Я считаю, что эта задача практически выполнена. Предъявлять теперь претензии по поводу того, что сократили, что увеличили, бессмысленно. Алексей Львович всегда скажет: у меня были такие рамки, я в них работал, я передвигал пятнашки, в конце концов их расставил, не нравится - придумайте лучше. Примерно так отвечал Алексей Семенов, например, на вопрос, куда делся из БУПа час русского языка. Куда он делся, понятно.

Мы сегодня занимаемся тем, что нам предлагают ответ Антанты лорду Керзону, и мы предлагаем ответ достойный.

Рачевский говорит: мы научились обманывать (или имитировать, можно подобрать любое другое, более мягкое слово). А в чем мы должны обманывать теперь? С точки зрения существующей системы с новым БУПом, к сожалению, практически ничего не меняется. Мы по-прежнему оставляем наших директоров школ на съедение своим собственным содержанием, ведь они же хотят учить детей. Что будут делать директора? Они возьмут БУП и дальше начнут двигаться кто куда, занимаясь тем, чтобы дать детям то или иное содержание.

Говорю об этом так горячо, потому что в свое время под моим руководством была написана концепция дошкольного и начального образования, которая мало кому знакома, хотя и опубликована. По ней, конечно же, не пошли, но она показывала, что наличие разных знаний не влияет на содержание деятельности, способы мышления, нужны понимания смыслов. Но за этим лежит другая деятельность.

Как психолог могу сказать, что ничего, поверьте мне, не изменится по существу вопроса, примем мы этот учебный план или другой. Добавим мы больше часов английского языка, хорошо, но надо понимать, что за этим стоит, где результаты, на которые мы должны ориентироваться, и какими деятельностями учителя их достигать. Мы не ставим этого вопроса, а должны его ставить. Задача пятнашек решена, а вопросы содержания остаются подвешенными.

Математика и русский язык, конечно, остаются базовыми предметами. Но нужно смотреть, можно ли отрезать еще один час от русского языка. Я не знаю, можно ли это делать, могу рассказать только о том, какие сочинения пишут абитуриенты. Мы вынуждены вводить дополнительно русский язык, чтобы наши студенты грамотно писали. Можно ли сказать, что наши школы плохо учат детей русскому языку? Нет. А дети-то наши пишут, что «княжна Мария прогуливалась по Невскому проспекту». Это откуда берется? В этом смысле увеличим или уменьшим часы русского языка, это не будет ответом на вопрос, что мы делаем, чтобы дети усваивали русский язык.

Мы практически уже полностью (и это вопрос уже к нашему Министерству образования и науки РФ, к тому, что уже сделано) теряем реальное содержание образования. Хорошие школы еще держатся, знают, как это сделать, но для большинства школ этот вопрос остается острым.

Что по мне, то я бы вернулся к старой системе, когда преподавали психологию и логику, русский язык и математику, когда все было хорошо без всяких компетенций. Зато было содержание и было понимание смыслов. Понимание смыслов лежит в процессах общения ребенка со взрослым, понимание - метапроцессы, они лежат во взаимной деятельности по достижении ее предмета. Вот там они, герменевтические вещи.