Проект Стратегии, разработанный группой специалистов Министерства образования и науки РФ при участии представителей общественных организаций, был в целом одобрен коллегией министерства еще 17 августа 2005 года. По словам разработчиков, в общественном обсуждении проекта приняли участие около 250 тысяч человек - представители неправительственных организаций, работающих в области образования, молодежных организаций, представители бизнеса, эксперты в области молодежной политики. В интернете до сих пор можно отыскать следы этой полемики, проходившей на огромной территории от Калининграда до Анадыря в течение 4 лет. Именно тогда Государственный Совет при Президенте РФ предъявил экспертам и журналистам первый вариант доклада «Стратегия и основные направления государственной молодежной политики в РФ на ближайшее десятилетие», также рассчитанный на 10 лет. И хотя в стране уже второй год действовала Федеральная целевая программа «Молодежь России (2001-2005)» (а ей предшествовала еще одна аналогичная трехлетняя ФЦП), новый документ уже тогда отличался фундаментальным подходом к теме.

Его главной задачей, по признанию авторов, было «взять процессы социализации молодежи под государственный контроль». В документе констатировалось, что «улица, неформальные группы и субкультуры все больше становятся объектом и жертвой манипуляций криминала, политиканства или организаций тоталитарного толка». В то же время авторы честно отмечали, что армия, крупные предприятия, образовательные учреждения и прочие общественные организации либо сами переживают кризис, либо находятся на этапе выживания и становления. Так молодежная политика России впервые стала официально рассматриваться через призму национальной безопасности.

Стратегия-2002 предлагала создать целую систему государственных структур: специализированные штабы в семи федеральных округах, «Молодежный дискаунт-центр», медиахолдинг «Будущее России». Кроме того, авторы подчеркивали необходимость включения молодых людей в процессы государственного и общественного строительства. Намечали, к примеру, создание «общенационального реестра молодежного резерва на руководителей высшего и среднего звена предприятий и учреждений государственного сектора и местного самоуправления». А возглавлять и координировать всю эту работу, по мнению авторов доклада, должен был специально созданный Национальный координационный совет по государственной молодежной политике.

Государственная власть и общественность тогда не поддержали идеи создания подобного федерального суперведомства. Любопытно, что, несмотря на это, областные или республиканские комитеты по молодежной политике в следующие несколько лет возникли почти в каждом регионе РФ. Многие из них тогда же разработали и приняли свои региональные молодежные стратегии. Обсуждение же Стратегии общенациональной благополучно повисло в воздухе аж до конца 2005 года, когда Общественная палата одобрила первый вариант документа, разработанного Министерством образования и науки РФ и предполагавшего уже не столько руководство молодежью, сколько ее «вовлечение в социальную практику и ее информирование о потенциальных возможностях развития», развитие ее «созидательной активности», а также интеграцию «молодых людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в жизнь общества».

На корректировку планов и согласование бумаг ушел целый год. И хотя министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко уже осенью 2006 года называл Стратегию «принятой де-факто», общественность не особенно верила, что к четырем «амбициозным» национальным проектам государство рискнет добавить пятый.

Между тем к принятию Стратегии российское правительство призывала сама жизнь. Согласно данным Всемирного доклада ООН о положении молодежи за 2005 год, количество молодых людей (то есть лиц в возрасте от 15 до 24 лет) в мире достигло около 1,15 миллиарда человек. В настоящий момент молодые люди составляют 18 процентов всего населения мира. 85 процентов молодежи планеты живут в развивающихся странах, из них 209 миллионов вынуждены существовать на средства, не превышающие 1 доллара США в день, а 515 миллионов вынуждены довольствоваться менее чем 2 долларами. 130 миллионов из них неграмотны.

Так что российской молодежи еще повезло. По данным переписи 2002 года, из 34 миллионов молодых людей (в возрасте от 14 до 30 лет) в учебных заведениях учатся более трети. Минобрнауки РФ постоянно предпринимает дополнительные усилия по увеличению доступности высшего образования. И все-таки этого мало. Ведь, по словам составителей Стратегии, «от позиции молодежи в общественно-политической жизни, ее уверенности в завтрашнем дне и активности будет зависеть темп продвижения России по пути демократических преобразований. Именно молодые люди должны быть готовы к противостоянию политическим манипуляциям и экстремистским призывам».

