Наша цель - Болваны

Вид ее на фотографии был поразительным. На высоком каменистом плато выстроились цепью семь величественных каменных столбов причудливой формы - продукты выветривания горных пород. Высота их от 22 до 50 метров, и каждый получил собственное имя в легендах коренных жителей Приуралья.

На Болваны мы так и не попали. Просто не смогли переправить вертолетом весь экспедиционный отряд численностью почти 60 человек. Но эти скалы стали символом Второй межрегиональной экологической экспедиции школьников в Печоро-Илычский биосферный заповедник, занимающий обширные площади Северного Приуралья.

Идея этого путешествия возникла еще год назад в Иркутске по окончании Первой (Байкальской) межрегиональной экспедиции школьников, проходившей в рамках движения «Учитель года». Инна Каракчиева, учитель года Республики Коми-2000, неожиданно предложила: «А приезжайте на будущий год к нам!» Одной Инне Викторовне известно, сколько организационных трудностей пришлось преодолеть, чтобы в начале июля в столицу Республики Коми Сыктывкар смогли прибыть делегации учителей и школьников из семи регионов. Руководили делегациями лауреаты конкурсов «Учитель года»: Сергей Циклов (г. Кольчугино Владимирской области), Анжела Пинюкова (г. Людиново Калужской области), Галина Монакова (г. Губкин Белгородской области), Евгений Родионов (с. Вазерки Пензенской области), Владимир Головнер (Москва), Андрей Семке (г. Ейск Краснодарского края), Инна Каракчиева (г. Сыктывкар Республики Коми).

Общий замысел экспедиции был такой же, как в прошлом году на Байкале: каждый учитель привозит с собой группу школьников старших классов численностью 5-10 человек и исследовательскую программу естественно-научного и экологического содержания. Мы сочетаем полевые исследовательские работы и обучение ребят методикам исследования животных и растительных сообществ, полезных ископаемых, мониторингу воды, воздуха, почв, климатологическим наблюдениям и многому другому. Уже второй год экспедиция проходит в уникальных природно-климатических условиях: в прошлом году это был Байкал, в этом - Северное Приуралье. Вряд ли школьники из южных и центральных регионов России когда-нибудь еще получат возможность прожить неделю в таежном массиве в междуречье Печоры и Илыча. Реальной эта возможность стала благодаря энтузиазму учителей года и помощи Министерства образования РФ, «Учительской газеты», Клуба «Учитель года», Министерства образования и высшей школы Республики Коми, Коми республиканского института повышения квалификации работников образования, администрации Троицко-Печорского района Республики Коми и лично главы администрации района - Виталия Валентиновича Широтова (который и сам в 1997 году был победителем конкурса «Учитель года Республики Коми»), а также администрации Печоро-Илычского заповедника.

Ночи не будет!

В результате слаженных действий стольких лиц и организаций экспедиционный отряд учителей и школьников (всего 55 человек) стоит на берегу Печоры. Мы ждем катера, который переправит нас в заповедник, раскинувшийся на противоположном берегу. Попасть сюда было непросто. Московская, белгородская и калужская группы встретились в Москве и ехали в Сыктывкар одним поездом. В Александрове к нам присоединилась делегация Владимирской области. По расписанию поезд стоит в Александрове ровно одну минуту. Выглянув из вагона, я успел разглядеть на платформе внушительную группу рюкзаков и людей, которые по команде Сергея Циклова в считанные секунды исчезли в вагоне. Похоже, они репетировали эту сцену заранее.

В Сыктывкаре мы тщетно пытались разыскать следы пензенцев и краснодарцев, которые должны были прибыть накануне. Нашлись они только вечером. «Нас сразу взяли в оборот, - объяснили Андрей Семке и Евгений Родионов. - Весь день занимались картографической съемкой местности». За сутки пребывания в столице Республики Коми ребята побывали в этнографическом музее, республиканском университете, на экскурсии по Сыктывкару. Вечером кто-то устало пошутил: «Я чувствую, что мы уже в коме». Потом железнодорожный переезд Сыктывкар - Троицко-Печорск, сплав на барже по Печоре, автобусный переезд Троицко-Печорск - Якша, и, наконец, перед нами заповедник.

