Помимо того, что я педиатр, я еще и мама двоих детей, правда, сын учится в университете, но дочь - учащаяся одной из школ Юго-Западного округа. Поэтому все проблемы детского здоровья я воспринимаю и оцениваю и как врач, и как родитель.

К сожалению, из года в год работы и врачам, и учителям прибавляется, поскольку здоровых детей становится все меньше.

(См. «Динамика численности детского населения по возрастам».)

Говоря об увеличении численности детского населения по возрастам, нельзя не отметить, что снижение младенческой смертности за 5 лет составило 3,7% (в 2005 году - 11%), при этом показатель в два раза выше, чем в развитых странах. Высокий уровень смертности детей в возрасте до 5 лет, определяющий демографическую ситуацию (14,5 на 1000 родившихся живыми), в развитых странах равен 6%. Ведущими причинами смерти детей в возрасте от 5 лет и старше (20-70% в зависимости от возраста) становятся травмы, отравления, самоубийства и другие внешние причины. Поэтому ясно, что не только педиатры, а и родители, представители силовых структур смогут все вместе как-то повлиять на эту ситуацию. Но самое печальное, что среди детей подросткового возраста за пять лет возросло на 45% число смертных случаев от сосудистых поражений сердца и головного мозга, последствий гепатита В и С. Пять лет назад мы, педиатры, не могли представить себе, что подростки могут умирать от инсульта - заболевания, которое ассоциируется до сих пор исключительно с людьми пожилого возраста.

Очень большая проблема у нас с состоянием здоровья новорожденных. У нас есть даже грустная шутка: «Радость акушера - слезы педиатра». Понятно, что у нас взаимоисключающие цели: акушеры хотят любыми путями помочь матери родить ребенка, педиатры отдают себе отчет в том, что современные технологии управления беременностью, ее организация заведомо не могут дать нам популяцию здоровых детей. Родители тоже должны это понимать.

(См. «Динамика состояния здоровья новорожденных».)

Более сорока процентов детей рождаются больными или заболевают сразу после рождения, в период новорожденности в первый год своей жизни. Ежегодно не менее 9% новорожденных рождаются недоношенными и с низкой массой тела. К сожалению, очень большое количество врожденных аномалий, врожденных уродств, все это мало корректируется, и мы никогда не сможем сделать здоровым ребенка, который уже родился со множественными пороками.

Если говорить о том, как растет заболеваемость детей всеми болезнями, есть основания утверждать, что ежегодно она увеличивается на 5-6% . Самое печальное при этом, что все официальные данные, которые мы видим в статистических отчетах, очень далеки от того, что есть на самом деле в реальной жизни. Кроме того, идет опережающий рост распространенности хронических болезней, которые в структуре всех нарушений здоровья составляют от 30 до 32 процентов. Хроническое заболевание - та ситуация, в которой мы никогда не сможем довести ребенка до нормы, в этом случае мы можем только компенсировать и добиться ремиссии болезни.

До последнего времени внимание медиков и родителей не привлекал факт ухудшения репродуктивного здоровья, а это возможность в будущем иметь здоровое потомство. Если мы хотим решить демографическую задачу, как об этом говорят Президент России Владимир Путин и мэр Москвы Юрий Лужков, то мы должны отдавать себе отчет, что ее будут решать не те, кого сегодня прооперировали в связи с гинекологическими болезнями, инфарктом или инсультом. Речь, естественно, идет о тех девочках, которые сейчас ходят в детский сад или в начальные классы. Мы уже сегодня должны задуматься о том, каков у них уровень именно репродуктивного здоровья. Между тем за 5 лет частота патологий органов репродуктивной системы среди девочек увеличилась на 46%.

Сегодня уже ушли в прошлое разговоры об акселерации, поскольку у детей наблюдаются выраженное снижение темпов увеличения роста, уменьшение массы тела (снижение на 16,9% у мальчиков и на 143,9% у девочек) и окружности грудной клетки. Среди детей очень велико количество тех, кто имеет низкий рост, низкую массу тела по причине нерационального питания и недоедания. Нерегулярно и нерационально питаются до 50% детей школьного возраста. Группа детей с отклонением массы тела на 80% состоит из лиц с ее дефицитом.

Огромен процент юношей и девушек, которые имеют задержку полового созревания (30%), а это прямая угроза будущему страны.

