Звучит очень оптимистично, но если учесть, что родители платят практически всегда 20 процентов от общей стоимости содержания ребенка в ДОУ, то и размер компенсации станут рассчитывать для этой двадцатипроцентной суммы. Скажем, если плата составляет 800 рублей в месяц, то на одного ребенка компенсация будет 160 рублей, что, конечно, мало, этой суммы не хватит на покупку килограмма колбасы. Но тут, видимо, важен сам принцип: российский гражданин должен увидеть, что государство возвращает ему часть затрат. Причем наличными, а не пересчетом размера оплаты.

На недавнем Всероссийском селекторном совещании министр здравоохранения и социального развития РФ Михаил Зурабов подчеркнул: «В некоторых случаях, если размер компенсации не очень значителен, можно было бы выплачивать компенсацию ежеквартально. Как бы там ни было, определенную процедуру, связанную с выплатой, необходимо произвести как тем, кто ее осуществляет, так и самим родителям - прийти на почту или непосредственно в управление образования. Компенсация родительской платы - не зачет ее, а выплата».

Никто не спорит: то, что государство решило раскошелиться даже в небольших масштабах, нужно оценивать положительно. Но не может не настораживать постановка вопроса о том, что плата и компенсации - суть разные вещи. Видимо, готовится нечто, о чем нам пока не говорят. Вполне вероятно, будет предложена некая экономическая модель. Не случайно на селекторном совещании разгорелся спор между руководителем Комитета по образованию Новгородской области Владимиром Аверкиным и министром Зурабовым. Самое интересное, что оба вроде бы позиционируют себя яростными рыночниками, но в вопросах перевода на рыночные отношения дошкольного образования они явно разошлись.

Аверкин выступил как сторонник предоставления образовательных услуг и сказал следующее: «Как бы хотелось на федеральном уровне дать определение того, что же входит в понятие «услуга дошкольного образования», определить ее стоимость и выдать родителям сертификат. Получив сертификат, родитель заключит договор с физическим и юридическим лицом, имеющим право на оказание таких услуг, и все вопросы будут решены без сложной бухгалтерии. Что это даст? Это позволит нам предоставлять образовательные услуги и способствовать развитию дополнительных платных образовательных услуг. И самое главное - установить, кто и за что отвечает. Если мы это сделаем, проблема дошкольного образования будет решена». Иными словами, будет решена проблема должного финансирования ДОУ, которые нынче вынуждены брать деньги с родителей на решение тех или иных материальных проблем. Тут исключение, пожалуй, только Москва, которая, увеличив родительскую плату за содержание ребенка в ДОУ, разрешила детским дошкольным учреждениям оставлять это увеличение на своих счетах и тратить на приобретение игрушек, улучшение питания и так далее, сведя на нет необходимость сбора дополнительных родительских средств.

Замечу, что Аверкин по-прежнему остается сторонником вариативности, считая, что, если у родителей будет сертификат, они смогут распорядиться его финансовым обеспечением так, как посчитают нужным, - выбрать любой детский сад, в том числе государственный, муниципальный или частный.

