это ненужное удовольствие обходится в 60 - 80 тысяч рублей с дома. Деньги по педагогическим меркам немыслимые. Да и не только педагогическим. В Нижнем Иртыше 2 тысячи жителей, и лишь несколько человек из них имеют доход больше 10 тысяч рублей. Но кто мог, деньги понес - из опасения перед властью. А педагоги - люди грамотные. Читали в Конституции, что власть не имеет права предпринимать действия, ухудшающие их положение. Заглядывали и в Гражданский кодекс: администрация не может расторгнуть с жильцом договор на энергоснабжение, а котельную можно остановить лишь в случае стихийного бедствия.

Между тем в июне работы пошли полным ходом - из земли выворачивали теплотрассу. Два с лишним десятка педагогов подали заявления районному прокурору Игорю Горину, который взялся отстаивать их права. Издал предостережения главам - Саргатского района Михаилу Тюфягину и сельского поселения Нижний Иртыш Александру Сильвановичу, предупредив о «недопустимости таких действий». Те не испугались. А вот многие учителя задумались о справедливости, которой нет, и пошли брать кредит. Анна Тарасенко тоже пошла, но к прокурору. Тот направил от ее имени заявление в Саргатский суд. Суд вынес определение «об отказе в принятии заявления». Прокуратура посоветовала обжаловать это определение. Пустые хлопоты затянулись до осени. В областной прокуратуре Анне сообщили, что все в порядке - начальник МУП ЖКХ предупрежден об ответственности за самоуправство.

Это совершенно не помешало в начале ноября в селе Нижний Иртыш торжественно открыть газопровод, построенный совместно с ОАО «Газпром», и новую модульную котельную на природном газе. На митинг по этому случаю прибыли и глава Саргатского района Михаил Тюфягин, и министр нефтегазпрома области Александр Триппель, и даже настоятель Свято-Никольского монастыря иеромонах Серафим вместе с отцом Владимиром, окропившие святой водой мини-котельную. Благословили благое дело на пользу ближним, нуждающимся. Главы района и поселения удостоились высоких благодарностей за свои действия.

Омские газеты радостно рапортовали, что в этом году село Нижний Иртыш газифицировали «почти полностью». Кому-то повезло, например, ветеранам педагогического труда Марии Васильевне и Аркадию Ильичу Агишевым. Гости заходили в их дом, спрашивали, во сколько обошлась газификация, как им нравится обновление. Фотографии ветеранов обошли местные издания. За стариков можно порадоваться - им почему-то хватило на газификацию нескольких пенсий. Впрочем, похоже, только им одним. А десяток семей, среди которых и семья Анны Тарасенко, педагога, отдавшего школе 20 лет, в празднике не участвовали. Их дома остались зимовать без тепла и воды - именно это имели в виду газеты, говоря, что Нижний Иртыш газифицирован «почти полностью». Коммуникации в домах обрезали, холодный водопровод размерзся.

Дождавшись холодов, прокурор района Игорь Горин возбудил административное дело по факту вывода из строя котельной. Но мировой судья прекратил это дело по истечении срока давности - по закону он составляет 2 месяца, а прошло с момента самоуправства 4. Ответа от Дмитрия Медведева Анна Тарасенко пока не получила. «Огромная просьба, - написала она вице-премьеру, - не спускать мое обращение в Омскую область: на этом уровне все инстанции уже пройдены». Губернаторская программа газификации - предмет гордости областного правительства. О ее необходимости ученые спорят, но тихо. Омская область выбилась в лидеры по объемам бытового газопотребления в Сибирском регионе. Вложено в нее уже четыре миллиарда рублей - газифицировано 25 из 32 сельских районов. ЖКХ нуждается в обновлении, но вот беда - количество абонентов, нужных для рентабельности газовых котельных, в деревнях не набирается. В большинстве случаев газовые котельные убыточны. И жителям это удовольствие обходится все дороже, особенно теперь, когда газ по цене догоняет уголь. Бесспорная выгода от газификации - подрядчикам, коих допущено к столь серьезному делу немного, ну и, разумеется, «продавцам газа».

Куда ушли деньги - неизвестно

Вместе с Анной Тарасенко объявила голодовку Ирина Дроздова, тоже педагог и депутат Троицкого поселкового совета. Она выступает от имени жителей села Верхний Карбуш, учителя которого уже третий год добиваются возвращения им коммунальных благ. В Верхнем Карбуше всего 164 жилища, в 39 из них, где живут преимущественно учителя, было центральное отопление. В позапрошлом году в день открытия отопительного сезона котельную... закрыли. Предложили альтернативу - электрические панели по цене в зависимости от жилплощади от 30 до 50 тысяч рублей. Кто рискнул деньгами, тот потерял здоровье - в домах стало тяжело дышать. У кого денег не нашлось, здоровьем тоже не обогатился, медленно вымерзая. Вскоре после отключения от тепла скончалась в своем доме от переохлаждения пенсионерка. Учителя вышли на похороны с плакатами, обвиняя районную администрацию. Та, впрочем, не заметила. Педагоги слали письма губернатору Омской области Леониду Полежаеву, потом президенту Владимиру Путину, даже съездили на прием к российскому уполномоченному по правам человека Владимиру Лукину. В феврале прошлого года районная администрация, пообещав исправить положение, предложила поучаствовать в программе газификации - для начала скинуться по 5 тысяч на проект газопровода и экспертизу. Деваться некуда - собрали 800 тысяч рублей. На том все и остановилось. Никаких работ по прокладке газопровода не ведется. Народ греется буржуйками и радиаторами. Куда ушли деньги - неизвестно.

