А модернизация Вооруженных Сил требует решительнее менять отношение юношества и общества, в целом к срочной службе в армии. После отмены значительного числа отсрочек солдатами станут значительно больше парней, нежели сегодня, а сокращение срока службы по призыву до года потребует более качественного и лучше подготовленного пополнения армии.

Где формировать готовность юного гражданина стать воином? Ответ очевиден - в школе. Она должна воспитать выпускников для выполнения всех обязанностей гражданина. Почему же многие выпускники не готовы и отдать конституционный долг в солдатском строю? Поиск ответа на этот вопрос наш автор продолжил в той же подольской школе №14 после опроса учащихся.

Взгляд педагога

Былая система начальной военной подготовки (НВП) канула в Лету. Нынешняя не решает всех проблем. Как она организована и что дает? С этим вопросом автор обратился к подольским педагогам. И выяснилось, что говорить о системе НВП вообще не приходится. Что абсолютно естественно. Такого предмета в школе нет. Есть раздел курса Основ безопасности жизнедеятельности (ОБЖ) - «Основы военной службы».

По словам Людмилы Балакиной, преподающей этот курс 6 лет, в школе №14 в рамках ОБЖ делается все возможное, чтобы школьники (причем и мальчики, и девочки) получили первичные военные знания и навыки. Ребята знакомятся со сведениями об оружии массового поражения и средствах защиты от него, Вооруженных Силах, воинских уставах, войсковом товариществе, армейских ритуалах, огневой и тактической подготовке. В качестве строевой подготовки перед уроком ОБЖ в коридоре проводят построение. Но проводить собственно «военные» занятия женщины-учителя (а именно они ведут курс ОБЖ в школах) просто не в состоянии. Их педагогический опыт, даже самый значительный, при всем желании и самоотверженности не может заменить военную подготовку, опыт армейской службы. По словам подольских педагогов, в их городе преподают ОБЖ лишь 5 - 6 мужчин.

А материальная база военной подготовки? Что о ней можно говорить, если учительнице одной из школ пришлось просить охранника принести на урок ОБЖ личное зарегистрированное оружие, чтобы дети получили бы хоть какое-то представление о стрелковом вооружении?..

Да, есть предмет ОБЖ, проводятся пятидневные учебные сборы, в которых участвуют представители армии. Но разве этого достаточно, чтобы сформировать у юношей готовность стать солдатами?

Учителя часто лишены возможности вывезти детей в тир, чтобы они получили хоть какие-то впечатления от стрельбы. Военная подготовка ведется в основном «на пальцах», по книжке, учебнику. Системы формирования самых элементарных, начальных навыков не существует. И это не вина школ. Их руководители и педагогические коллективы стремятся дать детям знания. Но за редким исключением все это - лишь сухая теория. К тому же на плечах учителей - огромная нагрузка. К примеру, упоминавшаяся Людмила Балакина помимо ОБЖ ведет труд, черчение и ряд других предметов.

Педагоги жалуются на то, что военкомат неохотно идет навстречу школе, на сотрудничество в подготовке юношей к военной службе. Он обычно сосредоточен на подготовке к призыву. И это естественно. Военкомат занят своими прямыми весьма трудоемкими обязанностями. Школьная педагогика вне его компетенции, относится к иной сфере.

Но обществу нужны защитники, а государству - солдаты. И коль эта нужда все острее, а качество призывного контингента все ниже, надо искать выход. Может быть, подумать о том, как Вооруженным Силам наладить взаимодействие с системой образования... Но за чей счет? Было бы неразумно «навешивать» эти расходы на военный бюджет. У армии своих сложных проблем, в том числе и социальных, - невпроворот.

Конечно же, можно долго разглагольствовать о следствиях антиармейской кампании и «пацифистской» политике прошлого десятилетия, недооценке начальной военной подготовки, причинах многих проблем обеспечения безопасности страны. Но что изменится?

Нужны дела

«Болячки» ясны. Надо «лечить». Если есть проблема государственного масштаба, национальной безопасности, значит, решать ее надо по-государственному, не из карманов учителей или военных, а за счет госбюджета. Причем начиная с кадров.

Куда пропали прежние педагоги НВП, как правило, офицеры запаса? Их - кормильцев семей - «спровадили» из школ нищенские зарплаты. Поэтому азы военных знаний преподают женщины.

Почему слаба материальная база ОБЖ? Все та же нехватка средств.

Опрос учащихся показывает, что в теоретическом плане они подготовлены неплохо, обладают достаточно широкими для своего возраста сведениями о Вооруженных Силах, солдатской службе. Уроки ОБЖ, хоть предмет и не является основным, ребята посещают, как правило, охотно. И двоек почти нет, в основном - «отлично». Необходимость срочной службы для мужчин признает большинство, но при этом у юношей нет желания идти в армию, по признаниям педагогов, в основной своей массе они подвержены пацифистским настроениям. Таково отражение в детских душах противоречия реальной жизни между абстрактными патриотическими чувствами многих наших соотечественников и отсутствием у них сознания конкретного конституционного долга гражданина перед Отечеством, готовности этот долг выполнять. К примеру, когда педагоги одной из школ Подольска стали оформлять стенд с фотографиями о воинской службе учеников, обнаружилось, что из десяти парней служат только двое. Остальные так или иначе избежали призыва.

По мнению педагогов, для исправления ситуации требуется повысить зарплаты и финансирование учебно-материальной базы НВП, вернуть в сферу ОБЖ преподавателей-мужчин. Необходимо также взаимодействие с военкоматами и Вооруженными Силами в целом. Нужны выезды детей в воинские части, чтобы они смогли побывать в казарме, увидеть жизнь солдат, хлебнуть армейских щей. Но и на это нужны деньги...

Пока же для большинства старшеклассников армия - картинка в книге, кадр из фильма и «страшилки», услышанные в подворотнях.

Где выход? Быть может, стоит прислушаться к мнению педагогов: должна быть создана как элемент начальной военной подготовки система реального знакомства учащихся с военной службой.

Государство проводит реформу системы военного образования, и было бы разумно расширить ее рамки, распространить ее на систему начальной военной подготовки в школе. Возможно, для этого целесообразно вернуть школьную программу НВП. Проблема еще и в том, что с начальной военной подготовки должны быть связаны и другие предметы. Так, подольские учителя считают, что необходимо больше учебного времени выделить для физкультуры. Современные юноши слабо подготовлены физически, от чего армия давно «стонет». К тому же большинство не имеет никаких трудовых навыков. В результате призывают неумеек, которым даже с саперной лопаткой управиться трудно, не говоря уж о работе на технике.

Разумеется, необходимо укрепить материальную базу школ.

Руководство Минобороны рассчитывает на приток выпускников как раз таких провинциальных школ, как подольские на солдатскую службу по контракту и в создаваемые учебные военные центры при ряде вузов. Но для этого в программы школ нужно заложить эффективные элементы военно-профессиональной ориентации и военно-патриотического воспитания.

Пока все с точностью до наоборот. Школьными программами предопределен аттестат «незрелости» юного гражданина к выполнению конституционного долга защитника России. Требуется на новой, современной основе возродить систему подготовки учащейся молодежи к военной службе, отвечающую преобразованиям военной организации государства, реальным, продиктованным нуждами национальной безопасности потребностям в количестве и качестве пополнения силовых структур.