...По собственному желанию

Статфакт

Сегодня в России насчитывается 130 тыс. образовательных учреждений всех типов. 14% от их числа, т.е. 18 тыс., - дополнительного образования, из них:

8,7 тыс. - системы образования;

5,8 тыс. - культуры;

1,8 тыс. - спорта;

1,8 - общественных организаций.

Несмотря на внушительность цифр, финансирование системы в 2000 году составило всего 6,9% от бюджетов всех уровней, причем половина денежных средств уходит на зарплату.

Особую тревогу вызывает техническое состояние зданий.

3217 требуют капитального ремонта;

395 относятся к числу аварийных, хотя в них продолжают заниматься дети.

Более 50% в системе культуры требуют капитального ремонта.

В учреждениях дополнительного образования постоянно занимаются 10 млн. детей. Их обучают 270 тыс. педагогов.

Комментарий «УГ»

Система дополнительного образования притягательна как для детей самых разных возрастов, от дошкольников до выпускников, так и для их родителей, педагогов. Востребованность детских творческих объединений, различных секций, клубов, кружков - несть им числа - наверняка возрастет еще в большей степени с введением профильного обучения в старшей школе, совершенствованием профессиональной ориентации и предпрофессиональной подготовки.

Но лозунг «От каждого по способностям, каждому - по потребностям» канул в Лету. Если сегодня еще удается удерживать на минимальном уровне платные образовательные услуги, завтра этот процент может съесть все. И что тогда? Двери клубов, секций, станций будут открыты для 5% элитных детей? А ведь дополнительное образование - единственное, которое собрало воедино воспитание, обучение, творческое развитие и, находясь в рамках общего среднего, действительно мотивирует ребенка «на знания», помогает лучше усваивать стандартизированное основное. А значит, должно идти параллельно. На бесплатной основе.

«Дополнительное образование» - многие непосвященные до сих пор путаются в терминах. Что за этим переименованием: дань моде или острая необходимость? С прояснения этого вопроса началась наша беседа с начальником управления воспитания и дополнительного образования детей и молодежи Минобразования РФ Валентиной БЕРЕЗИНОЙ.

Кое-что о чистоте жанра

- Валентина Александровна, на мой взгляд, словосочетание «дополнительное образование» не слишком удачно: сразу тянет куда-то на периферию, пристегивается ненужным «аппендиксом» к основному.

- Дело ведь не в словах. Убеждена, что это образование для многих детей станет именно основным, по жизни. «Хлебом» их. Но переименование не случайно. Главной задачей «внешкольников» была организация досуга. Качество работы соответственно зависело от того, кто и зачем приходил к детям. Одни просто отвлечь от улицы. И на том спасибо. Другие серьезно годами работали с постоянным контингентом ребят по авторским программам.

Сегодня так работают все педагоги дополнительного образования.

- Не копируете ли в таком случае школу с ее уроками?

- К счастью, это просто невозможно. И тут у нас очень хорошие зацепки. «Зацепка» № 1 - добровольность. Школа - обязательна. Учителя не выбирают. В секцию, кружок, творческое объединение записываешься сам, по собственному желанию. Причем есть полгода, своего рода адаптационный период, чтобы проверить свой выбор. Те же полгода есть и у педагога: сумел заинтересовать ребят - останутся, нет - проиграл. Они ведь, ребята, голосуют ногами. «Зацепка» № 2...

- Погодите, кажется, догадываюсь - это сама форма занятий. Классно-урочная система все-таки жесткая...

- А здесь вместо уроков экскурсии или концерты, походы или «круглые столы», самые разные формы общения. Кроме того, в школе нет запасных часов. Усвоил материал, не усвоил, вперед: программа!

- Но, как мы говорили, теперь все педагоги дополнительного образования работают по программе.

- Но при этом имеют возможность заниматься индивидуально. Васе, скажем, двух лет хватит на все про все, Саше и восьми мало. Вот вам «зацепка» № 3.

- Это какой же должен быть педагог: семи пядей во лбу! Впрочем, внешкольная работа всегда держалась на энтузиастах. Другие здесь не выживут.

- Вот иногда говорят: в системе дополнительного образования работают с трудными. Да не так все. Для нас не важно, кто пришел: одаренный, трудный, сирота... Пришел, значит, наш. И только педагог знает все о его социальном происхождении, проблемах. Золотое правило, когда ребенок чувствует себя защищенным. Потому что его сравнивают с самим собой. Умному взрослому достаточно потянуть за эту «ниточку», использовать все лучшие качества во благо воспитанника.

