Не понаслышке, а по существу мы уже убедились в том, что сама практика нуждается в том, что ей может дать традиция, прежде всего традиция Русской православной церкви. Если мы возьмем общий ход дела, то увидим уже известный факт: старая идеология ушла из школы, а новая идеология пока не появилась. Означает ли это, что школе нужна идеология? Нет, конечно, но современные модели школы должны стать такими, когда ученик становится не товаром, который может покупаться на рынке, а носителем ценностей, смыслов, значений. Эта линия должна оставаться центральной, тем более для нашего государства и общества эти традиции были всегда присущи, всегда сохранялись и всегда имели непреходящее значение. Таким образом, нужны какие-то современные модели, когда ценности, нравственные смыслы, нравственные значения становятся важными в процессе образования человека.

Мы выделяем момент, который называется духовно-нравственным воспитанием человека. Само понятие духовно-нравственного воспитания нуждается в очень серьезном осмыслении. Это вообще важнейшая часть образования человека. Человек образовывается тогда, когда то, что называется духовно-нравственным воспитанием, обязательно присутствует в процессе этого образования. Деться тут некуда, поскольку эта часть образования формирует мировоззрение человека, его ценностные смыслы и ориентации, дает ему тот стержень, который помогает человеку учиться. Обучение - только часть образования, а вот смысл и ценности, то есть то, что связано с сознанием человека, имеют большое значение, без них мы не можем понять и организовать процесс образования человека в целом.

Что входит в понятие образования человека? Прежде всего это собственно духовно-нравственная часть - мировоззрение и сознание. Вторая часть - это культурно-историческое содержание образования. Ни в одной стране вы не найдете систему образования, которая бы всю культурную часть подавала как значимую для своего будущего воспитанника, для того, кто станет гражданином страны. Поэтому эта часть, связанная с социокультурным, культурно-историческим содержанием образования, очень серьезна, поскольку передает историю традиций, культуру традиций, это часть, которая должна быть включена в образование. Следующая, третья, часть - социально-укладная, которая входит в духовную составляющую содержания воспитания. Что такое социально-укладная часть? Это то, что создает корневую систему любого будущего гражданина своей страны, это его земля, это традиции его земли, святыни его земли.

Если теперь с этих трех точек зрения мы посмотрим, что должно войти в систему образования, то будем последовательно двигаться, замечая, что у нас есть, а чего у нас нет.

Первое - то, что связано с собственно духовно-нравственным содержанием образования. Сколько у нас курсов в системе образования, которые бы отвечали за мировоззренческую часть? (Я имею в виду не историю культуры, не историю православной культуры.) Какое же мировоззрение мы воспитываем у наших детей? Это совсем не праздный вопрос, но мне ответить на него сейчас очень трудно. Раньше было все просто, у нас было коммунистическое мировоззрение, у нас была система детских и других организаций, которые давали основы мировоззрения. Сегодня говорят: нужно воспитывать чувство гражданского патриотизма. Я не против. Да, нужно воспитывать чувство любви к Родине. Говорят, что нужно воспитывать ценности семьи. Кто против? Но мировоззрение - целостный взгляд на мир и на человека в нем. В вузовской системе образования есть человек биологический, есть психология человека и так далее. Но целостность где, какими курсами мы воспитываем человека? Этот вопрос я оставляю без ответа.

Вторая часть заполнена курсами по истории, культуре, по нашей отечественной истории, по общей истории, и можно сказать, что вот эта система курсов в обычном образовании очень хорошо отработана. Сейчас в эту систему с трудностями добавляют курс «Основы православной культуры» и спорят, нужно его вводить или не нужно. С точки зрения того, что я говорю, этот курс вводить можно, поскольку он решает целую систему вопросов, связанных с системой православных взглядов о культуре, которая пришла к нам из православной культуры. С этой точки зрения очень многие споры вокруг введения «Основ православной культуры» просто бьют мимо цели. Введение этого курса решает важную задачу, оно дает школьникам очень важный компендиум сведений о том, что такое православная культура. Ни для кого этот курс не представляет опасности, и все крики, что он нарушает какие-то другие интересы, окололживые, ибо ничьи интересы этот курс не нарушает и может быть введен. Но решает ли этот курс вопросы мировоззрения детей? Нет. И поэтому, когда говорят: вот мы введем этот курс и все вопросы решим, я отвечаю: не решим, потому что нужны специальные предметы, которые дадут человеку (даже маленькому ребенку) представление о том, кто он такой в этом мире, зачем он в этот мир пришел, что он в этом мире будет делать.

Следующий вопрос связан с социально-укладным содержанием образования, который имеет исключительно важное значение. Движение, которое проводят департаменты образования регионов вместе с епархиальными управлениями Русской православной церкви, трудно переоценить. Это система родиноведческих дисциплин, это то, что погружает ребенка в историю и глубину знаний о своем крае, о людях, которые там жили, о том, что они делали, о их подвигах. Эта работа имеет большое значение для воспитания детей, ведь это их предки вышли из истории, пострадали, прославили их родную землю. Это не культура, это социально- укладные характеристики того, что мы называем духовно-нравственным воспитанием через систему материалов. Сказать, что это происходит у нас системно, не могу, хотя во многих регионах, во многих епархиях наша группа психологов работала и работает с большим количеством людей, в разных регионах мы накапливаем материал, связанный с историко-культурным содержанием жизни и данной земли. Это родиноведческие циклы. Они тоже, к сожалению, не до конца отработаны, но это уже движение вглубь.

Я задаю сам себе вопрос: «Скажи честно, а что, у нас система духовно-нравственного воспитания продумана, что разве она у нас построена, если у нас средняя культурная часть не систематизирована?» Спрашиваю и не могу ответить на этот вопрос положительно.