Между тем результаты современных исследований показывают, что молодежь в целом аполитична. В выборах федерального уровня участвует менее половины молодых россиян, лишь 33 процента граждан в возрасте до 35 лет интересуются политикой. Только 2,7 процента молодых людей принимают участие в деятельности общественных организаций.

Для реализации приоритетных направлений Стратегии, предусматривающих вовлечение молодежи в общественную жизнь и ее информирование о потенциальных возможностях развития в России, развитие созидательной активности молодежи, интеграцию в жизнь общества молодых людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, разработчики предусмотрели целых семь проектов. И надо заметить, их краткое перечисление вызывает у искушенного читателя правительственных планов не только мечты, но и надежды.

«Российская молодежная информационная сеть «Новый взгляд» обещает вовлечь молодежь «в процессы поиска, создания, применения, распространения и популяризации актуальной информации и ценностей, необходимых для эффективной жизни в российском обществе». Проект «Доброволец России», возможно, разовьет мотивацию молодых людей к оказанию помощи, проявлению действенной инициативы в решении проблем людей, нуждающихся в помощи и поддержке. Проект «Карьера» посодействует самоопределению молодежи на рынке труда. Проект «Молодая семья России» должен будет укрепить институт семьи, помочь увеличению количества благополучных молодых семей и поддержит пропаганду ответственного родительства. Проект «Команда» обеспечит участие молодежи в процессе коллективного управления общественной жизнью. Проект «Успех в твоих руках» поможет выявлению и продвижению талантливой молодежи и использованию результатов ее инновационной деятельности. И, наконец, проект «Шаг навстречу» организует помощь молодым людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, разработает способы вовлечения их в общественную социально-экономическую и культурную жизнь общества.

Интересно, что советник заместителя министра образования и науки РФ Антон Лопухин еще до принятия Стратегии отметил, что на цели реализации государственной молодежной политики наряду с предоставлением субъектам Федерации субсидий из федерального бюджета Стратегией предусмотрено также выделение бюджетных субсидий организациям любых организационно-правовых форм. Таким образом, Россия фактически вводит понятие государственного гранта общественным организациям, выигрывающим конкурсы в рамках реализации государственной молодежной политики. Сам по себе термин «грант» отсутствует в Бюджетном кодексе РФ, пояснил Лопухин, однако предлагаемый механизм субсидирования из средств федерального бюджета осуществления конкретных проектов неправительственными организациями основан именно на опыте грантовых конкурсов. Участие в них смогут принять уполномоченные органы по работе с молодежью субъектов Российской Федерации и общественные организации, работающие в молодежной сфере.

Стратегия предусматривает также «разработку системы критериев оценки результативности реализации государственной молодежной политики с точки зрения влияния на изменение положения молодежи в России». Что это такое, понять пока трудно. Но ведь оценивали как-то ФЦП «Молодежь России», вероятно, критерии возьмут оттуда.

А пока, согласно распоряжению правительства, Минобрнауки России поручено с участием молодежных общественных объединений разработать комплекс мероприятий для реализации Стратегии. И хотя ее бюджет еще не утвержден, в правительственном распоряжении мягко напоминают о том, что «Федеральным органам исполнительной власти и органам исполнительной власти субъектов Федерации рекомендуется учитывать положения Стратегии при принятии мер по реализации государственной молодежной политики».

Но, как бы там ни было, принятие Стратегии - важный шаг для такой страны, как Россия. Думающим о нашем будущем людям стоит не только поддержать этот документ, но и одернуть не в меру ретивых критиков из либерального лагеря. Некоторые из них в своей фанатичной «защите свободы молодого поколения» сегодня доходят до утверждений, что в своем стремлении контролировать юность Российское государство XXI века обогнало даже сталинский СССР, в котором, «как известно, не было молодежной политики». Для начала этим людям стоит посоветовать набрать в поисковом окне забытое уже пятибуквенное сочетание «ВЛКСМ» и узнать, почему на его знамени было шесть орденов.

NB!

Ознакомиться с полным текстом «Стратегии государственной молодежной политики в Российской Федерации» наши читатели могут по электронному адресу:

http://www.mon.gov.ru/children/osnapr/3318/