Это только часть вопросов, на которые мы попросили ответить начальника Управления образования и науки Белгородской области Станислава ТИМОФЕЕВА.

- Станислав Петрович, как показывает опыт других регионов, переход на нормативное финансирование - дело непростое. С какими трудностями сталкивается Белгородская область, и есть ли свои особенности?

- Сначала мы, конечно, проанализировали опыт тех регионов, которые уже перешли на нормативное финансирование. Наиболее приемлемым для нас оказался вариант Астраханской области. Но когда мы стали проводить совещания в департаменте социальной политики, в департаменте финансов и начали применять новые формулы расчетов, то увидели следующее. Чтобы повысить зарплату учителю, надо либо уменьшить количество учителей - что делать нежелательно, либо увеличить количество учеников в классах - что сделать невозможно. Когда мы это поняли, то пыл поиссяк, и мы начали искать свой путь и свои формулы. Провели десятки совещаний, а главное, сами, в управлении, начали считать.

- Высчитывать норматив?

- Нет, не норматив. Он принимается один раз в год на сессии областного совета. И 30 ноября он у нас, естественно, был принят на 2007 год. В принципе уже в течение трех лет у нас устанавливался норматив отдельно по городским, по сельским и поселковым школам. Но это не научно обоснованный норматив, потому что мы пользовались теми цифрами, которые сложились по факту, исторически. И сейчас, на срок до 1 сентября, мы используем те же суммы, а уже на 2008 год разрабатываем научно обоснованный норматив с учетом всех составляющих.

Тем не менее с 1 января 2007 года мы перешли на новую систему оплаты труда - воспользовавшись опытом других регионов, сделали свой вариант. При этом наша главная задача была - не навредить, не разрушить, не сделать хуже, чем было. А для себя я эту задачу обозначил так: не нарушить социальную тишину!

Это самый главный момент. Ведь если бы было так: учитель жирует, а сам плохо работает - но нет! Ничего этого я сказать не могу. Наоборот, учитель старается, работает хорошо, но платим мы ему до безобразия мало! И если на этом фоне еще начать делить учителей на хороших и плохих, начать по-разному платить, закрывать школы, выгонять пенсионеров - это и значит нарушить социальную тишину. Так учителя можно довести до отчаяния. Поэтому наша главная задача была - не допустить, чтобы педагог испытал дискомфорт от нововведения. И мы этого добились!

- Каким образом?

- Мы приняли принципиальное решение: на начальном этапе при введении новой формы оплаты труда - в срок с 1 января до 1 сентября 2007 года - ни один учитель не должен получать зарплату меньше, чем она была у него до этого. Больше можно, а меньше, чем была по ЕТС, - нельзя. В итоге субвенции, выделенные областным бюджетом на заработную плату, стали больше, дополнительно потребовалось из бюджета 100 миллионов рублей! Губернатор с этим согласился. При выдаче январской зарплаты вместо 182 миллионов потребовалось 192,1. То есть мы отдали то, что обязаны, и еще то, что люди по новой системе оплаты получили как прибавку.

Теперь рассмотрим схему распределения средств, которую мы разработали для перехода на новую систему оплаты труда. За основу, как я уже сказал, мы взяли норматив, сложившийся по факту. И, определив количество детей, высчитали субвенцию для каждой территории и отдали на места. Дальше в районах должны действовать так.

От 1 до 5 процентов можно заложить в фонд поощрения для директоров - то есть на управление образованием. Но у нас на это больше 1-2 процентов никто не использовал. Остальные средства делятся на школы в зависимости от количества учащихся. Дальше уже каждая школа должна определяться с расходованием средств. Для того чтобы это сделать правильно, мы по специально разработанным формулам определили стоимость одного ученико-часа. Кстати, в городских школах стоимость одного часа оказалась меньше, в сельских - больше, и это естественно. Также мы установили жесткий порядок расходования той субвенции, которая приходит в школу: 65 процентов ее идет на зарплату учителя и 35 процентов - на зарплату остального персонала. Получилось, что только две территории из 22 у нас точно уложились в это соотношение. В остальных было так: 50 на 50 или 55 на 45, 60 на 40, а в одном районе соотношение было 80 на 20.

- И что это значит?