Чрезвычайно тревожит распространение поведенческих факторов риска среди детей: курить начинают 30% школьников в возрасте 11-12 лет, к 16-17 годам это количество возрастает до 60%, алкоголь употребляют 50% 11-12-летних детей и 87% 16-17-летних подростков, половую жизнь начинают до 16 лет 46% девочек и 63% мальчиков. Можно дискутировать о том, почему дети так рано начинают курить, пить и жить половой жизнью (во многом в том повинны СМИ), но триумвират - родители, педиатры и педагоги - должен приложить максимум усилий, чтобы эту ситуацию переломить.

Какие медицинские и социальные последствия может иметь ухудшение состояния здоровья детей? На первом месте - невозможность вообще в будущем реализовать свои родительские функции для многих сегодняшних детей, на втором - невозможность получить профессиональное образование в соответствии с желаниями, устремлениями, способностями детей. Уже ушел в прошлое опыт предварительного тестирования и оценки профпригодности. Профессию выбирают по желанию, но никто не говорит о том, что какой-то ребенок будет не в состоянии освоить ту или иную профессию. Не говорю уже о том, что это же относится и к школе. Я наблюдаю по младшей дочери: в ее классе есть дети, которые, совершенно очевидно, имеют патологию (это не просто нарушение поведения или невоспитанность, а именно патология) - синдром дефицита внимания или гиперактивность, но производят впечатление очень умненьких и очень активных. Родители считают, что ребенок просто неусидчивый, а на самом деле он болен, и ему нужно помочь, полечить его, ведь другие дети постоянно страдают от того, что он мешает им на уроках, а учитель никогда не реализует свои задачи в данном классе, если он 80% времени будет тратить на одного ребенка. Все проблемы очень взаимосвязаны, и мы должны решать их в комплексе.

Мы предвидим снижение демографического и трудового потенциала и должны уже сегодня постараться на это повлиять. К тому же мы отдаем себе отчет в том, что согласно Конвенции о правах ребенка, которую наша страна ратифицировала еще в середине 80-х годов, должны не просто предоставить ребенку какую-либо медицинскую помощь, а предоставить ему в принципе все самое лучшее, самое эффективное, что касается здравоохранения.

Традиционно с начала ХХ века, когда, собственно, была создана вся уникальная отечественная педиатрическая служба страны, педиатр работал не просто с ребенком, он, конечно, прежде всего работал с семьей, в той или иной степени - с образовательными учреждениями. Как и педагог, который работает не просто с ребенком, но и с родителями. Сегодня 40% педиатров, работающих в первичном звене, - люди пенсионного и запенсионного возраста. Нас это беспокоит, так как нынешний объем медицинской информации так велик, что давно ушли в прошлое повышение квалификации раз в пять лет, курсы повышения квалификации раз в пять лет. Повышение квалификации должно быть непрерывным для того, чтобы мы действительно могли самое лучшее предоставить детям с точки зрения новостей в медицинской науке. Если врач пожилого возраста давно не повышал свою квалификацию, что он может сделать, общаясь с ребенком или его семьей? Могу об этом судить по своему опыту. Школа, в которой учится моя дочь, - отличное учебное заведение, буквально на днях она пришла домой и рассказала о том, что школьный врач сделал ей назначение. Я сразу поняла, что это назначение ничем не обосновано, связалась с врачом и попыталась выяснить, на каком основании она рекомендовала первое, второе, третье. Те знания, которое она продемонстрировала в ответ, были очень низкими, а представления - давно устаревшими. Мне стало обидно за коллегу, ведь мы обязаны следить за уровнем подготовки педиатров в образовательных учреждениях, потому что от этого очень во многом зависят дела, потому что на уровень здоровья детей влияет не интерес ребенка, а то, как складывается весь его учебный процесс. Конечно, все это требует участия педиатра.

В одной из очень приличных школ Юго-Запада мы провели исследование, о котором нас просила сама школа. На первом этапе это были осмотр детей педиатром в школе, изучение медицинской документации - составление индивидуального плана углубленного осмотра. На втором - проведение углубленного осмотра специалистами нашего консультативно-диагностического центра, на третьем - дополнительное обследование в этом же центре.

(См. «Обследованная группа».)

Мы применили все современные методы обследования (УЗИ, ЭКГ, ФВД, определение состояния крови), провели осмотр и консультации специалистов: кардиолога, ЛОР-врача, офтальмолога, гинеколога, уролога, хирурга, невропатолога, гастроэнтеролога, эндокринолога, ортопеда.

(См. «Результаты обследования».)

