900 дней

Битва за Ленинград, самая продолжительная в ходе всей Великой Отечественной войны, продолжалась с 10 июля 1941 г. по 9 августа 1944-го. Советские войска в течение 900 дней сковывали крупные силы германской и всю финскую армии. Это способствовало победам Красной Армии на других участках советско-германского фронта. Ленинградцы показали выдающиеся образцы стойкости, выдержки и патриотизма.

Во время блокады погибли около 1 млн. жителей Ленинграда, в том числе более 600 тысяч - от голода. Гитлер неоднократно требовал сровнять город с землей, а его население полностью уничтожить. Но ни обстрелы и бомбардировки, ни голод и холод не сломили его защитников.

В июле - сентябре 1941 г. в городе сформировали 10 дивизий народного ополчения. Несмотря на тяжелейшие условия, промышленность Ленинграда не прекращала работу. Помощь блокадникам шла по льду Ладожского озера. Эта транспортная магистраль получила название «Дорога жизни». 12 - 30 января 1943 г. была проведена операция по прорыву блокады («Искра»). Она стала переломным моментом в битве за Ленинград. Все южное побережье Ладожского озера было очищено от врага, инициатива в боевых действиях на этом направлении перешла к Красной Армии. В ходе Ленинградско-Новгородской стратегической наступательной операции 14 января - 1 марта 1944 г. нанесено тяжелое поражение немецкой группе армий «Север».

27 января 1944 г. ленинградцы праздновали снятие блокады, ознаменованное салютом из 324 орудий. В результате мощных ударов была освобождена почти вся Ленинградская область и часть Калининской, советские войска вступили в пределы Эстонии. Сложились благоприятные условия для разгрома врага в Прибалтике.

900 дней героической обороны вместили множество подвигов. Вот лишь некоторые из них.

В ожесточенных боях на подступах к Ленинграду советские воины, сдерживая мощный натиск врага, упорно отстаивали каждый рубеж. Мужество и самопожертвование стали нормой жизни ленинградцев и защитников города. На наших страницах читатели могли прочесть о героях Невской твердыни. На сей раз расскажем о выдающихся подвигах, неизвестных массовой читательской аудитории.

Первые Герои

Первыми из фронтовиков Великой Отечественной Героями Советского Союза стали военные летчики - Петр Харитонов, Степан Здоровцев, Михаил Жуков. Все трое удостоены столь почетного звания за подвиги при защите Ленинграда.

На седьмой день войны младший лейтенант Харитонов таранил немецкий бомбардировщик, летевший в сторону Ленинграда. Затем стало известно, что однополчанин Петра Харитонова - Степан Здоровцев - точно так же сбил «Юнкерс». Спустя несколько дней заговорили еще об одном летчике того же полка - Михаиле Жукове. 8 июля 1941 г. им было присвоено звание Героя Советского Союза.

Рассказывая о том воздушном бое, Петр Харитонов был краток.

- Даже не знаю, что вам рассказать. Бой есть бой. Ну, в общем, пулеметы мои уже не стреляют, - нечем, а «юнкерс» уходит. Пришлось резануть его винтом по хвосту. Вот и все.

На деле же все было не так-то просто. Пилотировал «юнкерс» отнюдь не новичок. Набрался опыта за время войны в Западной Европе. А для Харитонова то был первый бой, первая встреча с врагом. И Петр не растерялся, но слишком поспешил открыть огонь. Когда спохватился - кончились патроны. Отмалчивавшийся до поры стрелок «юнкерса» обдал самолет Харитонова пучком трассирующих пуль. Тревожно задрожал и пополз вниз указатель давления масла в моторе. Ясно: пробит масляный бак. К тому же продырявило стабилизатор и элерон. Казалось бы, шансов нет, дотянуть бы на израненной машине до аэродрома...

Харитонов качнул ручку управления. Самолет слушался рулей. «Юнкерс» совсем близко. Хорошо видны черные, обведенные белой каемкой кресты. На хвосте по-паучьи раскорячилась свастика. Нажал гашетку - пулеметы молчат. Еще раз - ни выстрела.