- Все это хорошо, но... Валентина Александровна, по исследованиям ГосНИИ семьи и воспитания, в ряде регионов 94,8% родителей хотят, чтобы их дети занимались в каких-либо кружках и секциях. Они понимают, что это развивает ребенка, он находится под социальным контролем. Однако далеко не всем доступна эта сфера. Давайте «пройдемся» по традиционным проблемам, которые были вчера, есть сегодня и будут завтра.

Скажем, состояние материально-технической базы.

- Пожалуйста. Сегодня всего около 40% ребят занимаются в учреждениях дошкольного образования. Причина банальна: нет помещений. Поэтому мы и призываем развивать систему непосредственно в школьных стенах. Ведь нынче лучшие школы, лицеи, гимназии и стали лучшими потому, что как раз этим занимаются. Любая мама мечтает отдать своего ребенка туда, потому что видит, что он интересен этому образовательному учреждению во всех ипостасях.

- Другая вечная проблема - кадры.

- Конечно же, кадры, пришедшие из внешкольной системы, - наш золотой запас. Другое дело, что нужно вести серьезную работу по повышению квалификации. Что греха таить, не всем пришлась по душе необходимость разработки образовательных программ. Да и навыка такого у большинства педагогов не было.

- Поэтому, вы стали проводить Всероссийский конкурс авторских программ.

- Начинали с 300, сегодня получаем тысячи. Это, кстати, помогло и нам разработать примерные требования, где все, как говорится, по полочкам разложено. Кстати, чаще всего авторская программа получается интегрированной. Знаете почему? Дело в том, что в системе дополнительного образования сегодня насчитывается более 500 видов деятельности, которые реализуются по пяти основным направлениям: художественному, туристско-краеведческому, спортивному, эколого-биологическому, техническому творчеству.

Возьмем одно из самых массовых и популярных среди детей и родителей - художественное образование. В нем - 22 жанра (цирковое, хореографическое и т.д.). И в каждом - свои поджанры. Так, «внутри» декоративно-прикладного искусства - и роспись, и коклюшки, и... чего там только нет. Вот все это как будто попутно, невольно осваивает ребенок.

- Да уж, никакой чистоты жанра.

- Зато в какой еще системе образования ребенок получает то, что ему по душе!

- Валентина Александровна, знаю, что ваше управление - координатор деятельности и действенности всех пяти направлений в России. Как справляетесь?

- Все основные направления ведут федеральные учреждения дополнительного образования. Скажем, Республиканская спортивная школа Олимпийского резерва - координатор своей ветви образования. Под эгидой Минобразования проходят совместные курсы повышения квалификации, всевозможные совещания, семинары, мероприятия Всероссийского уровня.

Кроссенс-девушка?

Помидор?

- Положительные тенденции, наметившиеся за последние годы в сфере дополнительного образования, ясны. А проблемы?

- Проблемы, конечно, есть. С одной стороны, все понимают, насколько замечательно иметь у себя в регионе серьезные учреждения дополнительного образования. Что греха таить: приезжает любая делегация в область, в первую очередь ей демонстрируют выступления хореографических, вокальных ансамблей. Устраивают спортивные состязания. «Ах, посмотрите, какие у нас талантливые детки!»

С другой стороны, система дополнительного образования не является самостоятельным образовательным уровнем, она входит в «чистый» уровень общего среднего образования.

Отсюда все наши беды. Потому что финансирование, нормативно-правовое обеспечение, кадровое, программно-методическое в первую очередь направлено на чистый уровень - школу. А мы оказываемся в числе «прочих» по всем статьям.

Сегодня начался процесс «оптимизации бюджета». Что происходит? На региональном уровне либо упраздняют областные центры по направлениям, либо их реорганизуют. Скажем, по этому пути пошел Великий Новгород, оставив только муниципальные, городские и районные.

- А мотивация-то какова?

- Простая. Ребенок ходит в конкретное учреждение района или города, вот там пусть и блистает.

И на федеральном уровне предстоит объединение. Нам уже сегодня предлагают соединить техническое творчество, школьный театр и, предположим, центр развития системы дополнительного образования в одно целое.

- Блестящая идея! Знаете, есть такая задача - «кроссенс», где требуется найти смысловую связь между внешне не связанными понятиями. (Девушка? Помидор? Оба красные!) Как же вы решаете свою?

Ссылаемся на специфику системы, позволяющей ребенку жить в замкнутом мире. Для роста, для развития ему необходимо предъявлять результаты своей деятельности и на муниципальном, и на региональном, федеральном, международном уровне. Иначе пропадает интерес. Поэтому мы проводим до 500 мероприятий в год. Соревнования, конкурсы, фестивали, слеты, смотры, выставки... И все время просим не трогать систему.

Сравните стоимость занятости ребенка в учреждениях дополнительного образования и пребывания его в колонии: один к тысяче.