Катер подвозит нас к высокому правому берегу Печоры. В этом месте река делает плавный поворот, огибая широкий песчаный пляж. Прямо над ним обширная поляна в окружении елей и кедров. Лучшего места для лагеря и придумать нельзя. «А с погодой вам повезло, - говорит учитель географии троицко-печорской школы №2 Андрей Мороз, сопровождающий нас в заповедник. - В прошлом июле здесь шел снег». И правда, с трудом верится, что мы на севере. Температура воздуха - плюс 300, воды в Печоре - плюс 200. Ребята тут же бросаются купаться. Через пару часов пустынный прежде берег становится неузнаваем. На поляне раскинулось два десятка палаток, вдоль крутого обрыва в ряд дымят семь костров, по одному на каждую региональную делегацию.

Теперь есть время осмотреться повнимательнее. Сразу за палаточным лагерем начинается заповедная тайга, которая тянется дальше на сотни километров. Если верить справочнику, площадь заповедника вместе с охранными зонами составляет почти половину Бельгии. Обслуживают эту территорию 70 (!) человек, средний возраст которых - 50 лет. «Вот представьте, - с горечью говорят сотрудники, - сегодня по всей России насчитывается 25 тысяч работников заповедников. А дворников в одной только Москве - 35 тысяч!»

Первый день в заповеднике подходит к концу. Под звуки гитары у догорающих костров мы ждем наступления сумерек. Сумерки не наступают. «И не наступят, - радостно сообщают ребята из сыктывкарской группы. - Вы же на севере. Ночи не будет!»

Расписание для неленивых

Ночи не было, но утро все же наступило. Краснодарские ребята водрузили посреди лагеря сколоченный из досок стенд с расписанием работы экспедиции. Если верить расписанию, то у нас дальше не будет не только ночи, но и дня. Просто не остается времени.

Технологию работы экспедиции мы отработали еще в прошлом году. Всех ребят объединяем в восемь рабочих групп (по числу педагогов). В каждой группе 6-7 человек. Состав смешанный и по представительству (представлены разные регионы), и по возрасту. Разновозрастные группы - это наша сознательная установка. Такой подход, с одной стороны, нацеливает учителей на создание интегрированных надкурсовых программ, с другой - провоцирует ситуацию взаимообучения в группах. «Передача информации от старшего ученика к младшему идет легче, чем от учителя к ученику, - считает учитель года Краснодарского края-2000, заслуженный учитель Кубани Андрей Семке. - Дело в том, что ученик сначала осмысливает информацию на своем уровне, а затем излагает ее младшему в более доступной форме. К тому же происходит обучение с опережением. Для решения поставленной задачи ребята не только используют те знания, которые у них уже есть, но и осваивают новые. А вот еще один плюс: для выполнения исследовательских заданий учащиеся разного возраста часто используют разные методы. Таким образом, получается своего рода симбиоз методов».

Каждая рабочая группа последовательно работает с каждым из педагогов. Учителей мы называем мастерами, а занятия - работой в мастерских. В каждой мастерской своя исследовательская программа. «Помещения» для мастерских выбираются самые разные: это может быть и один из участков тайги, и бор-беломошник, и водная гладь Печоры (мастерская на лодках). За время экспедиции каждая группа должна побывать в каждой мастерской и пройти полный учебный цикл. В то же время каждый из учителей отрабатывает свою программу поочередно со всеми группами, но каждый раз на новом объекте.

Сегодня - первый день работы экспедиции в заповеднике. После завтрака группы ребят с руководителями расходятся по мастерским. Отправимся туда и мы с вами.

