Ветер живет рядом с нами, он житель нашего города. Его никто не видит, но каждый чувствует. Он толкает прохожих в спину, кусает малышей за щеки или ласково гладит по голове. У него переменчивый характер!

Думаю, было бы любопытно взглянуть на наш город глазами озорника, имя которого ветер. Что он думает о Санкт-Петербурге?

Ветер просыпается рано, он умывается в водах Финского залива, делает легкую пробежку протяженностью в шестьсот квадратных километров, обходит все сорок два острова. Пролетает под мостами и над мостами, заглядывает в окна, хлопает форточками и дверями.

Ветер знает, что в Санкт-Петербурге живет почти пять миллионов человек различных национальностей и разных профессий. Он знает в лицо всех людей, особенно тех, у которых опасные профессии. Это летчики, водолазы, моряки, милиционеры, спасатели, пожарные... Все они рискуют своей жизнью ради жизни других людей.

Ветер проверяет состояние тех памятников архитектуры, которые составляют гордость нашего города. Он вихрем взивается к Медному всаднику, раздувает языки пламени у Вечного огня на Марсовом поле, на Пискарёвском мемориальном кладбище и на Ростральных колоннах. Он щекочет пятки атлантов Эрмитажа и спины петербургских сфинксов.

Однажды Ветер сидел на шпиле храма Петра и Павла в Петропавловской крепости и, затаив дыхание, не шелохнувшись, любовался на золотого, недавно отреставрированного Ангела. Ветер здорово продрог. Он забыл обо всем на свете. Тихо сидел, дрожал и думал о том, что зима ему порядком надоела, и о том, что она слишком длинная. Ветер сильно подул на Ангела, и Ангел начал вращаться, словно пропеллер. «А что если устроить дождик? Хороший ливень смоет снежное покрывало», - решил ветер. Собрал он над Невой караван облаков и огромную тучу. Заплакала туча и пролилась весенним дождем, снег растаял, пошел ледоход. Вокруг слякоть. Вышли специальные машины мыть и подметать улицы города. Порадовался ветер, что Петербург будет чистым и ухоженным!

«Скучно, чем бы еще заняться?» - пискнул ветер из лужи под ногами прохожих, которые шли по Дворцовой набережной. Вдалеке показались громадные корабли и парусники, они держали путь в заморские страны.

Набрал ветер воздух в легкие, надул румяные щеки и подул со всей силы в сторону парусов. Видно, старается! Поднатужился еще, дунул. Подлетел, закружился, перевернулся и запутался в белых парусах. Барахтается и сам на себя злится. А паруса от ветра захлопали, словно в ладоши, пузырем надулись. Да как помчали кораблик с ветром. Волны шумят, Ветер разозлился и завыл: «Я тебя опрокину! Я Петербург волною накрою, потоплю!» Выпутался из парусов, а корабль дальше поплыл своим курсом. Нева только немного из берегов вышла, деревья согнулись, ветки полетели. Маленькую лодку подняло, как щепку, и на берег выбросило. «Вот что я могу!» - ликовал Ветер.

Но не тут-то было! Дамба, построенная людьми несколько лет назад, не позволила пригнать к Петербургу цунами. И ветер простонал: «И чего я так разошелся? В душе я мягкий, теплый, южный и ласковый!»

Он твердо сказал: «Я хочу, чтобы мой город Санкт-Петербург стал еще чище и прекраснее!»

Ветер потихоньку подполз к арке Новой Голландии, окинул ее взглядом перед новым строительством, поднялся на Адмиралтейство, покрутил кораблик-флюгер, промчался по Невскому проспекту, покачал головой: «Мало в центре зеленых зон, мало деревьев! Зацепиться не за что!» Перемахнул через дома, дворцы, храмы, магазины, музеи, площади. И облегченно опустился на ветку дерева в Летнем саду. Затих. Ветка не шелохнется. Листик не задрожит. Вокруг ни души. Красота! Покой! Птицы щебечут! Благодать! Уходить не хочется!

На скамейке лежала забытая газета. Ветер перелистнул страницу и увидел статью «Против мусорной блокады Петербурга». В ней говорилось об экологическом состоянии нашего гороа. Из газеты он узнал, что экологи обнаружили около 200 несанкционированных свалок! И о том, что есть свалки размером в несколько футбольных полей.

Ветер вздохнул и вспомнил, что он видел такие свалки по обочинам дорог, в карьерах, на окраинах садоводств. «Вот бы закрыть эти свалки!» - подумал ветер. И тихо прошептал: «Можно было бы на их месте построить стадион, парк отдыха, аквапарк или новый зоопарк, ведь зверям в центре города не хватает места!»

Мимо шумной толпой прошли студенты. Но они не услышали шепота Ветра, который в это время смахивал со щеки слезу. Ветер вышел из Летнего сада и пошел куда глаза глядят.

Он устало тащился по знакомым петербургским улицам. Вокруг стояли дома-громадины, параллельным курсом неслись грязные, рычащие и дымные машины. Ветер проскрежетал и проворчал: «Пора переходить на более экологичный вид транспорта!»

Он подумал: «Хорошо бы сделать Санкт-Петербург экологической столицей России. Или даже экологической столицей мира! Пусть наш город будет эталоном красоты и чистоты, чтобы люди, живущие в Санкт-Петербурге, жили долго и счастливо». На душе Ветра стало легко и спокойно.

Над Финским заливом через весь небосвод, от края до края, перекинулась радуга. Солнце вытерло платком золотой лоб и пробормотало: «Ну и красота!»

Ветер подмигунл Солнцу и громко сказал: «Санкт-Петербург - это мой большой дом! Над головой одна общая крыша - небо. Под ногами один общий пол - земная поверхность. Общий водопровод - дождевые и снежные тучи. И ты, Солнце, у нас одно! Ты светишь, как огромная лампа, и греешь, как печь. И я один на всех - петербургский Ветер! Нас всех надо беречь, любить и охранять!»

Варвара КУЗНЕЦОВА, ученица 10-го класса, Санкт-Петербург