Заслуженный деятель искусств писатель Аркадий Инин, председатель международного жюри, вручая награды, сказал, что вопрос о критериях оценок оказался непрост. Что важнее - уровень киномастерства или успех у юных зрителей? Ведь желаемое единство достигается не всегда. Профессионалы выбрали первое. Дети и родители решали на свой вкус.

Что есть одно из основных условий успеха у детской аудитории? Вероятно, то, насколько втянуты дети в происходящее, ощущают свое единство с героями, эмоционально захвачены. Но кому сочувствуют они, какой нравственный урок получают после фильма?

Остановимся сначала на картинах, которые условно назову «о детях-героях», поскольку доминирует в них событийно-приключенческое начало.

Вот похождения озорников Каспера и Сеппеля из «Лесного разбойника» (режиссер Георг Ролл, Германия), где жизненные реалии соседствуют со сказочными персонажами. Характер мальчишек, их смекалка, страхи и отвага так правдиво заразительны, что зал с живейшим интересом следит, как разворачивается на экране борьба за спасение похищенной бабушки. Это ли не доброе дело? А сюжетная изобретательность, юмор, мастерство, соединение бытового и фантазийного плана способствуют веселой увлекательности картины. Не менее энергично завоевывает симпатии ребят норвежская лента «Банда Ольсена в цирке» (режиссер Арне Линдтнер Нэсс), где приютский паренек Эгон Ольсен с приятелями разоблачает козни директора приюта, ради собственной выгоды готовившего взрыв приезжего цирка. Противоборство «банды» Ольстера с противниками - постоянное соревнование в ловкости, изобретательности, озорная борьба-игра. Зрители охотно в ней участвуют. И тут не бесцельное развлекательство, а справедливая и дерзкая атака на силы зла. Художественная завершенность ленты - в точном жанровом решении, в ее ярком пластическом и музыкальном оснащении.

Израильский фильм «Маленькие герои» (режиссер Итай Лев) тоже о детском подвиге. Вопреки легкомысленному равнодушию взрослых ребята отправляются на поиски попавших в аварию людей, стойко выносят трудные испытания в пути. К сожалению, заданность сюжета, подсказанная уже самим названием, предопределяющим успех, снижает эмоциональный эффект происходящего. Фильм был отмечен профессиональным жюри дипломом «За доброту и гуманизм».

Спасает заблудившихся в лесу товарищей и смелая девочка Морошка («Лето с Морошкой», режиссер Ирина Чукомина, Россия). Здесь особенно заметен разрыв между узнаваемостью происходящего, рождающей живой отклик, и недостатками киномастерства: традиционностью сюжетного развития, характеров, изобразительной скудностью. Пожелаем Ирине Чукоминой, нынешней дебютантке, смело ступившей на стезю детского кино, на следующем фестивале выше поднять творческую планку.

Снова путешествие, но на это раз во времени и пространстве, совершают Уна и Нука, персонажи одноименной картины режиссера Сары Кантель (Финляндия). Во имя спасения дедушки Уна, наделенная волшебным даром, попадает в страну предков и приносит желаемое исцеление. Вероятно, отвлеченная умозрительность этой фантазии, упование на чудо, а не на собственную активность делает зрителей скорее сторонними наблюдателями, чем участниками событий.

Но вот детская героика обретает форму голливудского боевика. «Громобой» (США, Великобритания, Германия, режиссер Джеффри Сакс) скроен по всем заокеанским меркам, а его герой - 14-летний Алекс - не уступает Бонду ни в физических кондициях, ни в супертехнической осведомленности. Он выходит победителем в схватке со всесильным магнатом, предотвращая гибельную компьютерную атаку на страну. Подобный сверхгерой не нуждается ни в сочувствии, ни в сопереживаниях. Его душевный мир как бы вынесен за скобки: следишь не за чувствами, мыслями, а за его феноменальной роботоподобностью. Поэтому происходящее вызывает лишь любопытство, но не сопричастность.

Группу других картин условно назовем «личностными».

Здесь на первом плане - духовное становление ребенка, проблемы семейного и школьного воспитания. Своеобразен в этом смысле эстонский фильм «Руди» (режиссер Карен Лаур). Безотцовщина Руди, шестилетний парнишка, живущий фантазиями о древних викингах, мечтает прокатиться на прогулочном «викинговом» корабле. Но без отца туда хода нет. Значит, надо отыскать того, кто сможет им назваться. В ходе забавных и трогательных поисков обнаруживается, что главная ценность не в древних реликвиях, а в душевном тепле, которое люди могут дать друг другу. История обретения отца и есть тот магнит, который притягивает сердца. К тому же неожиданность сюжетных поворотов, достоверность проработки любого эпизода, мягкий юмор - все способствует художественной законченности ленты. А Пауль Оскар Сос (Руди) по достоинству награжден профессиональным жюри призом «Маленький медвежонок» за лучшую роль.

