В своей работе несколько коллективов - Центр качества образования, МИОО, наш институт, работники Департамента образования прошли через несколько достаточно сложных этапов нашей работы.

После того как была вывешена заявка на сайте, поступила 161 письменная заявка, эти заявки были прочитаны всеми экспертами, в результате анализа и взаимного обсуждения были отобраны 64 школы для участия в конкурсе, и нам стало понятно (с точки зрения процедуры), что предстоит сложная работа. Два дня члены жюри слушали выступления директоров школ, работая от зари до зари.

На меня проведение конкурса «Строим школу будущего» произвело очень сильное впечатление. Условия были сложными, но атмосфера конкурса, когда директора начали говорить о «Школе будущего» как о вполне реальном деле, меня очень порадовала. Если мы создадим в Москве клуб «Школа будущего» и его участники будут предлагать решения этой проблемы, то такую школу мы создадим.

Директора на конкурсе работали в группах, они имели разные подходы, разные позиции, разное представление о решении многих проблем, но они искали и находили, что важно, общие подходы, вырабатывали общие позиции, определяли направление продвижения к «Школе будущего».

Я получил удовлетворение от конкурса, хотя, наверное, нам не удалось привлечь больше школ, чем 160 с небольшим. С другой стороны, все условия конкурса и критерии были помещены на сайте. К первому этапу конкурса мы старались подойти неформально, дав возможность всем подать заявку на участие, высказаться и быть услышанным, втянув в конкурс все те школы, у которых есть потенциал. Кстати, у всех московских школ потенциал разный. К сожалению, была еще одна промашка - мы не пригласили к участию в экспертной группе и в жюри представителей городских педагогических вузов.

Что касается процедуры отбора, то мне она показалась интересной, поскольку не только директора, но иногда и даже команды школ представляли свою позицию относительно школы будущего. Мы старались поставить директоров в такую ситуацию, когда они могли бы хотя бы частично уйти от двух моментов: оценив на первом этапе поданные заявки, попытаться построить такой диалог директоров, при котором конкурс не стал бы конкурсом заранее написанных текстов. Нам совершенно понятно, что директор сам ведет достаточно сложную и технологически реально построенную практическую работу, но описать ее в заявке невозможно. Заявка сама по себе важна, но нужен и важен еще живой разговор. Второй момент - конкурс должен быть конкурсом содержательного анализа технологий, а не шоу, где люди поют, танцуют и производят чисто эмоциональное воздействие на жюри и экспертов.

Мы предложили участникам конкурса пройти пять этапов. На каждом они должны были представить результаты работы в группах. Все они прошли через три задания. Первое - «Моя школа - российская школа будущего», и оценивалось оно по четырем критериям: наличие проектной идеи, масштабность предлагаемых изменений, фундаментальность проектного решения, реализуемость проекта.

Было ясно, что каждый из приглашенных экспертов будет оценивать увиденное по-своему, они оценивали, как сказал Алексей Семенов, на уровне ума и совести. Под этим имелось в виду очень важное: каждый эксперт лично отвечал за выставленную оценку, но, отвечая за нее лично, он должен был определенным образом по этим четырем критериям первого этапа поставить баллы.

Второй этап назывался «Изюминка школы будущего». Всем собравшимся, когда они прослушали первый этап презентации, было важно еще сказать то, о чем никто до него еще не сказал, но что обязательно в пространстве школы будущего нужно учитывать. Этот этап оценивался по оригинальности актуальности. То есть, с одной стороны, мы оценивали, насколько оригинальна высказанная идея, с другой стороны, насколько эта оригинальная идея не что-то из ряда вон выходящее, а актуальна для реального развития практики образования и того, что происходит с детьми.

Наконец, третий этап - это технология выращивания «Школы будущего», где, на мой взгляд, уже надо было совершенно сказать, как идею или проект можно конкретно выращивать, как ее можно формировать. Эта работа оценивалась по пяти критериям: наличие общего проекта, соотнесенность индивидуальной идеи с общей идей, технологичность (не только слова, но и технология), многоаспектность проектного решения и наличие ресурсного обеспечения. Все школы были разбиты у нас на шесть групп: «Поддержка и укрепление здоровья», «Новое содержание образования», «Многоаспектные школы - образовательная среда», «Новые формы организации учебного процесса и управленческие модели, технологии обучения», «Профессиональное самоопределение и взаимодействие школы с научными структурами и вузами», «Новые воспитательные модели». После работы в группах участники конкурса говорили об общей позиции и выносили на суд жюри еще и свой собственный, личный проект школы.

После первого дня работы мы определили полуфиналистов, по баллам оказалось, что времени - три минуты, отведенных на то, чтобы рассказать об идее, хватило всем. Для нас самих это было удивительно, как они сумели в такой сжатый временной отрезок максимально уложить свой рассказ. Три минуты для многих оказались очень содержательными и насыщенными.

На второй день у нас были два основных задания со своими критериями. Первое называлось «Социальный макрокосм школы будущего», то есть нужно было высказать идею об окружающей школу социальной среде. Идеи оценивались по параметрам: содержательность проектной идеи, проработанность управленческой модели относительно заявленного проекта, появление новых профессиональных позиций, которые необходимы для реализации проекта, индивидуализация образовательного процесса. Второй и последний этап назывался «Микрокосм школы будущего», то есть внутренняя организованная среда, оценки выставлялись по тем же параметрам, что и первое задание.

В результате последнего этапа нам стало понятно, что 34 полуфиналиста могут сформировать «Клуб школы будущего», то есть такую среду, в которой могут работать разные ученые, в том числе и вузовские, поскольку это уже некоторая вариативная платформа или база, на которой могут разрабатываться и приниматься разные и очень интересные решения.

Из 34 полуфиналистов были отобраны 15 школ, которые по баллам оказались впереди всех остальных школ. С другой стороны, всем экспертам было понятно, что, конечно, баллы очень важны, но при этом очень важна та коллективная атмосфера, тот возникающий коллективный клуб, который сформировался за два дня работы на конкурсе.

У меня сложилась некоторая предварительная модель того, как сегодня может быть представлено некоторое пространство формирования «Школы будущего». На мой взгляд, в принципе случилось следующее. Есть базовый образовательный процесс, который на высоком уровне идет фактически во всех школах, есть первое формирующееся пространство - проблемы, связанные с индивидуализацией обучения, с технологиями индивидуализации. Есть второй блок - социокультурное проектирование, при котором школа активно выходит в образовательную среду и реализует связь с вузами, с производствами. Наконец, третье - детско-взрослая исследовательская общность, где возникает пространство обновления знаний, в каждой из этих сред на своих основаниях используются информационные технологии и средства обеспечения решения задач. Все это - приблизительная картинка, которая мне лично позволила понять происходящее. На второй картинке расписаны определенного типа критерии каждого из этих пространств. С этой точки зрения для меня после этого конкурса в результате того, что я слышал от участников конкурса, школа будущего - это, возможно, такое многомерное фазовое пространство, где все эти четыре структуры на определенных принципах могут заполняться неожиданными, но очень технологичными и интересными решениями.