Стрелок вражеского бомбардировщика был беспомощен. Летевший точно вслед «юнкерсу» истребитель уже находился в «мертвом» пространстве. Раньше чем попасть в советскую машину, стрелок изрубил бы пулями хвост своего самолета. А Харитонов не отставал. Чтобы расстрелять врага в упор, хватило бы даже одной короткой пулеметной очереди. Но где возьмешь этот десяток патронов?! Неужели уйдет проклятый?..

И вдруг мысль - сбить без патронов... Прибавил скорость. Винт ударил по рулю высоты вражеского самолета. «Юнкерс» неуклюже перевалился на нос.

Забыв обо всем, даже не замечая тряски, охватившей истребитель, Харитонов всматривался в падающий «юнкерс». И лишь увидев всплеск огня и дыма в том месте, куда ткнулся немецкий бомбардировщик, спохватился: ему самому надо прыгать. Тряска не прекращалась. Погнутый воздушный винт тянул машину через силу. Пальцы левой руки нащупали замок привязных ремней, а правая не выпускала управления.

Чувствуя, что машина пока еще послушна, Харитонов решил спасать самолет. Лететь на подбитом истребителе тяжело и опасно: можно сорваться в штопор. А с самолета, который падает, вращаясь, уже не выпрыгнешь. Харитонов отлично знал это. И все-таки летел, с трудом удерживая вздрагивающую машину.

Истребитель сел неуклюже - подбитой птицей. Первый же подбежавший к нему летчик еще на ходу крикнул: «Ты, Харитоныч, такое сделал!».

В этот день в полку только и было разговоров, что о таране Харитонова. Затем всех взволновала другая новость - то же самое сделал младший лейтенант Степан Здоровцев. У него бой сложился еще тяжелее. «Юнкерс» забрался высоко - на 5000 метров. Увлекшись погоней, Здоровцев забыл о кислородной маске. По телу разлилась слабость. Несколько глотков кислорода вернули силы. Пулеметными очередями Здоровцев заставил замолчать обоих стрелков бомбардировщика, но кончились боеприпасы. Решение возникло мгновенно: винтом!

Увеличил скорость. Бомбардировщик старался уйти. Ему даже удалось оторваться от истребителя. Но Здоровцев тут же догнал его, заставил истребитель клюнуть «юнкерс» в хвост.

Истребитель вздрогнул, от бомбардировщика полетели обломки, но держаться в воздухе он мог. Здоровцев еще раз подвел истребитель к хвосту «юнкерса». Удар... Бомбардировщик провалился. Истребитель резко бросило в сторону. Удержав его от падения, летчик осмотрелся. Внизу белели два парашюта...

В отличие от сослуживцев Михаил Жуков вогнал «юнкерс» не в землю, а в озеро. А до этого отогнал еще двух, которые пытались бомбить наши войска. С истребителями тоже встречался. Пока наши бомбардировщики били по танковой колонне, дрался с «мессершмиттами».

- А насчет тарана, сказал Михаил Жуков, - я лично думаю, что удивляться не следует. Техника техникой, но на войне и врукопашную надо уметь схватиться. Таран - это вроде рукопашной в воздухе.

На море

На море первыми при обороне Ленинграда открыли боевой счет стремительные и изворотливые торпедные катера балтийцев. Они нанесли удар по врагу 13 июля 1941 г.

Накануне вечером воздушная разведка обнаружила караван врага из сорока восьми кораблей. В 4 часа утра отряд лейтенанта Гуманенко был уже в море. И хотя катера шли на большой скорости, настичь врага удалось лишь часа через два. Гитлеровцы, видимо, не ожидали встретить русских. Приняв издали катера за свои, начали сигналить. Но вскоре вместо сигналов засверкали вспышки выстрелов. А Гуманенко продолжал идти на сближение. Он уже мог разглядеть корабли противника. Они шли четырьмя кильватерными колоннами.

Командир катера Алексей Афанасьев получил приказ вырваться вперед и поставить дымовую завесу. Конечно, она - очень надежное укрытие от артиллерии, но лишает врага возможности вести прицельный огонь. А вот катер Афанасьева оказался на самом виду.

Едва спасительная завеса была поставлена, радист принял новый приказ: Афанасьеву и Иванову атаковать врага справа. А командир отряда Гуманенко, находившийся на катере лейтенанта Чебыкина, решил нанести удар слева.

