Среди внешних причин Валентина Александровна отметила прежде всего жесткую конкуренцию в высшем профессиональном образовании. Университет ведь находится в Москве, городе, где много вузов, много филологических факультетов, которые проводят широкий набор студентов. И естественно, для того чтобы абитуриент выбрал МГПУ, филфак должен иметь свою изюминку, свои особенности в подготовке, что будет привлекательно для молодых людей.

Кроме того, сами требования рынка направлены на то, что нужен специалист, глубоко подготовленный в довольно узком направлении. Широкий специалист менее востребован на современном рынке.

На филологическом факультете МГПУ понимали, что для того, чтобы они реально могли осуществить этот эксперимент, нужна очень серьезная подготовка самого университета. Должен быть, во-первых, достаточно высокий уровень профессорско-преподавательского состава. А во-вторых, очень хорошая материальная база. Ведь бакалавриат - это другой тип подготовки студента. Должны быть мультимедийные, компьютерные классы, хорошо оснащенная библиотека, возможности использования сайта для того, чтобы смотреть электронные учебно-методические варианты. Это все должно было быть в университете для того, чтобы получился переход на другой уровень профессионального образования. На филфаке все это есть. Университет имеет очень хороший преподавательский состав с самого начала его существования, с 1995 года.

- Мы начали с того, что набрали одну группу бакалавров на факультет, - продолжает свой рассказ Валентина Коханова.

Потом они поняли, что без разделения на более узкие профили ничего не получится. И уже в 2006 году появились две специализации. Одна называется «литературное редактирование». Факультет готовит специалистов для педагогическо-издательской сферы. А вторая - «русский язык как неродной». Это направление крайне востребовано сегодня в Москве, где в школах учатся дети самых разных национальностей. В 2006 году филфак набрал уже две группы бакалавров по 15 человек в каждой.

- С этого учебного года начался эксперимент по переходу на кредитную балльно-рейтинговую систему, то есть на ту, которая разрабатывается в рамках Болонского процесса, - подчеркивает Валентина Александровна.

Это совершенно другое отношение и к студенту, и к самому процессу получения образования. Причем такое отношение должно возникнуть как со стороны учащегося, так и со стороны преподавателя. В отличие от обычной системы, где процесс отношений между студентом и преподавателем достаточно закрытый (никто ведь, кроме них двоих, об этом ничего не знает), здесь процесс открывается. Потому что преподаватель до того, как начинает читать лекции, целиком расписывает свой курс относительно требований по баллам. Он четко определяет границу баллов, которая должна быть верхней и которую может набрать студент в виде рейтинга за семестр. Все преподаватели выбрали 100 баллов как оптимальный высший результат и 30 баллов как нижний.

О том, что нужно будет сделать в течение семестра, студент узнает в сентябре. Технологическая карта дисциплины - в абсолютном доступе и бакалавра, и деканата. Иначе говоря, она совершенно открыта. А поскольку ситуация такова, то и совершенно уравнивается статус дисциплин. Для обычного студента изучение предмета завершается экзаменом или зачетом, а в бакалавриате это не имеет значения. Студент набирает баллы, и все дисциплины равны. Естественно, преподаватели определяют, нужен ему экзамен или нет. В технологической карте он это прописывает. Но важно, чтобы он об этом заявил. И студент уже в сентябре знает, завершится ли курс экзаменом или надо набрать определенное количество баллов. В этом году никто из преподавателей не заявил о необходимости экзамена или зачета. Иначе говоря, все они дали студентам шанс набрать рейтинг. Сам срок сессии благодаря этому сокращается, и даже как таковой для студентов, успешно работающих во время семестра, ее просто нет. Сессия существует для нерадивых студентов или проболевших и не набравших рейтинг. Весьма справедливо!

Есть еще дополнительный вид работы, очень важный, который не прописан у обычных студентов, это научно-исследовательская работа. А у бакалавров есть и научно-исследовательская работа, и научно-исследовательская практика. Бакалавров готовят к разнопрофильной деятельности. Научно-исследовательская работа - это закрепление по кафедрам. У студентов есть руководители, и даны определенные виды работ, которые они делают на кафедре в течение семестра. Это также оценивается в баллах.

Если говорить объективно, то для студента это иной способ добывания оценки. Способ, который требует постоянной работы. При этом студент хорошо понимает, за что он работает - все подсчитано! И говорить о субъективности оценки тут уж не приходится, субъективность снижается максимально. Как правило, студенты требуют дополнительной работы по дисциплине, если не дотягивают до высокого рейтинга. Это воспитывает ответственность, что стало одной из причин, ради которых филфак пошел на эксперимент.

В связи со всем этим на факультете появилась новая должность. Она называется «академический консультант». Это тот, кто непосредственно контактирует с бакалаврами (как куратор у обычных студентов, только теснее). Он осуществляет связь между студентом и преподавателем, кафедрой и деканатом. Он координирует все. Все варианты нестыковок, которые могут возникнуть.

Конечно, эта система хороша. Однако у нее есть и минусы. Это очень высокая трудоемкость для преподавателя, очень большая нагрузка. Ведь у каждого студента-бакалавра - своя индивидуальная карта, где преподаватель выписывает все его работы, насколько он успешно идет через все дисциплины. Студент на руках имеет весь график учебного процесса - четкую картину своей учебы.

- Значит, традиционных зачеток нет?

- Есть! Мы вынуждены их сохранять, поскольку они - форма государственной отчетности, и это тоже некоторый минус, ведь получается два документа. Кроме того, есть проблема с самими баллами. Стобалльная система признана в Европе. И мы вынуждены преобразовывать ее в 10-балльную и, наконец, в 5-балльную, принятую у нас. Почему? Чтобы выдать на выходе из вуза не только документ европейского образца, но и тот, что принят у нас в стране.

Это сложно. Но филфак с этим справляется. Учебное управление на компьютере разработало вспомогательную систему по перерасчету баллов. Разработана другая система ведомости. Все другие документы разработаны с таким условием, чтобы облегчить жизнь преподавателя и деканата.

- Предполагается ли магистратура?

- Это следующая ступень. С 2008 года наши бакалавры могут идти в магистратуру. Мы готовим четыре магистерские программы: языковое образование, литературное, методические технологии в филологическом образовании и информационные технологии. Это очень трудное дело, поскольку оно целиком авторское нашего профессорско-преподавательского состава. Разрабатывается под возможности профессоров, доцентов факультета. Магистерские программы целиком носят авторский характер. Мы считаем, что магистр - это очень хорошо. Традиционная аспирантура имеет и плюсы, и минусы. Три года - очень мало для подготовки диссертации на современном уровне. И не все с этими сроками справляются, ведь наши студенты особенные. На 5-м курсе у них весь год практика.