Экскурсия в первобытный лес

Группы № 1 и № 2 вместе с Галиной Монаковой и Анжелой Пинюковой отправляются по экологической тропе в тайгу. При входе в лес мы словно забрала опускаем накомарники и отважно вступаем в царство комаров. В принципе нам повезло. При другой погоде москитов здесь гораздо больше, хотя неподготовленному человеку это сложно представить. Но трудно только первый километр. Потом привыкаешь к постоянному писку в воздухе. Казалось бы, вокруг обычный смешанный лес: ели да березы. «А вы присмотритесь, - говорит наш проводник, один из старейших работников заповедника Александр Борисович. - Видите, на пригорке молодая ель и засохшая береза? Это результат борьбы за выживание. Береза легче укореняется и дает побег. Но у ели корневая система мощнее, и постепенно она заглушает березу». «Понятно, - подытоживает кто-то из ребят. - В общем, ель «сделала» березу». «Между прочим, - улыбается Александр Борисович, - в растительном мире конкуренция гораздо жестче, чем среди животных. Судите сами: сколько семян дает кедр? А сколько из них укореняется? Такой низкий процент выживаемости, точнее, такой явный избыток потомства - прямое следствие конкуренции».

Вдобавок к сказанному я вспоминаю некоторые цифры из музея заповедника, и окружающий нас лес начинает внушать мне нечто вроде священного трепета. Дело в том, что если принять всю поверхность Земли за 100% и отбросить 71%, занимаемый Мировым океаном, то из оставшихся 29% получается такой расклад. На 17% лесов вообще никогда не было. Еще шесть составляют вырубленные и невосстановленные леса, четыре - леса вырубленные и восстановленные. И только на 2% поверхности планеты сохранились так называемые первичные или первобытные леса, где тысячи или сотни тысяч лет непрерывно поддерживается естественное равновесие между сообществами живых организмов. Именно в таком первобытном лесу мы сейчас и находимся. На территории Европы первичных лесов почти не осталось, и таежный массив Печоро-Илычского заповедника представляет собой редчайшее исключение. Именно поэтому он стал первым природным объектом России, внесенным в список всемирного природного и культурного наследия. Эта тайга - прямая связь между нами и древнейшими обитателями Земли, которые жили в этом же лесу тысячи лет назад. Я невольно вспоминаю героя рассказа Брэдбери, который во время путешествия в прошлое, отклонившись от тропы, погнался за бабочкой и в результате изменил ход эволюции. «Ребята, не сходите с экологической тропы!» - кричу я ушедшей вперед группе.

Напоследок нам предлагают экологический экстрим: пешеходный тур босиком по болоту. Взрослые осторожно перебираются с кочки на кочку, а ребята превращают опасное приключение в соревнование: кто глубже провалится и кто громче хлюпнет жижей. «Ну а теперь пора работать», - торопят руководители запыхавшихся участников болотного марафона. Ребята расходятся по мастерским.

Мастерская Г.Г.Монаковой

«Мониторинг почв»

Географ СШ №2 города Губкина, учитель года Белгородской области-2001 Галина Монакова проводит занятие по почвоведению. В каждой из контрольных точек ребята выкапывают шурфы глубиной до 50 см и изучают слои почвенных горизонтов (окраску, сложение, новообразования, характер взаимодействия с соляной кислотой). Затем, анализируя почвенную карту, определяют типы почв, характерные для исследуемого района. Кроме того, под руководством Галины Геннадьевны ученики осваивают методику определения гранулометрического (механического) состава почвы. По результатам определения механического состава почвы делаются выводы о ее экологическом состоянии (участии в трансформации поверхностных вод в грунтовые; сорбционных свойствах; способности передавать аккумулированную солнечную энергию и вещества атмосферы в недра Земли; свойствах почвы как среды обитания живых организмов).

Мастерская А.Г.Пинюковой

«Радиационное состояние среды»

В мастерской Анжелы Пинюковой (преподавателя химии СШ №2 города Людиново, учителя года Калужской области-2001) ребята изучают радиационную обстановку в районе заповедника, знакомятся с устройством дозиметрических приборов и замеряют уровень естественной радиации на различных природных объектах. Под руководством Анжелы Григорьевны каждый из участников экспедиции составляет схему миграции радиоактивных изотопов в природной среде и в пищевой цепи, получая представление об источниках и дозах радиации, ее биологическом действии и правильном поведении в случае радиационной аварии.

