Заместитель командира эскадрильи 46-го гвардейского женского полка ночных бомбардировщиков 4-й воздушной армии 2-го Белорусского фронта гвардии капитан Надежда Васильевна Попова за время войны совершила 852 боевых вылета, большее количество из которых были ночными. Отважная летчица водила свое звено на ночные бомбежки в район Таганрога, Ростова-на-Дону, часто вылетала на дневную разведку. Она Герой Советского Союза, награждена орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, тремя орденами Отечественной войны 1-й степени, многими медалями и наградами иностранных государств.

А началось все с того, что однажды рядом с поселком, где жила семья Поповых, прямо на поле совершил вынужденную посадку самолет. В то время для многих самолет был сродни инопланетному кораблю, поэтому дети гурьбой прямо из школы бросились к полю. И пока летчик ориентировался по карте и уточнял у местных жителей нужное направление, они изучали авиационную машину. Среди них была и Надя Попова. Впервые она увидела настоящий самолет. Каково же было ее удивление, когда крылья его оказались из фанеры, а летчик был вовсе не сказочным богатырем, как она думала, а обычным дядькой заурядного роста и телосложения.

И в 1936 году после завершения учебы в средней школе города Сталино (ныне Донецк, Украина) поступила в аэроклуб. Но все было не так просто, как она себе представляла.

... Это был первый прыжок с парашютной вышки. Вышка была метров 30, но в маленьком шахтерском городке, где даже терриконы (груды пустой породы у шахт) казались ей египетскими пирамидами, заставить себя шагнуть в бездну... И все-таки страх она преодолела. Не верьте тому, кто говорит, что ничего не боится. Боятся все. Страх - вещь полезная, он спасает в опасных ситуациях. Плохо, когда страх парализует. Его надо научиться преодолевать. Она научилась. А когда в первый раз в аэроклубе взлетела без инструктора и парашюта, подумала: «Как хорошо, что не знают об этом мои родители, они бы умерли от страха!».

Но через некоторое время отцу принесли номер молодежной газеты «Смена», где Надежда была сфотографирована рядом с самолетом и написано: «Отличница летной подготовки Надежда Попова». «Не может быть, - сказал отец, - это сказки! Она же собиралась стать врачом».

Когда началась Великая Отечественная война, ей было 19 лет. К этому времени в качестве инструктора Надежда Попова уже научила летать и подняла в небо два курса пилотов, причем почти все они были парнями.

С началом боевых действий аэроклуб переформировали в летное училище и эвакуировали в Среднюю Азию. Надежда Попова подала заявление в действующую армию и вскоре попала в город Энгельс, в полк легкомоторных ночных бомбардировщиков под командованием Героя Советского Союза Марины Гризодубовой. Девушки пилотировали на легоньких фанерных бипланах

У-2. Позже эти воздушные трудяги стали называться По-2. После сокрушительных потерь первых дней войны часто нечем было восполнить недостаток авиации, кроме этих дешевеньких тихоходов, которые собрали со всех аэроклубов страны. Но у, казалось бы, неказистых самолетов был целый ряд преимуществ. Во-первых, им достаточно было грунтовых аэродромов, а сесть они могли вообще на любое поле (недаром в просторечье их звали «кукурузниками», «старшиной фронта» и «королем воздуха»). При своей тихоходности «кукурузник» мог летать на самой малой высоте, что затрудняло его обнаружение вражескими истребителями и радиолокаторами. А маломощный мотор тарахтел так тихо, что самолетик среди ночи совершенно неожиданно сваливался на головы врагов. Недаром они прозвали наших летчиц «ночными ведьмами».

Как-то, возвращаясь с задания, она обнаружила, что в хвост пристроились два немецких истребителя. После нескольких их заходов крылья ее самолета превратились в решето, а мотор задымил. Изрешеченный свинцовым дождем самолет с трудом дотягивает до пшеничного поля и не садится, а почти падает. Как только Надежда выпрыгнула из кабины, быстренько откатившись в сторону, немцы сделали еще по заходу над стоящим на земле самолетом и снова прошили его длинными пулеметными очередями. Тут самолет вспыхнул и взорвался. А на Надежде ни царапины, если не считать ссадин от ползания по полю... Ангел-хранитель берег ее всю войну.

Всякая невеста для своего жениха вырастает. Мужа Надежда встретила на фронте. Семен Харламов тоже был летчик. Их сбили в один и тот же день. Ему пуля попала в лицо, он едва посадил свой истребитель, и случайно нашедшийся в деревне врач сделал ему операцию не под новокаином, а, как он сам выразился, под «крикаином». Но летчик Семен сразу после операции умудрился принести Надежде горсть абрикосов. Для нее они были дороже, чем розы в морозы.

Они расстались и не писали писем друг другу. И вдруг встретились в мае 45-го. Он - командир полка, она - командир эскадрильи, и оба - Герои Советского Союза. Он спросил: «Распишемся?». И она ответила: «Давай!». И расписались... на стене рейхстага осколком снаряда: «Я, Надя Попова из Донбасса. Я, Семен Харламов из Саратова». Эта стена и стала их загсом.

Сейчас Надежда Попова - почётный гражданин города Донецка, заслуженный работник культуры Российской Федерации, член президиума Совета по взаимодействию с общественными объединениями ветеранов при Президенте России. Возглавляет общественную комиссию по работе среди молодежи при Российском комитете ветеранов войны и военной службы.