- Виктор Васильевич, судя по итогам конкурса инновационных вузов, наиболее сильными программами обладают классические университеты и технические высшие учебные заведения. Ни один педвуз не оказался среди 17 победителей. Почему, на ваш взгляд, это произошло?

- Национальный проект - дело стоящее. Оно рождает конкурентную среду в образовании. Почему педвузы не стали победителями? Это произошло в силу определенного субъективизма со стороны конкурсной комиссии, которая в основном состояла из специалистов в области технических наук.

Убежден, что инновационная составляющая в педагогическом вузе очень важна. От того, как мы подготовим будущего учителя, в дальнейшем зависит уровень любого вуза, в том числе технического и классического университета.

- Сегодня в адрес педагогических вузов страны можно услышать немало претензий: далеко не все выпускники идут работать в школу, уровень и качество профессиональной подготовки студентов оставляют желать лучшего. Вы согласны с таким мнением?

- Высшее педагогическое образование в течение всей истории его развития, включая советское время, было не самым передовым с точки зрения материально-технической базы, внимания к нему, приоритетов в оплате труда тех, кого они готовят. Естественно, в этой ситуации далеко не лучшие выпускники школ шли в педвузы. Вся эта атмосфера, конечно же, не способствовала их успешному развитию.

Однако в последние годы ситуация стала меняться. Руководители ряда регионов поняли, что от уровня подготовки педагогов зависит будущее области, края, республики, и вложили огромные средства в развитие своих педвузов. Примером может служить правительство Москвы во главе с мэром Юрием Михайловичем Лужковым и руководителем Департамента образования Любовью Петровной Кезиной. Они помогли нам создать самую современную систему педагогического образования, инновационный характер которой неоспорим.

У нас создана великолепная материально-техническая база: 18 учебных зданий, блестяще оборудованные кабинеты и аудитории. Весь наш персонал имеет денежные надбавки, которые установил Юрий Лужков в области образования. Мэр столицы поддерживает университет по всем направлениям деятельности. Все это позволяет выпускать специалистов на уровне самых высоких современных требований.

Даже в самые тяжелые времена - с 1995 по 2000 год, когда, кроме зарплаты и стипендий, других денежных средств от государства в вузы не поступало, мы имели полное финансирование. Сегодня у нас полторы тысячи компьютеров, 41 компьютерный класс, столько же современного мультимедийного оборудования. Отсюда и довольно высокий уровень подготовки учителей. По России явка на работу в школы составляет около 30% выпускников, а у нас она достигает 75%.

- Есть ли у вас секреты приема абитуриентов, в самом деле имеющих призвание к педагогической профессии?

- В Москве более двухсот базовых школ, с которыми работают факультеты, кафедры, научно-исследовательские лаборатории, отдельные преподаватели. В них создаем профильные классы, в частности педагогические. Выпускники получают рекомендации педагогического совета, потом округа, Департамента образования, позволяющие поступать к нам на так называемый целевой прием. Заключается договор между абитуриентом и работодателем. Для них выделяется 50 мест по каждой педагогической специальности. 50% - это половина приема на бюджетное отделение. Сами абитуриенты тоже берут обязательство: после окончания университета проработать в школе не менее 3 лет. Это своего рода контрактная система подготовки специалистов с учетом интересов работодателя. Кстати, по связям со школами и по итогам прошлого года мы заняли второе место среди вузов столицы, за что имеем благодарность и премию правительства Москвы.

О наших выпускниках за все время деятельности университета не было ни одной рекламации. И что тоже очень важно: за эти 12 лет ни одного случая антиобщественного поведения, ни одного уголовного дела, связанного с нашими студентами.

Общими усилиями мы создали хорошую информационно-образовательную среду, в которой формируется облик современного человека, современного учителя. У наших студентов развито чувство корпоративного сознания, они гордятся, что учатся в Московском городском педагогическом университете.

- В последние годы в нашем лексиконе появилось словосочетание «рейтинг вузов». Как вы относитесь к этому и каковы особенности рейтинга педагогических вузов?

- Тот рейтинг, который проводит Министерство образования и науки РФ, соответствует критериям, заложенным в основу аккредитации, что с достаточной степенью справедливости отражает уровень вуза. Но есть и такие пункты в критериях, как, например, наличие общежития, которые для нас нетипичны. В МГПУ учатся одни москвичи. Думаю, что систему критериев и по другим параметрам нужно корректировать.