Из тех, кто был осмотрен в школе (805 человек), только одну седьмую часть мы смогли оставить без дальнейшего обследования, поскольку нам было все ясно с состоянием их здоровья. Остальные 560 человек были осмотрены уже в консультативно-диагностическом центре, и затем 14 госпитализированы для стационарного обследования и лечения в Научном центре здоровья детей, так как мы уже не смогли в условиях амбулаторного пребывания решить вопросы их состояния здоровья. На третьем этапе мы провели дополнительные исследования (биохимические анализы крови и мочи, ЭГДС, ЭКГ с нагрузкой, суточное мониторирование АД, холтеровское мониторирование), а также консультации аллерголога, нефролога, диетолога, психиатра. Казалось бы, многое было определено, и намечены пути оздоровления детей. И вот тут началось самое интересное.

У 211 учащихся в медицинских карточках, которые имелись в школе, значилось, что они абсолютно здоровы, у 286 - вторая группа здоровья, у 58 - третья группа здоровья. При этом было у детей от одного до 4 и более диагнозов. После первого же осмотра стало ясно, что практически нет здоровых детей. Вторая группа - это те дети, у кого есть функциональные отклонения в состоянии здоровья, это самая благодатная группа для работы: мы можем сделать назначения, и при условии их выполнения дети могут улучшить состояние здоровья.

(См. «Структура диагнозов».)

Самое печальное было в том, что мы увидели через год, когда пришли в ту же школу и провели повторное обследование детей.

Мы выявили, что всего лишь 10% выполняли наши назначения, они действительно улучшили состояние своего здоровья, у них была выявлена положительная динамика, и они перешли на одну группу здоровья вверх. Частично наши назначения выполняли почти треть школьников - 29%, и их состояние здоровья осталось без изменения. Самое ужасное, что две трети - 61% - получивших наши рекомендации не выполняли их, и у них состояние здоровья ухудшилось, те, кто имел функциональные отклонения, перешли в группу хроников. Здесь была продемонстрирована абсолютная недоработка родителей, потому что, если бы они работали вместе с нами над этим, мы бы такой печальной динамики не увидели. Между тем для учебы это оборачивается ухудшением качества усвоения знаний.

(См. «Группы здоровья».)

Как же могут быть сформулированы совместные задачи, которые могли бы решать родители, педагоги и педиатры по укреплению здоровья детей? Конечно, мы должны работать над профилактическими программами и совместными усилиями их реализовывать. Сегодня уже существуют три программы: «Здоровое питание в школе, профилактика болезней органов пищеварения», «Профилактика стоматологических заболеваний у школьников», «Охрана зрения детей в образовательных учреждениях», они могут быть легко реализованы в каждом учебном заведении. Точно так же мы можем решить вопросы вакцинации, хотя нам и надоело обсуждать эту тему, но вопрос о вакцинации остается открытым. Гениальный метод предотвращения не только инфекционных, но даже онкологических болезней сегодня в нашей стране очень сильно заторпедирован. Например, на первое место среди всех онкологических заболеваний вышел рак шейки матки, но его легко можно предотвратить, если вовремя, до начала половой жизни, провакционировать девочек, но об этом практически никто из родителей не знает. Иными словами, образовательные программы должны быть и для родителей, и для детей, чтобы они ориентировались в каких-то жизненно важных вопросах.

Совместными усилиями мы должны внедрять современные медико-психологические технологии по профилактике психологической дезадаптации детей, вместе заниматься разработкой и внедрением медико-педагогических форм, методов и содержанием работы по формированию устойчивых стереотипов здорового образа жизни. Если не выработать в детстве стереотипов здорового образа жизни, человек будет бестолково тратить свое здоровье в будущем. Конечно же, мы должны каким-то образом контролировать качество физического воспитания, питания, запросто можно совместными усилиями внедрять новые типы оздоровления детей, заниматься коррекцией состояния здоровья. Здесь нужно подобрать возможный административный рычаг, может быть, родительское собрание или родительский комитет школы будут контролировать работу по профилактике здоровья детей и принимать решение о принятии профилактических программ. Родители и педагоги должны заботиться о внедрении в учебно-воспитательный процесс новых методов оздоровления и коррекции нарушений здоровья, эффективных, соответствующих современным условиям медико-психологических технологий профориентационной и профессионально-консультационной работы. Чрезвычайно необходимо организовать и осуществлять контроль на федеральном и региональном уровнях новых учебных программ.

Я согласна с главным педиатром страны, академиком Александром Барановым, который сказал: «Сохраним здоровье детей - спасем Россию!» Эти слова могут спокойно стать лозунгом не только педиатров, но и учителей, поскольку мы все вместе общими усилиями должны над этим работать.