Вопрос «Психолого-педагогических проблем, духовно-нравственного воспитания» очень тонкий, очень сложный. Как его решать и что делать? Психологи, которые работают в образовании, скажут: прямого пути усвоения знаний нет. Ты пришел к ребенку, рассказал ему что-то, а ребенок не примет этого или примет, но должен будет пройти очень длинный путь, пока сделает это своим. Там есть очень много процессов, например, нужно переживание, сопереживание, то есть сам педагогический процесс требует определенных закономерностей. С этой точки зрения многие известные психологи очень сильно критиковали традиционную систему обучения и воспитания. Они говорили, что традиционная система обучения и воспитания не достигает своей цели, потому что знания даются детям в готовом виде, и дети с такими знаниями поступают так - послушали и ушли. В этом смысле есть опасность того, что наши дети учат историю и не знают истории, учат географию и не знают географии, будут учить «Основы православной культуры» и не будут знать эти основы. Все дело в том, что сам способ преподавания этих дисциплин нуждается в очень хорошем осмыслении. Я, например, считаю, что в принципе передача детям знаний в готовом виде очень слабая вещь. Поэтому нужно все это рассматривать очень системно. Нужна система дидактических методов и приемов, которые сопровождали бы этот курс.

Получается, что разумный путь - введение компонента обязательного дополнительного образования. То есть базовый компонент я предлагаю оставить нашей традиционной школе, а вот другой компонент, который связан с искусством, культурой, с верой (с верой как историей культуры) и так далее, оставить дополнительному, но обязательному образованию. Я бы сделал институты культуры как именно ту часть, которая бы обеспечивала образование. Вот здесь по полной программе нужно пойти и поклониться Русской православной церкви и сказать: давайте создадим это содержание родиноведческих курсов, курсов, которые вводят в историю культуры. Такие курсы должны быть обязательными, потому что необязательные, или факультативные, предметы оставляют опасность, что все это пройдет мимо детей. Мировоззрения нет, сами предметы даются в легком варианте, и тут возникает вопрос, чего мы хотим от образования в принципе.

Разумное распределение предметов поможет нам достичь цели, и мы уже движемся по этому пути. Например, вся разумная система образования в европейских странах выводит художественное воспитание, спортивное воспитание, другие типы воспитания за границы образовательных учреждений как таковых. Вот здесь есть над чем поработать образованию и Русской православной церкви. Но все это не должно быть свободно, это не должно быть факультативно. Это должна быть обязательная часть дополнительного образования, но только то, что там возможно делать.

Духовно-нравственное воспитание - сложная система составляющих. Нельзя, говоря о духовно-нравственном воспитании, говорить только о ведении одного или даже двух курсов и считать, что тем самым мы решим проблемы этого воспитания. Тут мы имеем дело с системной вещью, состоящей, как минимум, из множества составляющих - духовно-нравственной мировоззренческой части, культурно-исторической, или историко-культурной, части и социально-укладной части. Должно быть единство этих трех частей.

Если мое предложение было бы принято, дальше нужно было бы говорить о проведении системных исследований в этой области. Можно создать очень важный для детей курс, который бы занялся вопросами формирования их мировоззрения. Сегодня у нас нет даже таких простейших курсов, которые бы решали эту задачу. Что касается историко-культурного направления, то тут нужна система курсов, целостная система ориентированного на это образования. Наконец, нам нужен цикл родиноведческих дисциплин, которые бы знакомили детей с социально-укладной составляющей. В этой области многое делается, но нужна система.

Я предлагаю сосредоточить совместные усилия науки, культуры, образования и Русской православной церкви на разработке такой целостной системы. Мне кажется, что Москва пошла бы на это. Нельзя превращать школы в конфессиональные учреждения, но в том, что в школах нужно системно дать такие знания, я твердо убежден. Значит, нужны разработки, нужно, чтобы эти разработки превратились в целостную систему, нужно, чтобы были начаты работы.

Наука сегодня имеет очень серьезные «заделы», которые должны быть в том числе востребованы, с одной стороны, Русской православной церковью и, вместе с тем, с другой стороны, само образование должно идти навстречу, принимать эти разработки и вести эти разработки. Я всегда знал, что у традиционной системы образования больше возможностей для того, чтобы давать детям другие характеристики развития. Методисты, ученые, психологи, дидакты построили такую систему, и основатели такой системы - Давыдов и Эльконин - очень много для этого сделали. То есть тут нужна разумная, мягкая, неинтенсивная, но очень продуманная программа совместных работ. Каждый из нас много делает, но нужно объединение, которое привело бы в школы то, что из них было вынесено. Это должно быть не прагматическое знание, а живая связь, живое движение и живое действие того, кто учит, и того, кто учится. Ни в коем случае тут нельзя отойти от проблемы подготовки кадров, тех, кто будет это делать. Подготовка кадров - ключевая проблема, даже сейчас при введении «Основ православной культуры» мы видим, что для этого нужны очень хорошие преподаватели. Наработанный материал есть, нужно только построить программу, которая есть у нас во многих областях, и выполнять ее. В нее должны войти создание научного и научно-методического компонента, собственно исследовательский компонент на образовательных учреждениях, кадровый и информационный компоненты. Не обязательно начинать учить всех резко и сразу, это могут быть для начала пять учреждений, в которых можно проводить такие разработки. Это не идеологическая, а содержательная работа, на мой взгляд, связанная прежде всего со становлением и воспитанием человека в человеке.

Я знаю, что, когда ты идешь к ребенку, нужно любить его и передавать ему знания путем особой психолого-педагогической работы. Это нельзя игнорировать.