Естественно, что решение этой задачи требует системного и последовательного подхода, способного обеспечить сбалансированность и непротиворечивость конкретных шагов в реформировании образовательной системы страны. Как представляется, в реальности этого не всегда удается добиться, и мы зачастую сталкиваемся с противоречиями, порожденными самими реформаторами.

В частности, речь идет о ситуации, которая складывается в национальных субъектах Российской Федерации в связи с перспективами полномасштабного распространения ЕГЭ, с одной стороны, и введением в 2004 году нового федерального базисного учебного плана, с другой. Дело в том, что этот учебный план содержит целый ряд принципиальных инноваций. Во-первых, сразу же обращает на себя внимание то, что для начальной школы в документе предусмотрено резкое снижение недельной нагрузки учащихся. Да, возможно, для физического здоровья детей каждый лишний час прогулки на свежем воздухе или игры в «салочки» полезнее, чем час, проведенный за партой. При этом в базисном учебном плане предложены и пути решения этой задачи по разгрузке учащихся - сокращение объемов национально-регионального компонента, в первом классе - до нуля! Таким образом, по мере введения этого плана в регионах, как и сорок лет назад, первоклассники не будут вообще иметь уроков по родному языку. Не намного лучше положение и во 2-4-х классах, для которых учебный план предусматривает при 5-дневной неделе также полное отсутствие часов по НРК, а при 6-дневной - 3 часа на изучение дисциплин и национально-регионального, и школьного компонентов. При этом уже сейчас известна позиция многих директоров школ, которые категорически выступают против передачи часов школьного компонента на изучение родного языка. Более того, звучат предложения о том, чтобы наоборот и часы НРК были переданы на изучение предметов основной, федеральной части учебного плана, то есть на математику, окружающий мир. Аналогичные подходы намечаются и к распределению часов по предметам средней школы. Здесь проявляется фактор ЕГЭ, который, как дамоклов меч, вывешивается для обоснования необходимости усилить федеральный компонент за счет часов НРК. Однако я не думаю, что проблемы качественной, скажем, математической подготовки школьников следует решать экстенсивным путем, то есть увеличением часов на изучение этого предмета за счет часов национального языка или литературы. Если учитель математики не в состоянии обучить программному материалу за отведенное учебным планом количество часов, а ученик не прилагает необходимых стараний и усилий для того, чтобы усвоить этот материал, то даже двукратное увеличение часов не изменит ситуацию. Совершенно очевидно, что решение проблемы качественного образования заключается не в перегруппировке часов между предметами и компонентами, а в интенсификации содержания учебного процесса, повышении квалификации учителей-предметников, обеспечении необходимым учебно-методическим сопровождением и материально-техническим оборудованием.

В целом складывается впечатление, что система образования в национальных субъектах Российской Федерации оказалась перед той же дилеммой, с которой мы уже сталкивались полвека назад. Тогда вопрос о соотношении общесоюзного и национально-регионального компонентов образования решился в духе времени, то есть административно-принудительным выдавливанием последнего. Сегодня проблема выбора путей развития системы образования более сложна. При этом выбор заключается не в том, что важнее - хорошие знания математики, физики, биологии и других общеобразовательных предметов или сочетание общеобразовательных знаний с национально-культурным развитием ребенка посредством изучения родного языка, литературы, истории, культуры. Очевидно, что при такой постановке ответ на вопрос был бы более или менее однозначным в пользу второго варианта. Однако проблема заключается в том, что сокращенное в новом федеральном учебном плане количество часов не дает возможности для подобного сочетания. Более того, одинаковое количество учебных часов, предписываемое Санитарными нормами и правилами для всех субъектов Российской Федерации, независимо от того, является ли данный регион исторически русским или инонациональным, ставит, на мой взгляд, в неравное положение и региональные образовательные системы, и самих учащихся этих регионов. Совершенно очевидно, что задачи, стоящие перед системой образования, например, в Калужской или Воронежской области и, в частности, в Северной Осетии или в Татарстане, отличаются существенным образом. Для указанных областей Нечерноземья эти задачи сводятся в основном к освоению предметов федерального блока. Соответственно часы национально-регионального и школьного компонентов учебного плана могут безболезненно передаваться на дополнительное изучение общеобразовательных дисциплин. В национальных же республиках перед системами образования стоит наряду с обучением общеобразовательным знаниям и воспитанием поликультурной личности достаточно сложная задача - формирование и развитие национально-культурной ипостаси личности учащегося. Но может ли быть решена столь комплексная образовательная и воспитательная проблема, стоящая перед национальными республиками, в рамках того мизерного количества часов, которое выделяется федеральным базисным планом для НРК? Очевидно, что даже при передаче на эти цели часов из школьного компонента решение этой проблемы требует очень значительных усилий.

