Критики прошлых лет в один голос отмечали «гайдаровские традиции» его прозы. Мне же предтечами Крапивина в литературе видятся прежде всего одухотворенный загадочный Грин, кудесник Паустовский.

Да и Гайдар, бесспорно. Прав Сергей Михалков: юные рыцари Крапивина - прямые наследники Кибальчиша и Тимура, также готовые вступить в сражение с любой несправедливостью. А ведь Гайдар еще и стилист первоклассный!

И все же Крапивин - явление в русской словесности уникальное. Его талант ярко индивидуален, неповторим. Не случайно, возвращаясь в зрелости к любимым книгам детства (обычно это происходит, когда в семье подрастают новые читатели), не разочаровываешься «вторым прочтением» Крапивина: сила художественного воздействия автора не ослабевает с годами, что само по себе потрясающе!

Мы любим Крапивина-прозаика. Знаем Крапивина-поэта: во многие его произведения «вкраплены» стихи и песенные тексты - веселые и грустные, для дружеской компании и мятущейся в тревоге одинокой души... Наслышаны о нем как о создателе «Каравеллы» - отряда юных корреспондентов, моряков и фехтовальщиков, адмирале детской парусной флотилии, организаторе и участнике соревнований и походов на яхтах. А однажды открыли для себя и художника Владислава Крапивина: авторские иллюстрации украсили его волшебную сказку «Серебристое дерево с поющим котом».

Талант поистине всегда многогранен!

- Живу теми же бедами, тревогами, что и вся Россия, - говорил Владислав Петрович. - Досаду вызывает беспомощность, бессилие изменить что-либо... В своих последних повестях пытаюсь показать пагубность жестокости, зла, какими бы «высокими» целями ни пробовали их оправдать. Увы, история показывает, что далеко не всегда искусство способно изменить мир к лучшему. Создано столько гениальной музыки - откуда же, спрашивается, берутся всякие мерзавцы?! Конечно, помогают существовать, поддерживают письма читателей - детей и взрослых. Как и все, надеюсь на хорошее. Что еще остается: весь двадцатый век только и делали, что надеялись...

Словно продолжение нашего разговора - крапивинское письмо. «Есть, однако, одно утешение - среди нынешних ребят все-таки встречаются и такие, кто любит серьезные книги (в это трудно поверить, глядя нынешние телепередачи). Я с ними иногда встречаюсь в библиотеках и школах. Подумать только: эти дети даже предпочитают чтение компьютерным играм. Таким образом, какая-то надежда на будущее сохраняется. Я имею в виду светлое будущее...»

Да и в смутные десятилетия могикане из «потерянного» перестроечного поколения читали книги Крапивина! Золотые зерна разума и добра не могут не дать всходов. Значит, не все у нас столь беспросветно, безнадежно?..

Всемирно известный писатель-уралец признался мне: «...во сне я часто вижу себя мальчишкой на заросшем обрыве у реки Туры, который пытается найти вход в какое-то таинственное подземелье. В самом деле!»

Попутного бриза, Командор!