В последнее время появились общественные формы аттестации. Скажем, создана ассоциация, которая претендует на участие не только в определении рейтинга, но и в аттестации вузов, их аккредитации.

Мы тоже используем такую возможность. Недавно экспертный совет Торгово-промышленной палаты РФ сертифицировал наш университет, и в выданном удостоверении сказано: «уровень подготовки и переподготовки и повышения квалификации работников образования университета соответствует требованиям работодателей и требованиям, заложенным в фундаментальных критериях по линии Торгово-промышленной палаты». При ней аккредитованы 40 вузов. Среди них только один педагогический - это наш МГПУ. Что касается рейтинга педвузов, а их примерно 80, последние годы мы занимаем устойчивое место в первой пятерке. В последние годы мы были победителями конкурса, который проводит общественный совет при профильных комитетах Совета Федерации Госдумы и Союз ректоров.

- С исторической точки зрения ваш университет молодой, начинающий. С другой стороны, его известность вышла за пределы столицы и даже страны. Вы активно работаете с регионами. Чем вы их привлекаете в первую очередь?

- Прежде всего уровнем подготовки самих специалистов и повышения квалификации действующих учителей. Не каждый учитель из региона имеет возможность поехать в Москву, чтобы обучаться новым педагогическим технологиям. А мы можем пригласить педагогов из других областей. В рамках нашего ресурсного центра проводим такие занятия уже не первый год. Недавно у нас прошло несколько потоков из разных регионов - от Сахалина до Смоленска. Мы выиграли грант в 250 тысяч долларов в рамках проектов НФПК и эти деньги расходуем на повышение квалификации российских педагогов.

Заведующий кафедрой математического анализа и методики его преподавания, заслуженный деятель наук, доктор педагогических наук, профессор Александр Григорьевич Мордкович проводит семинары для учителей математики со всей России. И они проходят не только в Москве, но и в разных городах. То же самое можно сказать и о специалистах в области психологии. Декан факультета, доктор психологических наук, профессор Евгения Сергеевна Романова тоже организует подобные семинары.

Популярны международные конференции школы Амонашвили. Мне кажется, что Шалва Александрович смог по-настоящему раскрыть свой особый дар и потому, что у нас созданы замечательные условия для реализации его идей.

У нас действуют более 10 диссертационных советов. К нам приезжают на защиту со всей России.

- Виктор Васильевич, вернемся к приоритетному национальному проекту «Образование». Конкурс, как известно, оценивает не столько сами вузы, сколько представленные образовательные и инновационные программы. Расскажите, пожалуйста, о ваших проектах, с чем вы выходите на конкурс?

- Для того чтобы выходить на конкурс, нужно иметь определенные основания. Мы, надеюсь, имеем. Завоевываем разные гранты, например, от правительства Москвы и ведущих международных компаний Microsoft, Intel. Отдаем отчет в том, что этот конкурс имеет высший ранг, потому что проходит под патронатом президента. Учитывая такую ответственность, предлагаем проект, как раз связанный с самой актуальной проблематикой - подготовкой современного учителя. Это создание инновационной, информационно-образовательной среды для подготовки учителей и повышения квалификации преподавателей. У меня есть идея - перейти от компьютерного класса для групп к компьютеру для каждого студента и каждого преподавателя. 10 тысяч компьютеров нужно связать в единую сеть для выхода в интернет, чтобы ребята в любое время могли получить консультацию, ту или иную информацию.

- Поможет ли конкурс, призванный выявить лучшие инновационные вузы страны, существенно улучшить уровень высшего педагогического образования?

- Хотя конкурс и способствует появлению конкурентной среды, но он все же носит избирательный характер, нацеленный на законченные научные образцы, которые уже созданы и доказали солидный уровень в данной области. Но это порождает другую, на мой взгляд, серьезную проблему: мы как бы делим учебные заведения на черные и белые, на так называемые инновационные и остальные. А ведь в той, остальной части, не владеющей инновационными технологиями, находятся большинство учеников, студентов и преподавателей.

