Почему-то у школьников, да и у учителей тоже, прежде всего на память приходят наши военные успехи. Впрочем, справедливости ради следует заметить, что другие, а их тоже немало, военные победы опускают вовсе и говорят о великом и могучем языке, о культуре и литературе. Вот высказывание одного журналиста: «Мы можем гордиться тысячелетней историей, богатой культурой, красотой нашей земли. Русский человек, глядя на карту мира, видит, что Россия больше любой другой страны. Русский человек всегда спокоен. Где бы он ни появился, он ощущает себя как дома. Вот уехал он за восемь тысяч километров - на Камчатку или на Чукотку, - он чувствует себя дома в отличие от англичанина, который, покинув свой остров, сразу становится чужестранцем».

По большому счету россиянам есть чем гордиться, и перечислять предметы нашей гордости можно бесконечно. Однако, пожалуй, более важно нам самим прежде всего следует быть достойными того, чем мы гордимся и восхищаемся. Ведь все, что достигнуто нашими предками за прошлые века, достигнуто не нами, и нет в том нашей заслуги. Поэтому наш долг по возможности приумножить нашу славу, нашу гордость или хотя бы стараться не посрамить ее.

Когда мы бываем за рубежом, кем бы ни были, обязаны ощущать себя частью России, ее представителями. И именно от того, как мы ведем себя там, многие волей-неволей будут именно по нашему поведению судить о нашем народе, о нашей стране в целом.

Одна учительница рассказывала, какое чувство стыда охватило ее, когда, прогуливаясь по улицам Варшавы, она встретила группу молодых соотечественников, говоривших слишком громко, к тому же их речь пересыпалась бранными, нецензурными словами. «Я была готова сквозь землю провалиться, - вспоминала она, - тем более что была вместе со своей польской подругой, с которой дружу с советских времен».

Так же горько и досадно было услышать, что на известных европейских курортах недолюбливают русских, а заодно, видимо, и Россию за то, что они ведут себя слишком шумно, слишком вызывающе, порой даже по-хамски, забывая о всяких приличиях и нормах морали. Однажды подвыпивший новый русский бахвалился перед представителем одной из прибалтийских республик, что у русских есть великая литература, какой не может быть у маленького народа. Так и хотелось ему сказать: «А вы-то сами достойны ее?» Он так кичился, будто это заслуга не многих поколений наших лучших писателей, а его личная.

Наш великий ученый Дмитрий Иванович Менделеев писал: «Законную степень народной гордости, составляющую принадлежность любви к Отечеству, должно глубоко отличать от кичливого самообожания; одно есть добродетель, а другое порок и зло, задерживающее движение прогресса».

Так много, очень много и прежде всего духовного оставлено нам прежними поколениями, что нам остается, по крайней мере, быть достойными такого великого наследства.