Сплав по Печоре

Рабочие группы №3 и №4 вместе с Андреем Семке и Инной Каракчиевой отправляются по Печоре. Нас отвозят катером вверх по течению реки километров на двадцать и там оставляют наедине с великой северной рекой и шестью надувными лодками.

Печора берет начало в северных предгорьях Урала и несет свои воды к Баренцеву морю. Заповедник расположен в верхнем течении реки. Здесь она еще не очень широкая, но зато очень быстрая. Мы связываем лодки между собой и с помощью коротких весел пытаемся создать видимость направленного движения. Очень скоро ребята обнаруживают, что если перестать грести, то течение несет лодки гораздо аккуратнее и, главное, в нужном направлении. Один экипаж пытается ускорить движение довольно беспорядочной греблей и в результате становится жертвой собственной активности. Лодку прибивает к берегу. Правда, и в этой ситуации обнаруживаются свои преимущества. Дело в том, что река является естественной границей заповедника. По правому берегу тянется заповедная тайга, где для сохранения экологического равновесия категорически запрещено пользоваться какими бы то ни было лесными дарами. Поэтому на грибы, которых здесь множество, мы лишь облизываемся. Зато на левом берегу, куда и прибило лодку, ребята обнаруживают точно такой же лес, только не заповедный, и вскоре возвращаются оттуда с полными охапками красноголовых подосиновиков. В результате вечером владимирская делегация угощает всю экспедицию тушеными грибами.

Однако сплав еще не окончен. Ребятам предстоит поработать на водном маршруте в мастерской Инны Каракчиевой и Андрея Семке.

Мастерская И.В.Каракчиевой

и А.И.Семке

«Гидрология реки Печора. Физика в живой природе. Накопление биомассы»

Рассказывает учитель физики СШ №11 города Ейска, заместитель начальника управления образования Ейского района Краснодарского края Андрей Семке: «Гидрологический мониторинг Печоры - это измерение основных параметров водного режима: скорости течения, ширины русла, стока, прозрачности и цветности воды, температурного режима и радиационного фона. Скорость течения определялась по времени, за которое брошенный в воду предмет проходит заданное расстояние. Что касается других параметров, то ширину русла мы измеряли методом глазомерной съемки по азимутам объекта, расположенного на берегу. Глубину русла промеряли шестом, интерполируя полученный профиль на глубинные участки. По этим данным рассчитывали площадь сечения и величину стока. Прозрачность определяли, погружая в воду диск диаметром 20 см и замеряя глубину наилучшей и наихудшей видимости».

В этой же мастерской ребята занимались расчетом накопления биомассы путем определения прироста хвойных и лиственных деревьев в Печоро-Илычском заповеднике. «Сначала определяем высоту исследуемого дерева, - объясняет Андрей Иванович. - Для этого замеряем размер теней, отбрасываемых деревом и человеком, рост которого известен. Дальше пользуемся правилом подобия треугольников. Затем измеряем окружность ствола и по законам геометрии вычисляем площадь сечения, объем и массу ствола. Плотность древесины находим в справочнике. Объем корневой системы определяем по правилу моментов. При этом глубину залегания корней мы принимали равной толщине слоя гумуса, который ребята определили в мастерской Галины Монаковой. Так естественным образом заработали межпредметные связи. Остается определить возраст дерева. Это можно сделать по числу мутовок. Затем определяется итоговый параметр - скорость накопления биомассы, важный показатель устойчивости развития живого организма».

Под руководством Инны Каракчиевой, учителя географии и экологии, заместителя директора Коми республиканского физико-математического лицея ребята занимались климатологическим мониторингом. «Нам пришлось разделиться на более мелкие группы, - рассказывает Инна Викторовна, - каждая из которых замеряла один из климатических показателей: влажность воздуха, атмосферное давление, скорость и направление ветра. Использовалось соответствующее оборудование: психрометр, барометр-анероид, компас».

