Как это было

Афганская война - трагическое событие в истории нашей страны. Мы точно знаем, что ограниченный контингент советских войск был введен в Афганистан 24 декабря 1979 года. Из документов известно, что решение о вводе советских войск было принято не сразу, а после долгих раздумий и анализа складывающейся обстановки.

Первый бой произошел в начале января 1980 года, когда восстал 4-й артиллерийский полк Вооруженных Сил ДРА, дислоцировавшийся в населенном пункте Нахрин. Погибли наши военные советники, находившиеся в этой части. По просьбе афганского руководства и для спасения, может быть, оставшихся в живых советников командованием ограниченного контингента советских войск была проведена первая боевая операция. Население не оказывало сопротивления и не поддерживало восставших.

Советские войска вошли в Афганистан с задачей обеспечить безопасность коммуникаций и объектов, своим присутствием поддержать законную власть. Но скоро от этого замысла остались лишь воспоминания. Силы оппозиции выросли в широкомасштабное сопротивление, активно поддерживаемое Западом. Нашу армию втянули в самую настоящую войну с крупными войсковыми операциями, которая продолжалась десять лет.

Памятник - это память

Без малого четырнадцать тысяч солдат и офицеров не вернулись с афганской войны, всего же через ее горнило прошло 546 тысяч 255 человек. Трагедия пришла и на тамбовскую землю: 85 ее сыновей погибли в Афганистане.

В боевых действиях в ДРА приняли участие 396 мичуринцев, из них 29 человек получили ранения, а 11 человек стали инвалидами. Страшно читать строки: «Получил огнестрельное ранение плеча», «ранен в правое бедро и голень левой ноги»... Но куда страшнее читать скорбный список погибших. Боль утраты с годами не утихает.

Четырнадцать солдат и офицеров Мичуринска и Мичуринского района погибли в Афганистане: Александр Волосков, Валерий Гусак, Игорь Дашков, Юрий Каширин, Александр Кобзев, Александр Крохин, Виктор Кумицкий, Александр Ламонов, Сергей Маркитанов, Виктор Матвеев, Геннадий Пустынин, Николай Синепупов, Геннадий Снигерев, Николай Сорокин.

В этом скорбном списке и фамилия моего дяди - Снигерева Геннадия Семеновича, который, как и другие воины-интернационалисты, рано ушел из жизни. Сейчас фамилии погибших высечены на мраморной плите мемориала, расположенного на улице Гоголевской. Но всегда ли там находился этот монумент? Нет.

По инициативе горкома ВЛКСМ в городе проводилась операция «Долг». Был объявлен сбор средств для строительства монумента памяти павших в Афганистане.

Шло время. И вот на улице Гоголевской появился памятник. 24 декабря 1989 года состоялось торжественное открытие мемориала воинам-интернационалистам, приуроченное к 10-летию ввода войск в Афганистан.

Затем руководство города, правление мичуринской местной организации воинов-интернационалистов серьезно задумались над проблемой реконструкции памятника. На обсуждение было предложено несколько проектов. Автором проекта ныне существующего памятника стал главный архитектор города А.В. Виноградов. На реконструкцию монумента было израсходовано шесть миллионов рублей. Средства собирали воины-интернационалисты, жители города, помощь оказали общественные организации, предприятия. Открытие состоялось 25 мая 1997 года.

В самом начале этот памятник посвящался воинам, не вернувшимся из Афганистана. К сожалению, вскоре на Стене Скорби, как назвали ее мичуринцы, появились портреты наших земляков, погибших в Чечне: Юрия Беляева, Михаила Митронина, Романа Позднякова, Василия Ярового.

Антитеррористическая операция на территории Чечни продолжалась. Еще пять похоронок пришли на мичуринскую землю. Тимофей Казаков, Игорь Шагаев, Иван Журавлев, Александр Разводов, Дмитрий Григоров продолжили этот скорбный список. К сожалению, портреты погибших долгое время отсутствовали на Стене Скорби, что вызывало боль и рождало обиду в сердцах их родителей. И только 16 апреля 2004 года удалось исправить положение, восстановить справедливость.

Сегодня монумент памяти погибших в Афганистане и Чечне - святое место для многих мичуринцев. Особенно дорог этот памятник тем, кто потерял своих сыновей и мужей в этих войнах. Нельзя равнодушно проходить мимо Стены Скорби, ведь с нее смотрят на нас глаза тех, кто навсегда остался молодым.

Мой дядя - воин-интернационалист

Говорят, что каждый человек за свою жизнь должен успеть построить дом, посадить дерево и вырастить сына. Все это успел сделать мой дядя Геннадий Снигерев. Безусловно, он смог бы сделать значительно больше, но почти 20 лет назад в наш дом пришла похоронка. Дядя погиб в Афганистане, 29 ноября 1986 года ему было всего 35.

Я ни разу не видела своего дядю, так как родилась уже после его трагической гибели. О нем я много узнала и узнаю до сих пор от его сослуживцев, которые каждый год собираются на поминки, от родственников, соседей и от его жены Надежды Снигеревой.

Вот так из разных рассказов и сложился в моем сознании портрет этого удивительного человека. Геннадий Семенович - один из тех, о ком говорят: «Добрейшей души человек!» Его глаза всегда светились какой-то лучезарной улыбкой.

Храбрый, выносливый, дисциплинированный, благородный, целеустремленный, рассудительный - это далеко не полный перечень положительных качеств, присущих моему дяде. Говорят, что на него всегда можно было положиться. Он был внимателен и заботлив по отношению к окружающим, человеком с высоким и чистым внутренним миром. А какой образцовый семьянин! По-моему, их любовь была просто неземной. Как жаль, что она продлилась так недолго. Но мне порой кажется, что со смертью дяди эта любовь не умерла. Моя дорогая тетя Надя по-прежнему любит своего мужа. «Таких сейчас не бывает», - часто повторяет она. За свои тринадцать с половиной лет супружеской жизни они ни разу не поссорились.

Но у судьбы свои расчеты. Афганская война разрушила счастье, перевернула все вверх дном. Моя тетя и сейчас еще, глядя на портрет мужа, иногда плачет, ищет его глазами в толпе. Я никак не могу понять и принять одного: «Светит солнце, дует ветер, идет дождь... Все вроде бы по-прежнему. Но нет в мире, на земле человека, которого так многие помнят и любят. Как это не справедливо!» Думаю об этом - и слезы на глазах наворачиваются. Кто бы мог подумать, что на войне погибают и люди самой мирной профессии (мой дядя был фельдшером).

Геннадий Семенович Снигерев не вернулся из Афганистана. И все-таки память о нем живет в сердцах родных, друзей и в моем сердце тоже. Портрет моего дяди находится на Стене Скорби, материалы о нем помещены в областную Книгу Памяти, Хоботовская школа Мичуринского района, в которой он учился, уже много лет носит его имя. На стене этой школы скоро установят мемориальную доску в память о нем.

Семнадцать лет прошло со дня открытия памятника на улице Гоголевской. В течение всего этого времени монумент остается местом проведения митингов, встреч воинов-интернационалистов, солдат и офицеров, служивших в ВДВ.

Каждый год 15 февраля, в день окончания войны в Афганистане, у памятника собираются родственники погибших, служившие в ДРА, представители общественности, чтобы почтить память о тех, кто не вернулся с афганской и чеченской войн. Будет так и в этом году.