Но Зурабов выступил против предложения Аверкина, парировав: «У нас уже есть один сертификат - родовой, и на его примере можно понять, почему нам не нужны пока сертификаты на дошкольное образование. Действительно, сейчас есть очевидное желание медицинских учреждений не только государственных и муниципальных, но и негосударственных (особенно с учетом роста стоимости родового сертификата) включиться в работу. Но мы должны дать возможность адаптироваться государственной и муниципальной сети к новым условиям в ближайшие годы, по мере того как государство будет внятно формулировать публичные обязательства по отношению к человеку. Подчеркну - не обеспечивать выполнение публичных обязательств, не обеспечивать предоставление социальных и медицинских услуг, а именно гарантировать исполнение публичных обязательств по отношению к человеку, когда человек будет выбирать для себя наиболее удобную форму, через которую эти публичные обязательства будут реализовываться, включая в том числе и более свободный выбор детского дошкольного, медицинского, социального учреждения. Будет и расширение организационно-правовых форм, в которых эти учреждения функционируют. Принятие закона об автономных учреждениях в отношении образования, в частности, говорит о том, что это направление федеральный центр рассматривает в качестве одного из главных. Мы эту задачу, конечно, понимаем как одну из перспективных и, возможно, основных для себя. Но есть еще и тема унификации расходов. Ведь сейчас дифференциация затрат на содержание ребенка в ДОУ, тем более что это полномочия даже не субъектов РФ, а муниципалитетов, столь серьезна, что если пойти по пути установления единой суммы и формирования на этой базе идеологии сертификата или иного гарантийного талона, если хотите, ваучера, это приведет к тому, что в каких-то регионах мы не сможем покрыть фактически складывающиеся расходы, а в каких-то регионах эта сумма окажется выше того размера, который определен в регионе в качестве размера родительской платы за содержание ребенка в детском дошкольном учреждении. Мы всегда начинаем с того, что отрабатываем основные организационные, правовые и технологические аспекты работы, а в дальнейшем эти мероприятия получают свое развитие. Мы уверены, что и вопрос о сертификатах для ДОУ может получить свое развитие, но это уже элементы конкуренции. Сегодня же мы не можем обеспечить в большинстве регионов базовый уровень покрытия потребности в детских дошкольных учреждениях. Рассчитывать же на то, что туда придет бизнес и начнет инвестировать средства в ДОУ и вдруг у нас появится конкуренция, пока не приходится. У нас что, есть примеры строительства крупных частных клиник, социальных учреждений, детских дошкольных учреждений? Бизнес придет тогда, когда будет платежеспособный спрос, а платежеспособный спрос - как раз публичные обязательства государства. Государство говорит: «Да, я тебе в таком-то объеме выделяю деньги на получение социальной услуги, например, на содержание ребенка в детском дошкольном учреждении!», и тогда приходят инвестиции. Пока мы делаем первые шаги, и не нужно быть очень строгими к нам на этом этапе».

Кстати, по сути дела, Аверкин и Зурабов в своем диалоге подразумевали одно и то же. Вот только Аверкин, предлагающий сертификат, понимал, что тем самым можно будет в какой-то мере ликвидировать дефицит мест в ДОУ. Ведь бизнес всегда тяготеет к бюджетным средствам, а потому станет создавать негосударственную дошкольную образовательную сеть, принимая сертификаты с гособеспечением. Зурабов же, будучи сторонником всемерного замещения государственных услуг негосударственными, тоже имел в виду дефицит мест в ДОУ, но при этом, видимо, опасался, что после раздачи сертификатов государству придется в большей мере отвечать перед гражданами за этот дефицит. Ведь именно государство раздавало и продавало детсадовские здания ведомствам, фирмам и структурам, не думая о будущем. А будущее, ставшее ныне настоящим, потребовало увеличения мест в ДОУ. Регионы с колоссальным трудом возвращают в систему дошкольного образования упущенные здания. Москва, например, их выкупает, но цены несоизмеримы: те, по которым эти здания когда-то продавали, во много раз меньше тех, по которым их возвращают. По идее государство могло бы взять деньги из Стабфонда и пустить их на строительство новых детских садов, но об этом никто даже не заикается. Хотя такая программа была бы основательнее нынешней программы компенсации оплаты за содержание ребенка в детском дошкольном учреждении. И справедливее - ведь ни в одном регионе не удалось пока ликвидировать очереди в ДОУ, а следовательно, одни семьи получат компенсацию своих затрат от государства, а другие, пользующиеся услугами негосударственных дошкольных учреждений, такой компенсации не получат. А ведь все одинаково платят налоги и имеют право на поддержку государства.

Решено, что в регионах компенсации будут выплачиваться на базе существующей сети дошкольных учреждений. Централизованным бухгалтериям при этом прибавится работы, но об увеличении штатов в них пока никто не говорит. Безропотное образование в который раз берет на свои плечи безмерную нагрузку, выполняя то, что планируют федеральные власти. Между тем необходимо все же разработать некую модель работы финансового блока российской системы образования, которая бы эффективно функционировала в условиях изменения законодательства.