К фильмам этого ряда можно отнести и норвежскую картину «Друзья навеки» (режиссер Арне Линдтнер Нэсс), простую историю о том, как двенадцатилетний Питер и его подруга индианка Нила спасают от злобного хозяина собаку. Здесь тоже есть рискованные поступки, но акцент перенесен с внешних проявлений на душевную жизнь, на то, как формируется чувство долга и ответственности. Недаром приз детского жюри был присужден этой картине с формулировкой: «За правдивое изображение чувств детей и взрослых к животным».

По-своему представлена тема отцов и детей в швейцарском фильме «Витус» (режиссер Фреди М. Мюрер), герой которого - всестороннее развитый вундеркинд. Неутомимые родители непрестанно стараются стимулировать его таланты. Однако Витус не желает жить по подсказке и сам выбирает свой путь. Оригинальная ситуация, представленная в комедийном решении, позволяет с доброй улыбкой подсказать детям, как важно иметь свое «Я», а родителям - как вредно подавлять личность ребенка.

К той же теме, но в ином, лирическом ключе обращается режиссер Дмитрий Федоров (Россия). «Костяника, время лета» - рассказ про то, как в светлые, чистые отношения подростков Кости и Ники грубо вторгается родительский произвол, последствия которого могли бы быть драматичными, если бы не нравственная стойкость мальчика. Родители отметили фильм дипломом «За жизненность».

Школа, ее проблемы возникают на экране редко. Учителя - героя фильма, такого как когда-то у Валерия Приемыхова, Станислава Ростоцкого, на этот раз увидеть не удалось. Если в кадре и появляется педагог, то, увы, чаще всего как лицо второго и даже третьего плана.

Пробел этот мощно заполняет уругвайская картина «Я тоже не дурак» (режиссер Джек Нео), где и школе, и родителям предъявлены тяжелые, бескомпромиссные обвинения. Тут нет сюжетной изощренности, все просто: дети тщетно пытаются пробиться к сердцам взрослых, но и в школе, и дома те безнадежно глухи. Брань, угрозы, порка - единственные средства воспитания. Драматизм ситуации показан в суровых реалиях повседневной жизни. И хотя поначалу кажется, что конфликт слишком схематичен, дальнейшее его развитие захватывает трагической безысходностью детских судеб. Картина о дефиците добра оказалась так близка нашим детям, что именно ей они вручили свой главный приз.

Трудно представить больший контраст этому мировосприятию, нежели в монгольском фильме «Пещера желтого пса» (режиссер Бьямбасурен Даваа). Юрта кочующей семьи скотоводов на величаво бескрайних степных просторах - теплый, любовно обихоженный дом, проникнутый атмосферой заботы и ласки к детям. Удивительная достоверность происходящего достигается участием в съемках не профессионалов, а членов одной монгольской семьи. Однако изобразительная документальность не выводит фильм из разряда художественных, ибо он имеет и определенный сюжет (стремление девочки сохранить при доме найденную в волчьей пещере собаку, чего не одобряют взрослые, так как это опасно для стада), и ролевые задачи исполнителей. Но поражают удивительная органика слияния жизненной правды и фабульно-игрового начала, завораживающая аура естественной гармонии человеческого бытия.

Фильм покорил и детей, и взрослых. Он награжден профессиональным призом «Московский медвежонок», двумя дипломами детского жюри «За лучшую роль семьи» и «За лучшие художественные съемки», дипломом родителей «За лучшую актерскую игру».

«Золотой лебедь» - главный приз конкурсной программы - достался на этот раз шведскому режиссеру Андерсу Густафсону за снятую им историю, также происходящую в лоне семьи, «Перси, Бык Билл и я». От комментариев воздержусь, так как не вижу в этой ленте особых кинематографических преимуществ перед другими, кстати, не отметили ее ни дети, ни родители.

В заключение хотелось бы пожелать, чтобы многое из показанного в эти дни вышло в широкий прокат. Ведь частенько не лучшие, а рекламно раскрученные пробивают себе дорогу. Но для того чтобы воспитывать зрительскую культуру, чтобы понятие «рейтинговое» стало синонимом «художественное», нужна такая консолидация общественных усилий, о которой, увы, сегодня приходится только мечтать.