Так что же, вкладывать средства в развитие системы дополнительного образования и воспитывать для своей страны заинтересованных, увлеченных, творчески активных, мобильных людей или готовить огромную армию стражей порядка? Разве здесь есть альтернатива?

- Но у нас всегда легче почему-то выбить деньги под исправительные учреждения.

- Сегодня, увы, практически не осталось шефов. Раньше, вспомните, было массовое шефство предприятий над школами. Мы не знали забот. Все эти технические масла, детальки для технического творчества шефы поставляли с огромным удовольствием. Сегодня на все наши стенания они отвечают: «Нет, извините, мы лучше это продадим на запчасти».

- Все имеет цену.

- А человек? Мы переживаем из-за того, что многие ребята, трудные подростки, которые всегда шли в техническое творчество именно в силу того, что там интересно, интерес этот потеряли. Одно время вообще на 15% снизилось количество учреждений этой направленности. Потому что старшие стали уходить оттуда. Делать ставку на малышей - не дело: это только начало.

Вон в том же самом Санкт-Петербурге Дворец творчества бьется который год - никак не может из ремонта вытащить свое плавсредство. Все, значит, творческое объединение застопорилось. Мы обращаемся к Минобороны: «Вы говорите о переходе на профессиональную армию. Так вот вам резерв». Но сегодня 500 военно-патриотических клубов по России. Это капля в море.

И опять очень беспокоит состояние зданий. Если школы сегодня горят, школы ветхие, то учреждения дополнительного образования с учетом остаточного принципа финансирования вылетают из строя очень активно. Люди вынуждены работать в аварийных зданиях.

Многие стали идти на какую хитрость: большинство внешкольных учреждений в советское время располагалось в центре города, в особняках старинных. Сегодня под видом капремонта здания «на время» закрывают. Делают евроремонт. И очень выгодно перепродают.

- Говорят, и на Аничков дворец покушались?

- И не раз. Но слава Богу, там это пройти не может. Есть проблема и передачи нашего учреждения в другое ведомство. Особенно это касается спортшкол. Многие школы Олимпийского резерва вынуждены переходить в систему Госкомспорта. В Москве, например, все спортшколы переданы этому ведомству. Они от этого не выиграли, и сегодня все это понимают.

- Так там, очевидно, материальная база, мягко говоря, посильнее?

- Несомненно. Но мы ведь в первую очередь думаем о ребенке. А для Госкомспорта самоцель - воспитать чемпиона. Здесь налицо разница в подходах. Беда еще в том, что перепрофилирование приводит к потере целого направления деятельности. Уйдя из системы, выстроенной у нас, эти школы оказываются в вакууме.

- Уходить или оставаться - по собственному желанию: вот вопрос. На удивление, сегодня очень многие педагоги приходят к вам из школ. На аховую зарплату. Чем вы это объясните?

- Идут к нам, потому что знают, что здесь есть простор творческой деятельности, есть возможность себя реализовать максимально. Но - зарплата, на нее и впрямь остаются слезы. Сейчас готовится новый документ по оплате труда, и опять по этой раскладке попытались педагога дополнительного образования поставить в самый низ «списка», ущемляют и со льготами. А ведь у нас единственная система образования, где 50 на 50 мужчин и женщин. Во-вторых, средний возраст педагога - сорок лет. А возьмите школу: 55-60 и более.

Абитуриент «со свидетельством»

- Валентина Александровна, расскажите о ваших планах. Что, как говорится, задумали, но пока до ума не довели?

- Хотим утвердить положение о свидетельстве выпускника учреждения дополнительного образования детей.

- И тут стандарты? Боюсь, вас не поймут.

- Мы не собираемся загонять нашу систему ни в какие стандарты. Но тем не менее очень важно обозначить некие рамки той образовательной деятельности, которая приоритетна. И мы это делаем сегодня в рамках программы развития системы дополнительного образования, в примерных требованиях к ней.

Но, повторяю, хотим пойти дальше: ежегодно выдавать порядка 40-50 свидетельств тем ребятам, которые стали действительно «звездочками».

- Это свидетельство будет давать право на внеконкурсное, льготное поступление в вуз?

- Нам этого и не надо. Понимаем, что сегодня нормальные ректоры вузов озабочены поиском контингента абитуриента своего. Который действительно составит славу этого вуза. И такого ребенка «со свидетельством», что называется, с руками оторвут.

- Валентина Александровна, на какой стадии разработки сейчас Федеральный закон «О дополнительном образовании», о нем было столько разговоров?

- Это наша головная боль. Очень на него надеялись. Потому что в Законе «Об образовании» ничего не сказано о гарантированном государственном бесплатном дополнительном образовании. Но жизнь не стоит на месте. И если мы не пойдем на защиту дополнительного образования как в системе Госкомспорта, Минкультуры, общественных организаций, оно везде станет платным. Для элиты.