- Это значит, что когда 65 и 35, то эти 35 должны пойти на оплату уборщиц, сторожей, социальных педагогов, психологов, пионерских вожатых, лаборантов - тех, кто не является учительским персоналом. Кстати, директор тоже сюда входит как управленец. 65 оставшихся процентов должно хватить на то, чтобы разделить их на две части: 70 процентов из них идет на оплату преподавания образовательного стандарта, утвержденного Министерством образования и науки. То есть по базисному учебному плану мы обязаны выплатить учителю все, что положено. И остается еще 30 процентов, которые находятся в руках директора и управляющего совета школы. Уже из этих денег устанавливаются различные доплаты любому члену коллектива, но не только за то, что он выдал стандарт, а за то, что работает отлично: подготовил олимпиадников, или правонарушений в классе нет, или дети не болеют - есть целый перечень позиций, за которые можно премировать учителя.

Что же получилось на практике? В школах, где соблюдали соотношение 65 на 35, эти 30 процентов на поощрение есть! А в школе, где 55 на 45, там стимулирующей части нет.

- А как себя будут чувствовать при новом финансировании существующие сегодня гимназии и лицеи?

- Для них мы ввели поправочные коэффициенты, уже все учтено и в них, и в классах с углубленным изучением предметов.

- Как говорят учителя, это приведет к появлению важных и не важных предметов и соответственно к различной оплате?

- Я отвечу так: кто пробовал работать в 11-м и в 5-м, тот знает разницу. У меня в школе, когда я работал директором, было несколько учителей, которые доводят детей до 9-го класса, а дальше не идут: «Я боюсь! Там сложно». И сами снова просят 5-й класс. В 10-11-х должен работать учитель высшей квалификации! Таких в каждой школе немного. И они должны соответственно получать за качество сделанной работы! Вот к чему ведет подушевое финансирование. Не за количество часов надо платить, на которых просидел, проспал, или: «Читайте, дети, я вас потом спрошу»!.. А когда ты с урока выходишь, и у тебя спина мокрая, и дети материал знают - вот за это надо платить!

Поэтому нравится это или нет, но рыночная экономика другого не признает. Она признает объем работы и ее качество. Кстати, если ты хочешь качественно работать, то большой объем не возьмешь. Поэтому цифра в 27 часов в неделю - полторы ставки! - это не для всех. Никто никого не заставляет! В апреле, когда составляется тарификация и рассчитывается нагрузка на следующий год, учителя высказывают свои пожелания директору. И ему надо так варьировать нагрузку, чтобы зарплата учителя зависела не только от количества часов, а в первую очередь от количества учеников в классе. Мы никого не заставляем вести 20 часов и более.

И второе: почему урок учителя математики стоит больше, чем технологии? А разве должно быть по-другому? Это разные уроки, и подготовка к ним разная. По технологии я не помню ни одной контрольной работы и не помню, чтобы технология повлияла на золотую медаль. А хороший учитель математики, работая в 10-11-х, к урокам до двух часов ночи готовится. Сам помню, сам преподавал в старших классах математику. И кстати, мне платили ровно столько же, как и за урок и природоведения в 4-м классе, которые мне тоже пришлось вести.

- А как быть с учителями, достигшими пенсионного возраста? Им действительно предлагают увольняться?

- Нет. Здесь надо подходить индивидуально. Зачем учителя выгонять, если он хорошо работает и дает качественные знания? Но если он уже спит на уроках - пора сидеть дома. Хотя некоторые работают и до 75-78 лет, и нет никаких оснований, чтобы им сказать «до свидания».

Вот с учителями физкультуры, информатики, иностранного языка действительно возникли вопросы. Мы ввели микширующие коэффициенты, но они оказались недостаточны. Поэтому с 1 сентября начнем применять за полгруппы коэффициент 2, чтобы учитель получал такую же зарплату, как и полностью за группу.

- Область готова платить дополнительные средства?

- А куда деваться? Есть еще один выход - эффективно проведенные оптимизация и реструктуризация школьной сети. Процессы эти очень болезненные, проводить их нужно с особой осторожностью. Только с участием родителей, управляющих советов, местной власти может быть решен вопрос о судьбе школы. Никаких команд сверху, никакого плана, никаких сроков. Иначе будет беда. В России школа не просто школа, это барометр социального благополучия. Об этом нужно помнить всем и всегда.

Белгородская область