Мне радостно, что ныне в государственном педагогическом университете можно говорить что думаешь и встретить понимание. В своем выступлении на Рождественских чтениях Александр Геннадиевич Кутузов заметил, что, возможно, мне не очень понравятся его критические замечания в адрес курса «Основы православной культуры». Наоборот, мне очень приятно, я даже благодарю ректора МГПИ за высказанные замечания. Более того, я думаю, очень важно, что наши профессиональные учреждения были включены в процесс поиска того, как нужно изменить наше образование, как его приобщить к христианским ценностям. Ведь наша церковь, как известно, была гонима в течение 70 лет. Это не просто слова, это не только констатация, что у нас было много мучеников, многие были помещены в тюрьмы, расстреляны, но и информация о том, что в церкви были закрыты почти все учебные заведения, ликвидированы все библиотеки. Те духовные школы, которые известны нам сегодня, открылись только после войны, но Никита Хрущев, придя к власти, снова их закрыл. До самой перестройки у нас было только три семинарии - Московская, Санкт-Петербургская и Одесская, две академии - Московская и Петербургская. Эти школы удалось сохранить, удалось сохранить и преподавателей, но на самом деле уровень образования у них был очень низкий, так как там было все уничтожено, можно сказать, под ноль. У церкви сейчас нет педагогических кадров, у нее нет педагогической науки, то, что сегодня происходит, - это поиск. Наш университет в этом году отмечает свое пятнадцатилетие, это тоже небольшой возраст, у нас до сих пор нет педагогического факультета, мы только думаем о том, чтобы его создать.

Мы постоянно сталкиваемся с многими проблемами образования. Одна из этих проблем - теологическое образование как воспитание в вузе. На одной из секций нынешних Рождественских чтений выступал заведующий кафедрой религиоведения одного из губернских университетов и сказал, что у них есть новая идея создания межфакультетской кафедры теологии. С его точки зрения, реализация этой идеи на практике - прогресс. Опыт создания межвузовских кафедр уже есть, но это опыт, по мнению заведующего кафедрой, очень тяжелый. Почему? Да потому, что педагоги кафедры провели тестовые вопросы, задав вопрос: «Как зовут нашего патриарха?» - и получив в большинстве неправильные ответы. То есть, по мнению заведующего кафедрой, студенты плохи и ни о чем с ними говорить нельзя. Конечно, я спросил: «Ваша межфакультетская кафедра ведет свою работу со студентами в обязательном порядке или на добровольной основе?» Когда в любом университете создается теологическая кафедра, предполагается, что на ее занятия могут пойти только те студенты, которые этого захотят. Если она межфакультетская, это означает, что она работает для студентов всех факультетов и для всех она начинает преподавать теологию в обязательном порядке. Но когда людей принуждают, получают обратный результат. Так что удивляться результатам тестового опроса не приходится, результат налицо. Как только людей начинают принуждать к чему-то, делать обучение обязательным, внедрять его насильно, эта обязаловка немедленно дает реакцию Причем кафедра религиоведения - это, как правило, бывшая кафедра атеизма, а преподаватели такой кафедры - бывшие атеисты, которые подчинялись не ректорату, а райкому КПСС и имели соответствующий партийный надзор. Видимо, выступавший заведующий кафедры тоже работал таким же образом, сменил название кафедры, заменил научный атеизм теологией и начал преподавание прежним способом. Поэтому самая главная опасность для нас сейчас то, что, если обращение к христианским основам знания будет таким, то через несколько лет мы воспитаем целую армию атеистов, революционеров, которые пойдут снова громить все и вся, в этом случае коммунисты будут отдыхать.

Меня пугает, когда везде и все сейчас говорят, что нужно ввести обязательный курс «Основы православной культуры». Скажу по секрету, что пока нам не позволяют его вводить, мы - герои, мы - на коне. Но если вдруг нам дадут его ввести, это будет просто беда. Кто пойдет преподавать эти «Основы православной культуры»? Где преподаватели? Кто их учил, воспитывал и наставлял? Их же нет! Пойдут в аудитории вот такие бывшие научные атеисты и начнут преподавать теологию. Это будет ужасно. Вот тут и нужна наша совместная работа со светскими педагогическими вузами. Мы должны не бороться друг с другом, а вместе подумать, как организовать нашу новую жизнь.

Я знаю, что без духовной первоосновы никакого настоящего образования быть не может, как не может без нее быть и настоящей жизни. Духовная первооснова необходима для общества, для государства, для всех нас, для просвещения народа. Первое - душа народа, если нет веры, народ вырождается и вымирает. Мы это видим сегодня, да и исторических примеров этого достаточно. Нам нужно искать пути возвращения народа к духовной вере, к культуре, к нашей духовной жизни - такой богатой, такой прекрасной.

Но как после двадцатого века, каким языком, какими средствами мы можем найти путь к сердцу молодого человека? Ведь это главное - найти путь к сердцу. Дело не только в том, чтобы дать какую-то сумму знаний, какие-то программы и учебники, а в том, чтобы найти контакт, такие слова, такую интонацию разговора, чтобы человеку стало интересно, чтобы ему захотелось познать то, что ему говорят. Тут необходима помощь профессиональных педагогов. Поэтому мы не только не огорчаемся, слыша критические замечания, а наоборот, просим, чтобы с критическим подходом мы вели решение проблем, чтобы в совместном труде не делали ошибок.