В основу выставки легли работы художника, который в своих произведениях отразил самые страшные месяцы первого года блокады, с 8 сентября 1941 года по конец марта 1942 года. Тринадцатилетним подростком он со своими родителями прожил семь незабываемых тяжелых месяцев в блокадном городе, принимал участие в работах на трудовом фронте. К счастью, с прорывом блокады мальчика по Ладожской дороге эвакуировали в тыл.

Память о тех днях осталась с Людвигом Гаевичем навсегда. Она вошла в его судьбу как незаживающая рана. Вот почему тема Блокады стала главной в его творчестве. Каждая работа художника - это его воспоминания о каком-то мгновении из прошлого. В основном показаны быт ленинградцев во время блокады, тяжелая судьба женщин и детей в осажденном городе.

Людвиг Симонов старается быть документально точным, чтобы изображаемое на картинах воспроизводило эффект ожившего действия.

- Это задача сложнейшая, - говорит художник, - она потребовала много времени и усилий, чтобы найти ее решение. В одной, двух и даже трех картинах не выразить происходившее. Надо проследить последовательность фактов, что и как было, то есть довериться памяти, воспоминаниями разбудить ее. Найти живописное решение - мягкое, светлое, зыбкое, почти полуреальное.

И такое решение художник нашел - почти все его картины выполнены в необычной технике. Первое впечатление - абсолютно белое полотно. И только вглядевшись, картина как бы проявляется, начинает проступать сюжет, а изображение воспринимается словно через замороженное стекло. И это глубоко символично, ведь морозный иней не оставлял ленинградцев нигде - ни на улице, ни дома.

Выставка Людвига Симонова состоит из трех частей, каждая из которых посвящена определенному периоду в жизни блокадного Ленинграда. Первая часть - «Дальний пригород города» - отражает строительство укрепрайонов, дотов, перебежку ленинградцев под огнем «юнкерсов». В следующей серии картин «Огненная осень» показаны первые бомбардировки, жизнь людей в бомбоубежищах, строительство баррикад. Основная часть экспозиции озаглавлена «Зима. Голод». На картинах - обессиленные, замерзающие, голодные, умирающие женщины, дети. Вот маленькая девочка пытается поднять маму, упавшую без сил посреди дороги. А вот на огромной кровати в холодной квартире под грудой вещей проступают очертания двух тел. Живы ли они? В другой квартире женщина склонилась над окоченевшим трупом сына, а второй ребенок смотрит на них с кровати. Вот человек, собирающий снег, чтобы натопить воду. А на других картинах люди бредут с чайниками за водой к Неве. Детские саночки, на которых везут завернутые в простыни или одеяла трупы близких людей. Художник часто акцентирует внимание на кусочке хлеба. На одной из картин он изобразил женщину, которая на могилу ребенка положила 125-граммовую пайку хлеба, которой ему так не хватало при жизни.

Всего на выставке представлено 60 полотен. Смотреть на эти картины очень тяжело.

- Но это наша история, - говорит член совета Московской общественной организации ветеранов - жителей блокадного Ленинграда Татьяна Аркадьевна Моисеенко. - И если сегодня мы не расскажем детям о тех трагических днях, они не узнают о прошлом своей страны. Жить без памяти нельзя. Память об ушедших - святой долг. Поэтому мы постоянно встречаемся с детьми, рассказываем им о Великой Отечественной войне и подчеркиваем, что летопись блокадного Ленинграда - это не только скорбь, но и мужество, терпение, несгибаемая воля ленинградцев, которые, несмотря на голод, холод, бомбежки и артобстрелы, выжили, выстояли и победили.

Когда началась блокада, Татьяне Аркадьевне шел четвертый год. Отец, 29-летний художник, погиб в первые дни войны. Маленькая девочка вместе с мамой, бабушкой и другими родственниками оставались в блокаде все 900 дней.

- Я помню, как набирали воду из Невы, - делится воспоминаниями со школьниками Татьяна Аркадьевна. - Ни канализация, ни водопровод не работали. Спуск от набережной к воде был небольшой, всего-то три ступеньки, но люди были настолько истощены, что с большим трудом поднимали емкости с водой, боялись расплескать воду, а повторно спускаться к реке уже не хватало сил. Поэтому они ложились и ждали, пока в посудине замерзнет вода, и только после этого везли на саночках домой.

Не всем родным Татьяны Аркадьевны посчастливилось услышать победный салют. Сама она долгие годы лечилась от тяжелой формы туберкулеза. Ее мама ушла из жизни в 67 лет.

На встречах со школьниками бывшие блокадники вспоминают каждый свое, то, что досталось на его долю. Ничто не забыто: ни то, как трудно было терпеть постоянное чувство голода; каким ужасом были разрушающиеся во время бомбежек соседние дома; как хоронили самых близких людей - маму, бабушку, сестер и братьев, как плыли на баржах через Ладогу, а за бортом рвались снаряды... Шесть десятилетий не стерли из памяти ничего. «Им вспоминать об этом трудно, и нету сил, чтоб позабыть», - это строка из стихов блокадного мальчишки Анатолия Молчанова. Он из того же поколения, что и художник Людвиг Симонов: оба были в те трудные годы школьниками, цепкая детская память обоих сохранила страшные картины пережитого.