Как их выравнять и подтянуть до уровня лучших? Ведь студенты и школьники не виноваты, что они оказались вне инновационного поля. Разрыв может быть усугублен еще больше, ведь прогресс постоянно ускоряется. Поэтому следует сделать так, чтобы паровоз, то есть лидер, тянул за собой остальных, весь состав. Надо, чтобы лидеры не замыкались в собственных успехах, в своих финансовых ресурсах, а направляли определенные усилия на поддержку, на вытягивание из трудного положения других профильных заведений. Это прежде всего касается базовых школ, с которыми они связаны.

- Предположим, что вы одержали победу. Удастся ли вам распорядиться серьезным инвестиционным ресурсом так, как нужно и полезно вашему вузу, и в те сроки, которые определены?

- Проект предполагает представление совершенно конкретной сметы с конкретными рекомендациями по всем видам расходов. Все это наше планово-финансовое управление просчитало. Конечно, мы даем реальные цифры, мы претендуем не на миллиард, а на 400 миллионов и их используем в те сроки, которые установлены.

Я надеюсь, что университет как серьезный бюджетополучатель получит право государственного заказчика, делегированное от органа государственной власти, в данном случае от Департамента образования города Москвы, для того, чтобы эту работу вести более оперативно и динамично. Мы специально обучили троих сотрудников, которые знают все нюансы, сложности этого конкурса. Мы предварили эту проблему, сделали упреждающие действия.

Половина наших студентов учится на бюджетной основе, а на платной - менеджеры, специалисты госуправления, дизайнеры, т.е. не педагоги. Я категорически настроен против тех предложений, которые выдвигаются некоторыми чиновниками по поводу ликвидации непрофильных специальностей в педвузах. А вы знаете, что это дает вузу? Мы готовим будущих педагогов с учетом реалий нынешнего времени, правового поля. Будущие учителя получают экономические знания от преподавателей экономического факультета. И все, естественно, получают психологическую подготовку. Все это заслуга нашей профессуры, а не приглашенных специалистов неизвестного уровня со стороны. На историческом факультете есть отделение, которое готовит специалистов по связям с общественностью. Историк, владеющий приемами пиара, педагогического и социального мониторинга, имеет особую ценность.

Попытки загнать в угол «голой» педагогики и изолировать педагогическое образование от реалий современной жизни бесперспективны. При современных интеграционных процессах в обществе, информационных технологиях говорить о чисто педагогическом образовании, по крайней мере, недальновидно. Хорошо, что вуз взял на себя ответственность готовить разносторонних специалистов.

Это новый взгляд на подготовку современного учителя.

- В России скоро появятся образовательные супергиганты. Речь идет о создании новых университетов в Сибирском и Южном федеральных округах. Может ли эта тенденция коснуться и педагогических университетов?

- Пока еще рано говорить, что из этого получится. В принципе идея хорошая, но все зависит от того, как ее будут воплощать. Удобно, когда в одном вузе можно сосредоточить целый набор мощных специальностей. Но как это организационно выстроить? Как упорядочить учебный процесс? Об этом нужно очень серьезно думать.

- А какой эффект может быть от объединения педагогических университетов?

- Есть разные точки зрения. Кто-то считает, что педвузы отсталые и их надо либо объединить с классическими университетами, либо сделать чисто учительскими институтами с четырехлетним сроком обучения, как было когда-то. Я не сторонник ни того, ни другого подхода. Практика показала, что превращение педвузов в классические университеты в значительной степени осложнило ситуацию с педагогическими кадрами в школе. Как только это происходит, подготовка учителей становится второстепенным делом.

Если педагогический вуз, скажем в рамках Центрального округа, займет ведущее место и вокруг себя соберет какие-то педагогические вузы в одном регионе, я думаю, что это вполне допустимая модель. Объединять классический университет, технический вуз или аграрный университет я бы не стал, потому что задачи у первых, вторых и третьих разные.

Уверен, что образование в России обязано перейти в особый инновационный режим развития. Только в этом случае возможно сохранить лучшие традиции народного образования и одновременно учитывать мировые тенденции развития образовательных систем.

Чтобы Россия смогла остаться одним из ведущих государств, нам необходимо ориентироваться на высокий уровень современного образования, адекватно отвечая на вызовы ХХI века.