Так что же, нам не остается ничего, кроме как все более и более увеличивающийся объем информации втискивать во все более и более сокращающийся объем занятий? Усугублять положение наших детей, многие из которых уже и так лишены языковых и культурных связей с родным народом, передав часы национального языка, литературы, истории, культуры на изучение действительно важных для их будущего математики, физики и английского языка?

Выход из складывающейся ситуации, думается, существует, и обнаружен он может быть в достаточно неожиданном направлении. Как это ни парадоксально, решение проблем национально-регионального образования возможно обеспечить за счет использования часов федерального образовательного компонента! Для этого нам следует допустить, что образовательная система в национальных республиках должна включать три типа школ: 1) школы с родным и русским языками обучения, 2) школы с русским и родным языками обучения и, наконец, 3) школы с русским языком обучения и изучением родного языка как предмета. Первый тип школ, национально-русский, естественно, может быть создан в сельской местности. Обучение в них следует начинать на родном языке с интенсивным (не менее 8 часов в неделю) изучением русского языка как предмета в начальной школе. Использование русского в качестве языка обучения можно начинать с 5-6-х классов, когда учащиеся уже способны посредством его полноценно познавать мир. Однако еще важнее то, что учебный процесс в этих школах должен быть построен с использованием совершенно других учебников, синтезирующих в одно гармоничное целое федеральный и национально-региональный образовательные компоненты.

Аналогичным образом проблему соотношения федеральных и национально-региональных образовательных задач можно решить в школе второго типа, русско-национальной, предназначенной для детей, не владеющих местным национальным языком, но родители которых хотят их ему обучить на активном уровне. Естественно, такие школы целесообразно создавать в городской зоне. Обучение детей по федеральным дисциплинам с помощью упомянутых выше учебников, но на русском языке, позволит правильным образом сформировать и их культурный мир, а интенсивное изучение местного национального языка как предмета в 1-3-х классах и переход на обучение на нем в 4-6-х классах даст возможность активизировать их речевые навыки на этом языке.

Наконец, использование этой технологии в школах третьего типа, с русским языком обучения и изучением местного национального языка как предмета, позволит полностью решить задачу формирования поликультурной личности. Естественно, вторая, языковая проблема будет разрешена только частично, поскольку изучение национального языка как предмета позволит его освоить только на уровне понимания.

Главное преимущество предлагаемой дифференцированной образовательной структуры состоит в том, что таким образом вопросы качественного освоения национальных языков, с одной стороны, и поликультурного личностного формирования с опорой на национальную культуру, с другой, можно успешно решить в 1-6-х классах, где, собственно, это и следует делать, поскольку именно в этом возрасте и происходит формирование основных качеств личности. Начиная же с 7-го класса значительную часть часов НРК и школьного компонента можно было бы передать на предпрофильную подготовку учащихся по предметам федерального компонента, решив таким образом и проблему их качественной подготовки к ЕГЭ.

Очевидно, что сложность предлагаемых решений задана адекватной сложностью поставленных временем проблем. При этом опыт, в частности Республики Северная Осетия - Алания, показывает эффективность подобной дифференцированной образовательной системы.

Однако массовое внедрение этой полилингвальной и поликультурной образовательной модели неизбежно столкнется с серьезной проблемой, связанной с пресловутыми Санитарными правилами и нормами, которые максимально ограничивают объем школьных занятий на уровне начальной школы, не оставляя места для изучения национального языка.

В целом становится все более и более очевидным, что в неких сферах вновь победила идеология унифицирующего нациостроительства, и мы вновь приступаем к созданию новой исторической общности - «российского народа» на базе русского языка и неизвестно какой культуры. Сколько же можно наступать на одни и те же грабли? Разве не очевидно, что осетины, кабардинцы, буряты, калмыки, утратившие национальную культуру и перешедшие со своих языков на русский, действительно перестанут быть самими собой, но русскими так и не станут?

Тамерлан КАМБОЛОВ, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой ЮНЕСКО Северо-Осетинского государственного педагогического института, Республика Северная Осетия - Алания