Три суда позади...

В числе голодающих и Алма Бухарбаева, сын которой вернулся из Бикинской военной части Хабаровского края в цинковом гробу. Ей объявили, что мальчик повесился, но медсестра по профессии, она добилась того, чтобы гроб вскрыли. У парня не было странгуляционной борозды на шее, зато странный рваный шов, не похожий на патолого-анатомический, шел по всему телу. Даже поверхностный осмотр свидетельствовал, что солдата истязали и насиловали. Добиваясь расследования обстоятельств гибели сына, Алма Бухарбаева прошла три суда - Бикинский, Краснореченский, окружной Дальневосточного округа. Детей у нее осталось четверо, муж - инвалид, сама она за эти годы перенесла два инсульта. Живут на окраине Омска в домике, разделенном перегородкой на две клетушки, - 28 квадратных метров. Ответа от Верховного суда пока нет. Омские власти, устав от активности матери, пообещали ей положенное - орден материнской Славы и соцнорму жилья: 18 квадратных метров на человека. Но вместо этого выдали 1000 рублей - материальное вспомоществование семье на 2007 год.

Ушаты ледяной воды

Сын 73-летней Надежды Воробьевой, еще одной протестующей, погиб в Афганистане. Награжден двумя орденами, медалью «За боевые заслуги». Десять лет пассажирское депо «Омское», где она проработала почти 35 лет, отчисляло зарплату погибшего в фонд мира - на строительство клуба для ветеранов Афганистана, Чечни и реабилитационного центра. Брат и сестра «афганца» продали свои квартиры, вложив деньги в общесемейное дело. Для Надежды Дмитриевны в нем заключался смысл жизни. И дом, в который Воробьевы вложили средства, наконец построили. Высится он в центре Омска, посему вселилось в него немало начальников. Не хватило площадей только Воробьевым и их друзьям - ветеранам локальных войн.

В этом доме, на Масленникова, 72, в одном из пустующих пока подсобных помещений женщины и намеревались голодать. Одну из первых дамских демонстраций полиция Нью-Йорка поливала из шлангов грязной ледяной водой. Омские власти поступили иначе. На встречу с дамами прибыли официальные представители всяческих органов - и правительства, и УВД области, и мэрии. Губернатора и мэра, впрочем, не было. К голодающим со своих высот спустились замы. Лилась не вода, но речи - было обещано восстановить справедливость в кратчайшие сроки, от двух дней до недели. Сильные, мужественные женщины, привыкшие к чиновничьим ушатам ледяной воды, от начальственной «ласки» слегка растерялись. И решили поверить - в последний раз. Бунт слабого пола - не бунт рабов. Он осмыслен и щадящ. Хотя, наверное, чересчур доверчив - голодовка приостановлена.

Кстати, с Женским днем ни один из начальников поздравить протестующих не догадался.

Омск

P.S.

Краткосрочная голодовка решила пока самый незначительный вопрос - в Верхний Карбуш наконец начал ходить еще один автобус с отправлением из Омска в 20.00. Наверное, этот вопрос можно было решить и раньше. Но... 500 населенных пунктов Омской области до сих пор не имеют никакого транспортного сообщения с «большой землей». На новые маршруты нет денег. Так же, как на реформу ЖКХ.

С ЖКХ власти решили просто - можно «благоустроить» граждан принудительно, за их же счет. По словам Валерия Бойко, заместителя председателя правительства, министра строительства и жилищно-коммунального комплекса Омской области, мероприятия по переводу котельных на газ окупаются за год-полтора. Благодаря газификации жители стали платить за отопление в 3-4 раза меньше, уверяет министр. К слову сказать, многие жители Верхнего Карбуша и Нижнего Иртыша за отопление сейчас вообще не платят. Сами виноваты - мешают прогрессу. Ведь в Нижнем Иртыше, как уже говорилось, проходил сход граждан. Только ни Анна Тарасенко, ни другие педагоги, оставшиеся без тепла и воды, реальную «цену благоустройства» почему-то себе не представляли. Окупить затраты в 80-100 тысяч за полтора года они могут, если сумеют это время обойтись без еды, питья, одежды и крыши над головой.

А в Верхнем Карбуше сход никаких улучшений за большие деньги не захотел. И все же котельную отключили - Омский районный суд установил, что это правильно, поскольку она была аварийной. В том, что люди остались без воды и тепла, никакого «криминала» не замечено. 8 марта обещаний было дано много. Но после 11 марта, когда в Омске состоялись выборы в Законодательное собрание, протестантки по-прежнему не могут пробиться в кабинеты мэрии и областного правительства. Разве что Алму Букарбаеву в мэрию действительно пригласили. Как выяснилось, лишь для того, чтобы поставить в очередь на жилье.

Женщины-бунтовщицы настроены решительно - если их требования, все без исключения, не будут удовлетворены, в конце марта голодовка возобновится.