Даешь лесные пожары!

Группы №5 и №6 направляются на занятия в мастерские Сергея Циклова и Натальи Мясниковой, которые сегодня работают в заповедном бору-беломошнике. Бор вполне соответствует своему названию. Кажется, будто здесь только что прошел снег, такой белый весь подстил леса. Кое-где из-под «снега» выглядывают красные шляпки подосиновиков. Если наклониться, иллюзия рассеивается: «снег» оказывается пружинистым и жестким белым мхом, ягелем. «Вообще-то, это не мох, а лишайник, - поправляет Сергей Циклов, - своего рода гибрид водорослей и гриба». Внимательный глаз разбирает оттенки лишайников: белый, нежно-фиолетовый, светло-розовый. Красивый мог бы получиться букет!

Оказывается, что этот лишайник - настоящий хозяин леса. Ягель задерживает семена деревьев, не дает им укорениться. Именно поэтому в бору практически нет подлеска. У ребят невольно возникает вопрос: а как же обновляется лес? «А вот для этого нужны лесные пожары, - объясняет сотрудник заповедника Александр Борисович. - Вопреки распространенному мнению пожар в лесу не всегда бедствие. Страшен верховой пожар, когда пламя распространяется по кронам деревьев. Он может уничтожить огромные площади. А от локального низового пожара погибает только ягель. Почва открывается для семян, появляются новые побеги. Затем ягель восстанавливается, и почва вновь «закрывается». Смотрите, вот на том холме все ели примерно одного роста. Это как раз «дети» последнего пожара. Они одногодки. Лет через 30-40 лес будет готов к новому пожару».

Экскурсия по беломошнику плавно переходит в работу в мастерских биологов из Владимирской области.

Мастерская С.Б.Циклова

«Лихеноиндикация»

«Лихеноиндикация - это определение качества атмосферного воздуха с помощью лишайников, - рассказывает биолог СШ №7 г. Кольчугино, учитель года Владимирской области-2002 Сергей Циклов. - Существует распространенное заблуждение: если много лишайников, значит, все хорошо. На самом деле лишайники бывают разные. По своей устойчивости к загрязнениям они делятся на десять классов. «Десятиклассники», самые устойчивые к загрязнению, предпочитают селиться около автомобильных дорог в городах. Мы с ребятами определяли класс лишайников в исследуемом районе, а также рассчитывали так называемое проективное покрытие, то есть площадь, которую занимает лишайник на стволе дерева. По этим показателям высчитывается индекс полиотолерантности, характеризующий состояние воздуха.

По нашим данным, на территории заповедника индекс полиотолерантности составляет 3,5. Это говорит об очень чистом воздухе. Для сравнения: на территории Владимирской области индекс не опускается ниже 6, даже в национальном парке «Мещера». В городах же этот показатель достигает 10".

Мастерская Н.А.Мясниковой

«Геоботаника»

В мастерской учителя биологии СШ №3 г. Муром Владимирской области Натальи Мясниковой участники экспедиции изучают растительность Печоро-Илычского заповедника. Необходимо не только определить виды растений, но и исследовать взаимосвязи в растительных сообществах, а также научиться описывать фитоценозы и заполнять геоботанические бланки.

«Описать весь лес, естественно, очень трудно, - рассказывает Наталья Александровна. - Поэтому обычно в различных фитоценозах закладываются так называемые геоботанические площадки, на которых проводится описание растительных сообществ. Этим мы и занимаемся. Размер геоботанических площадок зависит от района исследования: в лесу 20 х 20 метров, на лугу - 10 х 10 или 5 х 5 метров. Для проведения геоботанических исследований мы используем два метода: маршрутный (выявление различных сообществ при движении по определенному маршруту) и локальный (изучение отдельного сообщества в пределах выделенной геоботанической площадки)».