Попутный ветер гнал облако завесы на корабли врага. Когда катера выскочили из дымового укрытия, чтобы начать атаку, моряки увидели, что находятся между двумя кильватерными колоннами фашистских кораблей. Расстояние от одной колонны до другой не превышало 600 метров, а катера были посередине. Справа и слева до кораблей противника оставалось всего по 300 метров. Такого сближения с врагом не предусматривала ни одна инструкция.

С двух сторон по катерам била корабельная артиллерия. А расстояние было такое, что впору стрелять из винтовок. Спасали только скорость и маневренность катеров.

Гуманенко решил топить большой транспорт. Взрыв - и транспорт начал крениться. Неподалеку взорвался еще один транспорт. Миноносец из конвоя резко изменил курс и открыл огонь. Катер, на котором шел командир отряда Гуманенко, получил два прямых попадания в машинное отделение. Атаковать миноносец не удалось: взрывом заклинило торпедный аппарат. В машину проникала вода, один мотор заглох. Командир отделения мотористов был ранен в грудь и в руку. Его подняли наверх, но боцман Огромнов, который по боевому расчету был еще и санитаром, не мог подойти к раненому. Самый меткий стрелок на катере, он стоял у пулемета. После того как заклинило торпедный аппарат, катер мог противопоставить корабельной артиллерии врага лишь крупнокалиберный пулемет. Перевязал раненого штурман дивизиона.

Вперед вышел другой катер и атаковал вражеский миноносец, а Иванов всадил торпеду в противоположный борт немецкого корабля. С двумя пробоинами миноносец затонул быстрее, чем транспорт.

Подбитый катер командира кренился на борт. И все же, поравнявшись с баржей, Гуманенко приказал бить бронебойными пулями ниже ватерлинии.

В то время у наших моряков еще не было обычая за потопленный вражеский корабль преподносить победителям жареного поросенка. Иначе пришлось бы коку жарить сразу нескольких...

В помощь педагогам и школьникам

1. Венок славы: Антология художественных произведений о Великой Отечественной войне. В 12 томах. Т. 3. Подвиг Ленинграда. - М., 1987.

2. Зубаков В.Е. Героический Ленинград. - М., 1972.

3. Ленинград. Блокада. Подвиг. (Альбом). - Л., 1983.

4. Орлов В. И его штурмовая рота. (О Герое Советского Союза, участнике боев под Ленинградом, новосибирце Л.Н. Пономаренко) // Советская Сибирь. - 1999. - 19 января (№8). - С.4.

5. Сидоровский Л.И. Сильнее, чем атланты. - Л., 1986.

6. Солсбери Г. 900 дней. - СПб, - М., 1994.

7. Сухачев М.П. Дети блокады: Повесть / - М.: Дет. лит., 1989.

8. Суслов В.Н. 50 рассказов о блокаде / - СПб.: Нотабене, 1994.

9. 100 великих битв. - М., 1998. - С.430-441.

10. Тарасов М. Семь январских дней. (К 60-летию прорыва блокады Ленинграда) // Военно-исторический журнал. - 2003. - №1. - С. 38-46.

11. Тихонов Н.С. Ленинградские рассказы / - Л.: Дет. лит., 1977.- (Военная библиотека школьника).

12. 300-летию Санкт-Петербурга посвящается. (Подборка сценариев) // Калейдоскоп внеклассных мероприятий. - Вып. 2. - М. - Ставрополь, 2003. - С. 186-217.

13. Шестинский О.Н. Ангельское воинство: Рассказы о блокаде // НЕВА.-1999.-№1.-С.69-87.

14. Шестинский О.Н. Блокадные новеллы: Рассказы / - М.: Современник, 1983.

15. Хроника Великой Отечественной (1941-1945): Подборка статей военных корреспондентов // Читаем. Учимся. Играем. - 2003. - №2. - С.14-24.

16. Щербаков П., Уклеин Р. Бессмертный подвиг Ленинграда. - М.,1988.

17. Яковлев Ю.Я. Девочка с Васильевского острова: Рассказ. (Памяти Тани Савичевой, девочки блокадного города) // - М.: Дет. лит., 1989.

Александр ИНИН

На снимке: скульптурная группа «Блокада» монумента героическим защитникам Ленинграда на санкт-петербургской площади Победы