Немного предыстории, чтобы освежить в памяти суть вопроса: уже несколько лет, чтобы попасть в школу, учебник должен пройти экспертизу по новым правилам. Если раньше о качестве учебной литературы судил Федеральный экспертный совет, то теперь эти обязанности взяли на себя независимые профильные комиссии РАН и РАО. Именно они решают, соответствует ли учебник образовательным программам, современным научным представлениям и течениям, а также возрастным и психологическим особенностям детей. Учебники для начальной и коррекционной школ, а также по изо, музыке, технологии, ОБЖ и физической культуре доверено проверять «на прочность» специалистам ведущих вузов и Академии повышения квалификации. При этом в ведении Москвы лишь федеральный перечень, книги, подпадающие под национально-региональный компонент, должны профессионально оцениваться непосредственно на местах. А выбор рабочих тетрадей, атласов, хрестоматий и задачников - и вовсе дело добровольное, никакими документами не регламентируется и остается на профессиональной совести самого учителя.

По словам Светланы Тетериной, ученого секретаря Федерального совета, начальника отдела учебной литературы и средств обучения, в минувшем году экспертизу прошли 515 учебников. 359 получили положительные заключения. Больше всего работы оказалось у экспертов-историков, «иностранцев» и математиков. В федеральные перечни на 2007/2008 учебный год вошло 1120 учебников, из которых больше половины попали туда уже по новой системе. Одной из особенностей утвержденных перечней можно считать то, что названия учебников, заявленных на экспертизу в прошлом году, полностью приведены в соответствие с названиями предметов базисного учебного плана.

Когда настала пора вопросов, главный редактор «УГ» Петр Положевец живо поинтересовался, отчего из поданных на проверку 18 учебников по информатике и ИКТ одобрены всего 6. Ответ специалистов вполне предсказуем: сами эти дисциплины еще столь новы и малоизучены, что мало кто понимает, как и что нужно писать в предназначенных для них учебниках. Поэтому от всех спорных и сомнительных подходов и трактовок решено было сразу отказываться - от греха подальше... Немногим лучше обстоит дело с учебниками по изо - из 9 представленных одобрены лишь 4. А уж этот предмет в излишней «молодости» упрекнуть сложно. У историков - вокруг их учебников всегда ломается больше всего копий - царит скорее мир, чем война: из 83 книг одобрены 65.

В самый разгар дискуссии о соотношении «победивших» и «проигравших» в кабинет cвоего зама заглянул министр образования и науки Андрей Фурсенко. Просто так заглянул, почти что по-домашнему, без всякого видимого повода. Узнав, о чем говорят коллеги, очень оживился.

- Ну и что у нас с учебниками?

- Вот с ОБЖ все в порядке, - уклончиво ответил Свинаренко.

- А разве это не там что-то страшное про цыган писали? Я ведь сам читал. А впрочем, ладно, вижу, вам тут и без меня хорошо, так что разберетесь, - махнул рукой министр.

Когда оживление, вызванное высоким визитом, улеглось, хозяин кабинета еще раз призвал представителей РАН и РАО к особой тщательности: «Чем внимательнее будут ваши эксперты, чем меньше в учебник будет просачиваться ошибок, тем меньше драм, трагедий и разбитых детских сердец будет в наших школах. Вот, помню, однажды попалась мне задача по алгебре, бился над ней несколько дней, а ответ с приведенным в учебнике не сходится. Я чуть с ума не сошел, пока не понял: я-то прав, книжка ошибается. Давайте такие вот ситуации и сведем на нет».

- А знаете, как бывает? - внезапно возмутился Сергей Сидоренко. - Присылает издательство оригинал-макет, мы вносим туда правки, а потом смотрим готовый учебник, а все ошибки на месте. Вот как с такими недобросовестными поступать?

После небольшого мозгового штурма решили: в суд о защите чести и достоинства на такие издательства, конечно, подавать не надо, но если подобные случаи повторятся, кара будет страшна и незамедлительна: министерство постарается, чтобы о такой недобросовестности узнали все, и никто с этими издательствами больше не будет дружить...

Последним вопросом, требовавшим решения, стала проблема расширения списка экспертных организаций. Свои услуги по оценке учебников для коррекционных школ предлагал Московский университет им. Шолохова, решил пополнить ряды экспертов и Федеральный институт развития образования. Ректор Московского психолого-педагогического университета Виталий Рубцов оказался единственным, кто поддержал кандидатуру Шолоховского университета - их помощь будет крайне полезна в работе над учебниками для коррекционной школы. Но его не поддержали. И, решив, что старый друг лучше новых двух, оставили список экспертных организаций без изменений.