Хороший лось - домашний лось

Мы с Евгением Родионовым ведем две группы ребят (№7 и №8) на наш первый объект - лосиный питомник. Печоро-Илычский заповедник был основан в 1934 году для охраны соболя. Но с конца

50-х годов его гордостью стала Якшинская лосеферма. Ее создали для выведения новой породы - одомашненного лося. Лось - один из главных обитателей приуральских лесов, его стилизованное изображение неизменно фигурирует в традиционных орнаментах народа коми. В музее заповедника нам с гордостью показывали фотографию местной достопримечательности - лося-альбиноса. Появление этого редчайшего экземпляра связывают с мутациями вследствие неудачной реализации еще одного советского проекта. В 1971 году неподалеку от заповедника две северные реки пытались соединить каналом, пробитым с помощью подземного ядерного взрыва.

В годы расцвета на лосеферме насчитывалось несколько десятков животных. Сейчас их осталось только пять. Наши ребята быстро осваивают лосиный «язык». Крик лося больше всего напоминает стон. Мы с упоением стонем и пытаемся приманить лосей их любимым лакомством - цветами иван-чая. Лоси сравнительно легко приручаются, но, как показал многолетний эксперимент, доместикация (то есть одомашнивание) не закрепляется генетически. Это значит, что каждое новое поколение, даже родившееся в неволе, приходится приручать заново. Но игра стоит свеч! Хотя бы ради целебного продукта - лосиного молока, жирность которого достигает 12% и которое используют для лечения желудочно-кишечных заболеваний.

Здесь же, на лосеферме начинается работа в мастерских.

Мастерская Е.В.Родионова

«Симметрия и асимметрия в живой природе»

Евгений Родионов, учитель биологии Вазерской СШ Бессоновского района, учитель года Пензенской области-2002, привез в экспедицию уникальную методику оценки устойчивости развития растений. «Вообще-то, - говорит Евгений Викторович, - работу, которую мы проводим, более правильно называть так: «Оценка здоровья среды для березы повислой путем анализа стабильности развития листовых пластинок на развитие устойчивости симметричных и асимметричных морфологических признаков». Проще говоря, существует такая закономерность: на неблагоприятное воздействие среды организм реагирует увеличением доли асимметричных признаков. Методика исследования такова - с дерева собираются 100 листовых пластин и с каждого листа берутся три промера: ширина пластинки, длина второй от основания жилки и расстояние между концами первой и второй жилок (с правой и с левой стороны). Определяется количество асимметричных признаков у листьев и рассчитывается частота асимметрии. В итоге получаем балл асимметрии - показатель степени здоровья среды. Чем меньше балл, тем меньше стрессовое воздействие, которое испытывает организм». Кстати, на лосеферме балл асимметрии оказался равным 3, что существенно ниже, чем в среднем по заповеднику (в остальных контрольных точках он не опускался ниже 5).

«Честно говоря, я не сразу понял, чем объяснить сравнительно высокий показатель асимметрии в заповеднике, - признается Евгений Викторович. - Помогли работы наших почвоведов. В Якше оказались очень неплодородные почвы. К тому же в этом году во время образования листьев прошли заморозки. Да и вообще береза находится здесь в сильно угнетенном состоянии в подлеске спелого елового леса».

Мастерская В.Н.Головнера

«Химический анализ минеральных ресурсов»

В моей мастерской ребята обучаются основам химического анализа минерального сырья. Работаем мы с помощью двух походных лабораторий с необходимым оборудованием и реактивами. Лабораторию разворачиваем прямо на месте, где берем образцы горных пород. Исследуемые образцы сначала переводятся в раствореное состояние, а затем с помощью характерных реакций в растворе обнаруживаются катионы и анионы. Эта методика позволяет определить до 20 различных ионов. Правда, поскольку анализ качественный, а не количественный, то его результаты не позволяют делать заключение о полном составе исследуемого минерала. Поэтому ребятам предлагается дополнительное задание: идентификация образцов по «Определителю минералов».

Кроме того, методом титрования мы измеряли карбонатную жесткость образцов воды, взятых из Печоры и питающих ее ручьев. Показатель жесткости колебался от 0,04 до 0,2 ммоль/л. Иными словами, вода в районе заповедника оказалась очень мягкой. Это указывает на низкое содержание карбонатных пород в горных отложениях и в почве. Такой вывод хорошо согласуется с данными химического анализа минералов (мало известняков) и результатами исследования образцов почв на вскипание под действием соляной кислоты.

Первая щука

За неделю участники экспедиции последовательно поработали во всех мастерских и побывали на всех природных объектах. Наша задача заключалась в том, чтобы познакомить ребят с методиками естественно-научных и экологических исследований на примере уникального природного материала, которым располагает Печоро-Илычский биосферный заповедник. И это нам полностью удалось. Хотя, конечно, не все ребята были одинаково мотивированы на плотный график полевых исследовательских работ. Помню, как девочки, с которыми мы поздним вечером в окружении плотного роя москитов заканчивали анализ пробы воды, жаловались: «Владимир Нодарович, разве так уж важно измерить эту жесткость?». При этом вокруг нас, сужая круги, выжидательно ходила группа мальчишек. Эти, наоборот, с нетерпением ждали своей очереди поработать с лабораторией.

А вот другая сцена: группа ребят направляется на занятие в тайгу. Стиль одежды - предельно закрытый. Плотные брюки, куртки, накомарники. Но кто-то из девушек упорно не желает изменять своему имиджу и, несмотря на уговоры, отважно идет в лес в легком топике, шортах и пляжных тапочках. Красота страдает, но не сдается!

Какое же путешествие обходится без приключений? Сколько эмоций, например, вызвала у ребят пойманная в первую же ночь огромная (на наш взгляд) щука! Лучше всего этот эпизод выглядит в пересказе главного героя, Сергея Циклова. «Я в дороге очень много говорил о блеснах и рыбе, и все решили, что я рыбак. На самом деле я всегда собирал только грибы. Правда, я думал, что в Печоре много рыбы, и ее будет легко поймать. Я долго забрасывал блесну в районе нашего лагеря, несколько раз она цеплялась за что-то: камни, траву. И, наконец, зацепилась за щуку. Спиннинг согнулся, леска натянулась, сердце мое забилось. В тот момент, когда щука оказалась на берегу, все, кто находился рядом, бросились ко мне, потом к щуке, потом снова ко мне. При этом они громко кричали и размахивали руками. Это была первая щука в моей жизни...»

Подростки в любой ситуации остаются подростками. Как ни мало оставалось времени на общение, они не упускали ни одного шанса. К тому же на их стороне были белые ночи! Мы, взрослые, еще не всех ребят успели запомнить по именам, а они уже придумали объединяющую всех пляжную игру - комибол (разновидность гандбола в Республике Коми), выяснили, у какой делегации какие сладости припасены. И вот уже московская группа угощает за завтраком белгородцев продукцией из своего котла, краснодарцы приносят владимирцам грибы к обеду и т.д. Конечно, мы не выделяли эту цель отдельной строкой в проекте экспедиции, но для нас очень важно, чтобы ребята из разных регионов почувствовали, что все вместе мы и составляем то великое, что нас объединяет, - Россию.

Экспедиция не кончается

А как волновались ребята при подготовке к итоговой научно-практической конференции! В Коми республиканском институте повышения квалификации работников образования нам предстояло рассказать о результатах экспедиции. Конференция проходила по предметным секциям. Мы предложили ребятам самостоятельно определиться, в какой секции они будут выступать. «Для многих это был первый опыт выступления, - делится своими переживаниями Наталья Мясникова. - И сразу на таком серьезном уровне. Это же маленький подвиг. А как мы переживали за них: справятся ли с ответами на вопросы! После выступления у них в глазах появлялось что-то особенное, какая-то гордость за себя».

По окончании конференции все ее участники получили сертификаты о прохождении учебной программы. Впрочем, экспедиция не закончилась. Потому что у нас есть следующая цель: третья межрегиональная экспедиция. На этот раз в Краснодарском крае. Так что - до встречи!

Владимир ГОЛОВНЕР, учитель химии СШ № 1259, лауреат конкурса «Учитель года Москвы»